Евгений Левкович. Интервью украинскому журналу «Країна» #украина

563068_3699605268173_1155130032_nУкраинский журнал «Країна», тот самый, что поставил на обложку Путина под заголовком «Ворог номер один», попросил меня ответить на вопросы. С разрешения журнала выкладываю ответы и здесь тоже, так как, во-первых, издание выйдет только на украинском языке, а во-вторых это избавит меня от того, чтобы долго и нудно рассказывать каждый раз о своём отношении к вхождению российских войск в Крым. Да и не написал бы я сам столько, а здесь, вроде, почти всё, что думаю. Большое спасибо журналу.

Почему вы вышли на антивоенную акцию?

Я в принципе негативно отношусь к российской власти. Все, что она и до этого делала, для меня зло в чистом виде. Но ситуация с Крымом – апофеоз этих злодеяний. Трудно себе представить, что может быть страшнее войны, пусть даже холодной, с братским народом. Потому я вышел. Я лично больше ничего сделать не могу, у меня нет никаких других рычагов, как и у российской непартийной, скажем так, оппозиции в целом. У нас нет спонсоров, нет оружия, нет своего «Правого сектора» или каких-то сотен самообороны. Наши уличные протесты совершенно неэффективны и бессмысленны, но хоть что-то же надо делать. Моя позиция однозначная: конфликт с Украиной – чудовищная и бездумная агрессия со стороны Путина. Это человек, который совершенно потерял представления о добре и зле.

Много людей в России разделяют вашу позицию?

К сожалению, таких меньшинство.

Почему?

Причин несколько. У нас почти полностью уничтожена свободная пресса, которая выражала бы другие точки зрения. Это тоже результат многолетней роботы власти. Мы сейчас оказались в этом плане почти в той же реальности, что была в Советском Союзе. Тогда с телеэкранов целыми днями говорили о том, что в Америке голод, бандитизм, и что у американцев одно желание – завоевать СССР. Сейчас говорят, что в Украине живут одни фашисты, которые угрожают русским. Все центральное телевидение и почти вся печатная пресса работает на то, чтобы показать – в Украине произошел неонацистский переворот. И люди верят. Собственно, сами россияне – это вторая причина. К сожалению, многие из них до сих пор не избавились от советского менталитета, в отличие от довольно приличного числа жителей Украины. Для них если что-то говорят по телевизору, то проверять это не надо. Они зомбированы однобокой информацией, которая им подается по всем новостям и каналам.

Какие вы ощущаете риски для России?

Я в таких масштабах не думаю. Я не аналитик, не политолог и не экономист. Могу только говорить о том, какие риски я ощущаю лично для себя. В такой России мне страшно. Я не хочу жить при власти, которая творит зло в чистом виде. Я по-детски говорю, наивно, но у нас во власти настоящие садисты. Мне в такой стране не хотелось бы ни работать, ни любить, ни растить детей. Но и уезжать я никуда не собираюсь – это моя земля, я тут родился и вырос. Соответственно, я буду сопротивляться до последнего. Поэтому мои риски – это тюрьма, например.

Вы общаетесь с другими людьми, которые против ввода войск в Украину?

Да, конечно.

Что это за люди?

Люди абсолютно разные, никакого общего портрета у них нет. Хотя в целом они, конечно, интеллигентнее, чем те, кто поддерживает власть. Последние, я повторюсь, типично советские люди. Не в том смысле, что они родились на территории СССР - они «советские» по набору базовых ценностей. Люди, которые привыкли к тому, что начальник всегда прав. Для которых на первом месте собственное спокойствие. Часто это люди связанные с репрессивным аппаратом государства, а таких - миллионы. Путин всем им очень серьезно поднял зарплаты по сравнению с ельцинским временем, когда они были нищие. Потому они на него молятся, как на гаранта их личного благополучия. Все это и есть советский рабский менталитет. Есть работа, есть более-менее какой-то достаток, есть возможность вывозить тещу в Турцию, а в остальном – хоть трава не расти. Но главная беда даже не в том, что таких людей много. Настоящему большинству вообще все по-барабану – в этом ужас. Ну, принимает Совет Федерации решение ввести войска – а многие об этом даже не знают, и знать не хотят. Баба, водка, гармонь и лосось – их основные заботы.

А люди, которые поддерживают российскую агрессию, могут иметь союзников в Украине?

Конечно. Ну а кто в Крыму живет? А в Донецке? Это все тоже советские люди. Я в Крыму часто отдыхал. А в Киев первый раз попал восемь лет назад. Разница колоссальная, она сразу бросается в глаза. Киев – абсолютно европейский город. А едешь по Крыму - и понимаешь, что это еще советский кусок. Люди живут на потенциально богатой территории, на одном из лучших, в теории, курортов Европы - и не могут конвертировать все это в прибыль, даже мусорные свалки с дорог убрать не могут. На побережье все еще жуткие советские пансионаты, хамское обслуживание. Крымчане, фактически, сидят на миллионах долларов, но палец о палец не хотят ударить, чтобы положить эти миллионы к себе в карман. А тут им еще Москва говорит: ребята, мы сейчас вам дадим пенсии и зарплаты побольше. Им и отлично, и дальше можно ничего не делать, да еще и бонусы получить.

Почему Путин так болезненно отреагировал на Майдан?

Потому что он потерял часть своего влияния. У него менталитет советского империалиста и охранителя, это очевидно. Для него события в Украине – личный пинок под зад. Майдан ведь был не только против Януковича и за Евросоюз, он был еще и против путинского присутствия в стране. Потому он рад отомстить.

А в России Майдан возможен?

Сейчас это маловероятно. Между Москвой и Киевом – огромная пока разница. Во-первых, в Украине кроме уличной оппозиции была политическая в парламенте. В Раде она имела пусть небольшие, но хоть какие-то рычаги влияния. У нас этого нет вообще. Любое решение Путина принимается единогласно, Госдума - формальный орган. Путин мог бы сам, как монарх, издавать указы. Во-вторых, у российской оппозиции нет серьезных «боевых» организаций. Понятно, что у вас на площадь выходило по 200 тысяч человек, но они ведь не собирались метать коктейли Молотова - в решающую фазу противостояния победу обеспечили несколько тысяч смелых бойцов, готовых за свободу умереть. У нас протестный костяк составляют интеллигенция и либералы. Это не сила на улице. В Москве даже лидеры футбольных фанатских группировок кормятся с руки Кремля. Они не принимают участия ни в чем – наоборот, радостно готовы за деньги устраивать провокации против оппозиции. У нас нет ни оппозиционных групп ультрас, ни своего условного Яроша, ни Небесной сотни. Были попытки в мае 2012 года сделать Майдан - его разогнали за пять минут, а людей, которые мирно вышли на площадь, посадили на сроки, сравнимые со сроками за грабежи и насилие. То есть, теоретически русский Майдан возможен, но сейчас он будет легко побежден. Тем более, что силовые структуры у нас будут выполнять все, что им прикажут. У вас армия отказалась участвовать в конфликте, полицейские из Западной Украине в открытую заявили, что не будут воевать с народом. У нас же силовые структуры исполнили бы любой приказ. А силовики из Чечни сделали бы это еще и с плохо скрываемым удовольствием.

А у вас возможен союз либералов, коммунистов и националистов?

А кто в России есть «либералы», «коммунисты» и «националисты»? У нас все политические силы так или иначе связаны с Кремлем. Если ты не под крышей Кремля, то ты в принципе не можешь заниматься политикой, тебя, в лучшем случае, не пустят никуда и о тебе никто не услышит, в худшем – ты сядешь в тюрьму. Большинство наших левых, правых, либералов – это все продолжения путинской власти. Союз с такой публикой лично для меня невозможен. И, по-моему, единственный выход – это создавать горизонтальные организации, гражданские, без определенной политической окраски. Общины, если хотите, не подчиняющиеся никому.

А в России есть люди, которые хотели бы в Европу? Все-таки страна с европейской культурой…

Россия сейчас - типичная азиатчина. Наша церковь делает такие заявления, что радикальные исламисты отдыхают. Но она ведь не просто так их делает, верно? Она работает на свою аудиторию, малограмотную, говорит на понятном для нее языке. Если бы паства была другой, то и РПЦ была бы вынуждена действовать иначе. Мы до сих пор живем, к сожалению, в варварской России, мы ни на грамм не избавились от этого прошлого, от хождения строем, от агрессии к соседям, просто от агрессии. Наше государство злое, оно не настроено, простите за пафос, на добро. И власть у нас такая не просто так, а потому что большинство людей, к сожалению, таковы.

В будущем европеизация России возможна?

Для этого должны быть инструменты, которых сейчас, опять же, нет. Вот за них и надо бороться. Во-первых, это медиа и вообще информация как таковая. Ее надо доносить любыми способами, людям нужно объяснять, зачем это все, с чем это едят. У нас же телевидение десять лет говорит: Европа – это территория падших женщин, наркоманов, фашистов и геев. Во-вторых, это светское образование, которое почти уничтожено. В-третьих, это пресловутая национальная идея. У нас на данный момент нет нации – не в смысле записи в паспорте «я русский», а в гораздо более глубоком смысле. Нет идеи, настоящей, разумной, которая объединила бы всех здравомыслящих. Благодаря чему она может образоваться – пока не ясно. У вас люди разных политических взглядов выступили все вместе, единым фронтом, потому что все они – братья украинцы, и все хотят быть с Европой, а не с Азией. А у нас, например, огромные территории занимают «потемкинские деревни», Дагестан и Чечня. И мы все разные люди, друг друга просто не понимаем, но мы все – «россияне», и вынуждены жить по одним законам, хотя ясно, что все живем по разным.

Какое идеальное будущее для России вы видите?

Я хочу видеть Россию такой, какой вы хотите видеть Украину – не авторитарной и европейской. Но чтобы развернуть Россию в другую сторону, нужно, видимо, чтобы нас так же сильно шандарахнуло по башке, как Германию в средине ХХ века. Желаю ли я это своей стране? Нет, конечно, ведь это коснется и моих близких. Но с другой стороны, я не вижу других исторических перспектив. Чтобы здесь начало прорастать что-то другое, Россия должна дойти до полного дна, получается так… По итогам хотелось бы элементарных, в общем-то, вещей. Чтобы законы не мешали людям жить. Чтобы перед теми законами, что есть, все были равны. Чтобы честные люди, не обладающие финансовыми и административными ресурсами, имели возможность проходить во власть. Чтобы был не фейковый парламент. Чтобы были независимые СМИ и суды. Ну и лично мне бы хотелось, чтобы страна была не империей, а обычным среднеевропейским национальным демократическим государством. Такой огромной территорией и такими разными запросами у населения невозможно управлять демократическими методами – с этим может справляться только диктатура. А я против диктатуры в любом ее виде.

Евгений Левкович.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, , ,
 

 

Статья прочитана 130 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Евгений Левкович. Интервью украинскому журналу «Країна» #украина"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь