Марина Токарева. Сцена погрома

Художественный руководительм МXАТ им.А. П. Чеxова Олег ТабаковПравославная общественность написала донос на Олега Табакова, пишет журналист "Новой газетыМарина Токарева. Ниже приводим статью полностью.

Участники религиозного движения «Божья Воля» собирают подписи за отставку Олега Табакова с поста руководителя Московского художественного театра (МХТ) имени Чехова. Так называемые православные активисты адресуются лично Путину, лично Мединскому.

Данный факт — тест-драйв по уродливо исказившемуся лицу общества. Сейчас не говорю о бредовости самой инициативы. Не упоминаю, что такие обращения сильнее, чем авторов, компрометируют адресатов. Не вспоминаю даже и о том, что православные активисты — это  оксюморон. В Церкви их не бывает. Активисты бывают в партии и на Селигере. А уж православные — только в «Союзе Михаила Архангела», упокоившемся, как мы еще недавно уповали, в истории.

Важно другое. В России ХХI века театр снова становится площадкой потенциального погрома. Еще вчера в кошмаре не привиделось бы, а нынче «представители «Божьей Воли» считают кощунственными постановки спектаклей «Идеальный муж» и «Братья Карамазовы» в МХТ и требуют отправить в отставку всех, кто имел к этим постановкам отношение, а сами спектакли — отменить». И эту хрень распространяют средства массовой информации!

Казалось бы, в сегодняшнем цивилизованном мире — место активистов на общественных работах. За что? Да за оскорбление чувств! Моих, например, — постоянного (по роду занятий) посетителя храма искусств. А еще — прав потребителя-зрителя, который пришел в театр, купив билет за деньги (от полутора до 10 тысяч), вовсе не для того, чтобы смотреть из зала на сцену, где выражает себя некое Энтео. И о чувствах своих готова подробно рассказать в суде, если их оскорбители будут сидеть на соответствующей скамье.

Но они не сидят, а пишут. Притом на высочайшее имя. Оно и понятно. Это ведь именно теперь, на третьем сроке нынешнего президента, сложилась особо ароматная атмосфера, в которой это все стало возможным. Прямо как в спектакле Богомолова «Карамазовы», где черт варит в кастрюле мерзкую слизь и вытаскивает из нее младенца-Смердякова. Вот в таком бульончике и возникают активисты, смеющие считать театральные постановки кощунством. К чему приводят такие публичные экстазы, знаем из истории. В канун первой русской революции, сто восемь лет назад, Станиславский подробно описал это в письме. Вторжение на сцену МХТ во время спектакля повторено, как в кривом зеркале. И другие реалии столетней давности: думал ли звездный бедняга Томас Остермайер, когда договаривался о демонстрации своего спектакля «Смерть в Венеции» на Зимнем Петербургском фестивале, что дикое российское казачество окажется так чувствительно к прозе немецкого классика Томаса Манна? До такой степени, что станет осквернять стены петербургского Малого Драматического театра — Театра Европы гнусными надписями и рисунками?

Да, в двух своих последних спектаклях на большой сцене МХТ Богомолов нарушил множество табу. Главное — табу на десакрализацию классики (в данном случае романа Достоевского «Братья Карамазовы»). А социопсихологи уверяют, что нарушение табу — действие, высвобождающее огромную (как правило, темную) энергию, и вот одна часть племени, на глазах которого это происходит, ликует и аплодирует, а другая берется за топоры.

В 1905 году за черносотенцев приняли актеров. И на помощь им побежали люди из зала. В нынешнем МХТ наоборот — так называемых активистов приняли за артистов, и зал оторопело наблюдал на происходящим. Почувствуйте разницу.

Оттого что мы то и дело сегодня оторопело наблюдаем, многое становится дозволено. Как не вспомнить тут любимую цитату из Пастернака: «...мы гибнем от собственной готовности»…

А между тем молчит, как воды в рот набравши, правительство в лице креатора нашего и знатока черных мифов российской истории министра Мединского. Ну и кто будет при общем безмолвии «пресекать»? Чтобы неповадно было лезть на сцену и в кадровую политику, писать на стенах и в соцсетях?

Неужто России сегодня нужна специальная хартия, чтобы отстаивать права художников?! Чтобы заново осознать роль театра? Об этом заговорил в Петербурге после событий на фестивале Лев Додин.

И под занавес. Странно мне, что безмолвствует театральный народ. Это как раз тот случай, когда требуется цеховая солидарность, энергия общего негодования.

И еще. Почему молчат ученики? Артисты, вышедшие из «Табакерки», воспитанные Табаковым. Самые громкие имена поколения — Сергей Безруков, Евгений Миронов, Владимир Машков? Константин Райкин, наконец.

«Подошла, как говорил Ф.М.Д., минуточка», когда пора, пора публично заступиться за учителя, независимость и достоинство цеха.

От редакции

Обычно мы стараемся не комментировать публикации, размещенные в рубрике "Мнения" - каждый имеет право на свою точку зрения. Но в данном случае Марина Токарева подняла, на наш взгляд столь важную тему, что мы считаем необходимым добавить свой постскриптум.

Мы с глубочайшим уважением относимся к Олегу Павловичу Табакову и его творчеству. Но проблема, на наш взгляд, в том, что Олег Павлович сам, собственными руками, собственной беспринципностью, собственным холуйством щедро удобрил почву для этого маразма!

Только одним своим шагом: став "доверенным лицом" Путина.

Продал душу дьяволу.

Теперь пора платить по счетам.

И теперь Олег Павлович пожинает то, что посеял.

Это не злорадство - это констатация факта.

 

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

 

 

Статья прочитана 902 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Марина Токарева. Сцена погрома"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь