Альфред Кох. Все мое христианство

225079_554978184535911_2042204399_nУ меня была одноклассница. Её звали Наташа Гринченко. У неё не было обеих ног. Сильно выше колен. Она носила протезы. Передвигалась она немного наклонившись вперёд и выбрасывая свои искусственные ноги как циркули – по окружности. На протезах у неё были суставы, но они гнулись только когда она садилась. Стоя они фиксировались и удерживали её в вертикальном положении.

Она была симпатичная, статная хохлушка с черными глазами и темно-каштановыми волосами. Её лицо выражало какое-то коровье смирение со своей судьбой и она ничего хорошего от жизни не ждала. Училась она плохо. С тройки на двойку. После восьмого класса она ушла в ПТУ и дальше я её ни разу в жизни не видел.

Отчего она потеряла свои ноги – неизвестно. Говорили, что совсем ещё маленькой она попала по поезд. Но точно никто ничего не знал, а она сама – не рассказывала. Последнее время я часто вспоминаю её. Запомнилось почему-то, что она поначалу даже ходила на физкультуру! Маршировала вместе с нами, пыталась что-то изобразить по гимнастике…

Однажды во время какого-то упражнения она плашмя упала на маты и её протезы неестественно лязгнули и выгнулись в обратную сторону. Мы все отвернулись. После этого она уже больше не ходила на физкультуру. Наверное наш учитель поговорил с родителями и те прекратили это издевательство над ребёнком.

Я помню как однажды на уроке я сидел рядом с ней через ряд и видел как маленькие винты из её протезов торчат из дырки в колготках. Я был ещё совсем маленький, мне было не больше тринадцати лет, я чувствовал какой-то дискомфорт, какое-то неудобство, что там, где у неё холодные железки, у меня – живые, тёплые ноги…

Давайте честно. Она скорее всего не построила семьи, не родила детей. Выучившись на швею, работала в смену на фабрике. Сейчас ей осталось два года до пенсии. У неё однокомнатная квартира. Обстановка. Она наверное выпивает. Да не наверно, а точно.

Каждое утро, она кряхтя одевает свои опостылевшие протезы. Шаркает на кухню, ставит чайник. Потом стоит на остановке. Потом идёт в цех. После работы - домой. «Давай поженимся», Малахов, выдуманные проблемы, высосанные из пальца трагедии… И ни разу, ни одного разу у неё не родилась в голове мысль о самоубийстве. Ни разу она не возопила и не пришла в отчаяние.

С этим самым коровьим смирением она опять каждое утро шаркает на кухню, ставит чайник, слушает безумный бред Гузеевой о том как лучше исхитриться и выйти замуж. Её чрево уже иссохло так и не познав мужчины, не почувствовав разрывающей боли родов …

Но она живёт. Она смотрит на людей. В ней нет ни зависти, ни злобы. Только терпение и сосредоточенность во взгляде. Я помню этот взгляд. Так она на меня посмотрела, когда поймала мои глаза, уставившиеся на торчащие из колготок протезные винты…

Вот такая вот жизнь. Это ли не настоящее мужество, так жить? Христос её отблагодарит так, как никого из нас. В это я верю всем сердцем.

В этом, собственно, и состоит моя вера. Пожалуй, в этом почти что всё моё христианство и есть.

Альфред Кох.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

 

 

Статья прочитана 779 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Альфред Кох. Все мое христианство"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь