Украина. Свидетельства очевидца #євромайдан #украина #евромайдан #киев

382816_159912817442293_532193845_nКорреспондент интернет-газеты "Региональные вести" Вячеслав Егоров взял интервью у человека, который не­посредственно присутствовал на Майдане и ул. Грушевского, который общался с людьми по обе стороны бар­рикад и может дать оценку событиям, основываясь на увиденном.

Знакомьтесь: Аркадий Бабченко, основатель про­екта «Журналистика без посредников», рассказывает о своих впечатле­ниях по теме.

– Аркадий, в Интернете, дома на кухне и где только не обсуждают си­туацию на Украине, по федеральным каналам ежедневно идёт пропаганда позиции Кремля по данному вопросу, что не может не повышать градус дис­куссий. Давят в основном на то, что Западная Украина – чуть ли не враг, стремящийся к власти, чтобы, придя к ней, устроить националистические порядки, ввести на территорию вой-ска НАТО и разорвать с Россией все отношения. И русских там ненавидят. Что думаете по этому поводу?

– Если смотреть федеральные кана­лы, то такое ощущение действительно создаётся. А реалии таковы, что прямо около сцены – центра событий – стоит палатка с российским флагом, которая является одной из достопримечательно­стей Майдана. Там вообще полно разных флагов: российские, белорусские, грузин­ские, азербайджанские, польские. Туда мно­го приезжает волонтёров-добровольцев из России, и когда они идут с флагами, к ним частенько подходят украинцы и благода­рят за поддержку.

По национализму. Основу протестного движения составляют правые организа­ции – националистические, тут спору нет. Все активные действия, включая боевые, ведут именно они, плюс ещё ультрас – готовые на всё футбольные фанаты. Но сколько их? Пять тысяч, ну восемь – максимум. На Майдан приходят далеко не только они, там абсолютно весь срез общества Киева и Украины – все слои, всех политических убеждений и взглядов. По моему мнению, в пиковые моменты там собиралось до 200 тыс. человек, всё было забито людьми. Понятное дело, что это далеко не националисты и уль­трас – обычные люди, которым реально надоел бардак в стране. И они не идут в бой, не кидают камни, не прорывают заслоны, они просто готовы стоять на Майдане и не уходить до тех пор, пока не будут выполнены их требования.

Надо ещё понимать, что у них и у нас совершенно разный национализм. Они не устраивают погромы, не идут бить лю­дей других национальностей – вовсе нет. И даже наоборот, на Майдане, где «ору­дуют фашиствующие бандеровцы» – как говорят по ТВ, – я чувствовал себя в большей безопасности, чем за его пре­делами, где власть, казалось бы, принад­лежит пророссийским силовикам. Пара­докс, но это так.

Совершенно адекватное отношение к России и русским. Там ненавидят совсем другое – российскую власть и Путина с его имперскими амбициями, который лезет в дела их государства. Там нена­видят «ватников» и «портянок» – то есть «москалей». Но так они называют только тех россиян, которые считают, что «куда Украине без нас деваться», «Украина – часть России» и всё такое прочее. Ко всем остальным россиянам они относятся просто замечательно.

Да, там кричали «Кто не скачет, тот москаль!» Но я уже объяснил, что они имеют в виду. Даже был конкрет­ный случай. Так получилось, что я сидел в одной компании с бойцами с передовой, и они частенько произносили «москали», «москаль» и в таком ключе. Но после за­мечания, что мне это неприятно, они прекратили так говорить – и это те самые радикальные националисты, те самые боевики-ультрас.

– А что там с боевиками? Рассказы­вают о каких-то лагерях подготовки бойцов-националистов, о чёткой сла­женной работе боевых групп и коман­диров. Это действительно подготов­ленные для штурмов и атак люди?

– Ультрас – ребята, поднаторевшие в боях с тем же самым «Беркутом» ещё по футбольным делам, поэтому минималь­ная подготовка, конечно же, есть. Мало того, у них и старые счёты к «Беркуту» с тех же времён имеются.

Первые несколько дней все боевые дей­ствия были сумбурными и не координи­ровались должным образом. Какая-то совсем уж молодёжь, явно не умеющая ни драться, ни воевать, была на острие событий. Но прошло дня три–четыре, картина кардинально изменилась. Они очень быстро учатся.

Возвращаясь к лагерям подготовки: не думаю, что они были. Всё обучение происходило на моих глазах – прямо на линии фронта. Самоорганизация ве­ликолепная. Они научились воевать: появилась тактика, сформировались группы, тыловое обеспечение. Молодёжь отошла на второй план, на передовой их сменили мужики 35–40 лет, которые уже пришли не просто бить «Беркут», но отстаивать свою свободу. О каких там лагерях может идти речь, когда это уже народ вышел…

– А почему такое отношение к «Бер­куту», который, вроде бы, и ни при чём, просто выполняет свою миссию по защите государственных объек­тов? За что такая ненависть людей к нему?

– Это уже личностная плоскость. Протест трансформировался из мир­ного и перешёл в фазу боевых действий только тогда, когда погибли люди. Вот тогда как раз и отошла молодёжь на второй план, а вышел народ. Кроме уби­тых есть ещё зверские избиения, выво­зы активистов в лес и т.д. И вот эти личные отношения каждого украинца и привели к полномасштабным действи­ям не только на Майдане, но и по всей стране. Именно эти действия привели к тому, что мы видим сейчас, – к револю­ции. Ничто эту революцию остановить не сможет, кроме отставки Януковича и новых выборов.

– Что там сейчас происходит? И ожидать ли новой острой фазы про­теста?

– Сейчас там перемирие. Идут пе­реговоры. Законы, из-за которых и на­чалась очередная волна протеста, от­менили. Азаров ушёл в отставку, чего требовали изначально, скоро сменится весь кабинет министров. Стоит вопрос по задержанным во время столкновений. Но главного не произошло: Янукович до сих пор на посту. Теоретически возмо­жен компромисс, чтобы он остался на посту, – это если будет изменена форма правления в государстве с президент­ской на парламентскую.

Думаю, что обострение возможно, поскольку по ключевым вопросам пока не находится решений. Опять же, дого­ворённости Яценюка и Кличко с прези­дентом – одно, а согласится ли с ними правый сектор – другое.

– Похоже ли это на недавнюю ситу­ацию в Турции?

– Да, очень похоже. Всё начиналось одинаково. Сначала 300 человек проте­стовали, а когда их избили и разогнали, тогда вышли сотни тысяч. Но в плане реакции власти всё по-разному. Эрдоган реагировал жёстко с самого начала, а Янукович действует достаточно мягко. В Турции понятно, почему жёстко дей­ствовали: у Эрдогана реально поддержка населения гораздо выше, чем у Януковича, отсюда и поведение такое.

– Самые бурные дискуссии вызыва­ет вопрос развала Украины и разделе­ния её на отдельные части. Насколь­ко монолитна страна и Майдан, что думают участники протестов по этому поводу?

– Майдан не имеет запада и востока – там все украинцы и никакого раскола нет. География очень широка: реально много людей со всех регионов страны. Донецких, мне показалось, даже больше, чем из Днепропетровска.

Вот такой пример, поразивший меня до глубины души. Пример отношения са­мих участников к событиям на Майдане. Я стоял на небольшом возвышении в са­мой гуще событий на Грушевского, сни­мал видео. Вокруг рвались светошумовые гранаты, приходилось всеми возможными способами прикрываться от летящих во все стороны оболочек этих гранат. И тут кто-то меня снизу дёргает за курт­ку. Смотрю: стоит девушка – молодая и симпатичная, в руках поднос с молоком и бутербродами, и говорит: «Хлопец, под­крепись бутербродами и молочком!» По­вторяю, я весь закутанный и максималь­но защищённый, а она в обычной одежде бегает между летящих камней и рвущих­ся гранат, раздаёт молоко! Потом ещё не раз подходили: то девушки, то женщины в годах… Надо понимать, что это обыч­ные люди, которые после работы пришли поддержать Майдан.

Теоретически раскол Украины возмо­жен, но не думаю, что до этого дойдёт. Да, есть Восточная и Западная Украи­ны, которые действительно менталь­но очень разные. Однако мы видим, что и на востоке люди выходят и пытают­ся захватить администрации, а про запад и говорить нечего. Раскол – это, по сути, война, но даже на востоке не найдётся большого количества людей, готовых воевать за Януковича.

Сейчас там очень осторожно начали обсуждать идею федеративного госу­дарства. Всего несколько дней назад её озвучили. Может, это и есть выход.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 524 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Украина. Свидетельства очевидца #євромайдан #украина #евромайдан #киев"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь