Дело Ильи Фарбера

tvrainОсужденный за взятку сельский учитель Илья Фарбер в камере СИЗО N1 Твери дал интервью ведущей телеканала "Дождь" Ксении Собчак и рассказал, что не собирается просить о помиловании и готовится после освобождения помогать как заключенным, так и работникам исправительной системы.

Илья Фарбер говорит, что не жалеет о переезде из Москвы в Тверскую область в 2010 году и решении стать сельским учителем и директором ДК, которое в итоге и привело его к тюремному заключению. "Я делал, что надо было делать. Я об этом не жалею. Я поехал туда, потому что было дымно в Москве, и повез туда детей. Там мне понравилось, и там нужен был учитель в школе, я стал учителем. Потом нужно было доделать клуб, я стал директором клуба. Потом нужно было сесть в тюрьму, я сел в тюрьму. Я не жалею", - сказал он.

Говоря о возможности подать прошение о помиловании, Фарбер заявил, что отказывается признавать свою вину, "просто потому, что ее нет", и против того, чтобы "просить каких-то подачек". При этом он думает о том, чтобы написать открытое письмо не только о себе, но и об участницах Pussy Riot и "болотном деле". "Я прекрасно понимаю, что есть люди, у кого намного острее проблемы стоят в жизни, жизнь больше подвергнута опасности, они находятся в более плохих условиях", - говорит он.

Полную версию смотрите на сайте "Дождя". Сайт NewsRu.Com приводит краткое содержание беседы.

По мнению Ильи Фарбера, есть большая категория заключенных, которые считают, что "все, жизнь уже прошла" и "все, расслабься, ты в тюрьме, поэтому чифир, сигареты и побольше лежать, поменьше думать, погромче радио, жалко, телека нет. Все. В принципе, как и на свободе. Такая же тюрьма у людей". Эти заключенные воспринимают его не как VIP-заключенного, а "как дурака" и учат его тому, что "если бы сидел тихо", то "намного раньше уехал на зону". "Вот когда мне с этим задают вопрос, то я также спрашиваю, а в чем, вообще, смысл существования человека? Цель-то какая? Вот хорошо, "сидеть тихо". В обществе сейчас все на стереотипах, вот эти решетки - это те стереотипы, которые окружают людей там, за забором. И они сидят в тюрьме еще похлеще, чем, думаю, я. Потому что цель выйти - это недостойная цель. Последнее дело самое - это дрожать за свою шкуру. Это последнее самое дело", - сказал Фарбер в интервью.

Он считает, что его дело стало политическим за счет широкой огласки и теперь "вредит имиджу страны". Фарбер вспомнил, как работал в правительственном доме отдыха "Снегири" в Подмосковье с "самыми несчастными детьми", которым "не нужен был вертолет в выходные, им не нужны и Гавайи, но им нужно было папу, маму видеть и колыбельную слышать", и назвал "государственным садизмом" систему приучения детей к "рабской психологии".

Говоря о судебном процессе, Фарбер рассказал, что ему "предложили государственную систему": взять на себя несуществующую вину, чтобы получить условный или небольшой реальный срок. Эта же схема, по его мнению, действует и в "болотном деле" (цитата):

"Там просто невозможно, адвокаты ничего не значат вообще, подсудимые ничего не значат вообще, здравый смысл никому не нужен, и ничто человеческое там не присутствует. А наоборот".

При этом, по его словам, эта государственная машина "включает адвокатов в себя только для вида", навязывая им свои правила, чтобы они "поменьше рассказывали заключенным и своим подзащитным об их правах, поменьше обжаловали что-то". "Адвокаты прекрасно сейчас знают, что, если подсудимый не признает вину, получает максимально жесткое наказание, едет в максимальную даль, куда-нибудь в Тьмутаракань, и еще и там его мучают изрядно. Если же он сидит тихо, тогда все может быть по-другому. Он может за очень тяжкое преступление получить немного лет, и сидеть хорошо, и близко к родным. Это все знают адвокаты", - рассказал осужденный учитель.

Фарбер пообещал, что, когда выйдет на свободу, обязательно будет заниматься правозащитной деятельностью, помогать как заключенным, так и тем, кто работает в тюрьмах, изоляторах, колониях, потому что "они нуждаются в помощи".

Самым страшным для заключенных он назвал перевозку в автозаках, где людей впихивают в "стаканы", металлические ящики, способные шокировать даже карлика, и "диких поездах", которые называются "Столыпин", и по соседству едут больные с открытой формой туберкулеза и "многодетные отцы невиновные". О заявил, что было бы неплохо устраивать "дни открытых дверей", чтобы люди посмотрели на автозаки, в которых перевозят их близких.

Комментируя акции протеста своего старшего сына Петра, Илья Фарбер сказал (цитата):

"Вот вы говорите, кто-то пишет, что сын на горе отца делает пиар. Да нет горя у меня. Какое же у меня горе, если у меня такой сын?".

По его словам, Петр пытался показать, что те, кто находится на свободе, на самом деле сидят в клетках, в то время как свободные люди вышли на улицы и "Алексея Навального не посадили".

Напомним, Илья Фарбер был признан виновным в том, что, по мнению прокуратуры, в 2011 году получил 300 тыс. рублей от директора коммерческой организации за то, что позволил подрядчику продолжить ремонтные работы в ДК, а через месяц - еще порядка 132 тыс рублей за подписание акта выполненных работ. На деле они были проведены не в полном объеме. Как считают следователи, подписав указанный акт, Фарбер причинил бюджету учреждения ущерб в сумме 941 тыс рублей.

В 2012 году Тверской областной суд приговорил учителя к восьми годам лишения свободы в колонии строгого режима. Этот приговор был отменен Верховным судом РФ и отправлен на новое рассмотрение в Осташковский суд, который признал Фарбера виновным в получении взятки и злоупотреблении должностными полномочиями и назначил наказание в виде 7 лет и 1 месяца в колонии строгого режима. Приговор вступил в законную силу. Однако после того, как президент РФ Владимир Путин назвал дело Фарбера "вопиющим", прокуратура заявила о необходимости смягчения наказания и добилась восстановления сроков обжалования вынесенного приговора. Сам Илья Фарбер намерен участвовать в процессе без помощи адвокатов, поскольку считает их бесполезными.

На этом фоне резким контрастом выделяется суд, который недавно состоялся в Москве. как сообщает РБК со ссылкой на СКР по Москве, 25-летний житель подмосковного Зеленограда Сергей Ревякин был признан виновным в совершении 24 изнасилований. Но в результате он получил всего шесть лет тюрьмы в колонии общего режима.

"В период с 2004г. по 2012г. на территории Зеленограда и микрорайона Митино мужчина совершал преступления против половой неприкосновенности девушек и женщин, нападая на них преимущественно в кабинах лифта", - рассказали следователи.

Известно, что некоторым своим жертвам насильник угрожал ножом. С.Ревякина задержали год назад после совершения очередного нападения, благодаря тому, что женщина смогла описать насильника.

"В ходе расследования указанного уголовного дела следствие тщательно проверило мужчину на причастность к совершению иных аналогичных преступлений, совершенных на территории города Зеленограда и микрорайона Митино. Были проведены многочисленные опознания, молекулярно-генетические и судебно-медицинские экспертизы", - резюмировали следователи.

Как отмечают в СКР, обвиняемый признал свою вину полностью "под натиском собранных доказательств". Гособвинение таким небольшим сроком заключения для серийного насильника осталось довольно.

То есть получается, что с точки зрения российского "правосудия", за каждое изнасилование Ревякин получил примерно три месяца общего режима. При этом за каждую купюру, определенную прокурором по аудиозаписи (!) Фарбер получил 2,8 месяца строго (!) режима.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

 

 

Статья прочитана 186 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Дело Ильи Фарбера"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь