Ксения Лифер. Насильники и изгои

1779261_10201830907067222_298300094_nКак-то в пионерлагере у нас была девочка-изгой. Ее сильно не полюбили. И травили. Я молчала. А она мне нравилась. Нежная была. Но я присоединилась к большинству. А однажды ночью девочка Люся придумала забаву: наливать холодной воды в кровать девочке-изгою. Все согласились. Смех быстро стих, девочка не сопротивлялась, пока воду наливали ей в кровать, и никто не останавливался. И никто не останавливал. Она плакала. Я молчала. Я помню ужас и стыд, и страх. Утром девочку увезли с нервным срывом. А на следующий день увезли с нервным срывом меня. Я не наливала воду, но я лежала и молчала. Я несколько месяцев тяжело болела после той истории.

Через год к нам класс пришла очень некрасивая девочка. Очень. Вся в прыщах, сутулая, с носом крючковатым и маленькими глазками. Конечно, над ней стали издеваться. Я молчала. Я не издевалась, но я молчала. И все молчали, и снова власть и безнаказанность стали нарастать, как нитки на клубок наматываются. И клубок все жирнее и жирнее, а насилие все наглее наглее.

Однажды захожу в класс, а все радостно смеются. А новенькая стоит у доски, что-то в волосах пытается выбрать. А человеческие дети в нее жвачками кидают. Жуют и кидают. И обязательно стараются в волосы попасть. И там быль мальчик Саша, будущий альфа-самец. Он решил, что жвачек мало, и стал высовывать цветы из горшка, чтобы вылить застоявшуюся воду на голову "уродке". Я схватила швабру и кинула в него. Я попала. Он побежал ко мне в ярости. Я четко помню, стою такая, смотрю в налитые яростью глаза, и понимаю: счас будут убивать. И так все знакомо, кроме одного: через страх пробилось это - я не уйду, и тебе придется меня убить, а иначе я буду брать швабру в руки каждый раз, тварь, когда ты будешь жвачками и вонючей водой терроризировать человека. Ничего он мне не сделал. Кричал, руками махал, я молчала. Вросла в пол, пошевелится не могла, слова из себя не могла выдавить, но стояла. Прозвенел звонок. Больше никто и никогда девочку пальцем не тронул.

Что я хочу сказать? Насильник остается насильником только при поддержке. Насильник, наделенный властью, который опирается на великую идею империи - он мыслит по иному. Власть развращает. Безнаказанность одних и страх других - и насильник остается главой семьи или страны. Или класса. Или пионер отряда. Не имеет разницы.

Гитлер не один сжег в концлагерях людей. Сталин не один своими ручками ГУЛАГ построил. Янукович не один три месяца делал вид, что в Украине ничего не происходит. Девочка Люся не одна затравила одногодку - мы ей помогли. Мальчик Саша не один жвачками пулял.

Я хотела швырятся шваброй? Я хотела, чтоб меня побили? Нет.

Мы хотели войны? Мы хотели гибели людей? Мы хотели сожженный Крещатик? Нет. Можно ли было как-то иначе? Я не знаю. Ну не знаю я, как иначе останавливать упырей, кроме как давать им отпор.

Ксения Лифер.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

 

 

Статья прочитана 297 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Ксения Лифер. Насильники и изгои"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь