Георгий Мирский. Конец «народных республик»?

1KMO_077850_00103_1h-pic4_zoom-1000x1000-40903Наивно думать, будто бы Владимир Путин в самом деле верил, что его рекомендация отложить проведение референдума 11 мая будет принята властями сепаратистских группировок, провозгласивших «народные республики» в Донецке и Луганске. Как бы эти люди тогда выглядели – и столько в глазах всего мира, это им неважно, все равно их никто не признал бы – сколько перед собственным населением? Только как кремлевские марионетки, которым дали команду «образовать республики» – и они моментально это сделали, а потом приказали «отбой» – и они послушно взяли под козырек.

Как бы ни относиться к этим «народным мэрам», они, как заметил в интервью на «Эхе» познакомившийся с ними Владимир Лукин, не марионетки. Отменить референдум означало бы для них совершить политическое самоубийство. Естественно. Путин это прекрасно понимал. Зачем же он сделал такое сенсационное заявление, рискуя оттолкнуть от себя не только множество людей в Донбассе, но и – что несравненно важнее – многих своих сторонников в России, уже предвкушавших воспроизведение в юго-восточной Украине «крымского сценария»?

Во-первых, Путин, в отличие от многих людей из его силовой свиты, от депутатов Госдумы и от горлопанов из СМИ – человек достаточно трезвый, реально мыслящий и, я бы сказал, употребляя советское выражение, «политически грамотный». Возможно, в ситуации с Крымом его, как говорится, «занесло», а возможно он и а самом деле решил, что плюсы для него все же перевесят минусы. Не исключено, что он недооценил реакции в мире и вскоре начнет жалеть о крымской авантюре. Мы этого не знаем и не узнаем, но в любом случае Крым – это уже дело прошлое, Украине его не вернуть. Однако Путин знает, что юг и восток Украины – это не Крым, население там, даже русское, в своем большинстве не тянется в Россию. И для реализации «крымского сценария» в Донецке, Харькове, Луганске, Мариуполе, не говоря уже о Херсоне, Николаеве, Днепропетровске, Одессе, понадобилось бы нечто большее, чем «ограниченный контингент» вежливых товарищей в камуфляже, купленном в военторге. Война! Пусть «малогабаритная», скоротечная и с абсолютно предсказуемым исходом, но все равно – война! И рейтинг президента пошел бы уже вниз, а не вверх: много ли жителей России готовы к тому, чтобы их сын был убит ради присоединения Донецка или Славянска?

Во-вторых, все-таки какие-никакие экономические советники у Путина есть, и не все из них Глазьевы. Наверняка подсказали, какое жуткое бремя взвалила бы на себя Россия, если бы приобрела деградирующий Донбасс. Хватит того, что мы еще хлебнем с Крымом.

В-третьих, совершив такой неожиданный разворот, Путин выиграл очки в том противостоянии с Западом, которое он сам инициировал своей операцией с Крымом. Он еще раз показал свою непредсказуемость, показал, что он не так прост, как можно было бы подумать. На Западе за последние месяцы уже сложился стереотип: «Путин пустился во все тяжкие, он не знает границ в своей агрессивности, своем экспансионизме, он не боится ничего, на санкции ему начихать, а в войну с Западом он не верит нисколько, он презирает западных лидеров, считая их ничтожествами. Поэтому надо готовиться к худшему, и вот-вот мы увидим колонны российских танков, ползущих по донецким степям. Да что там Донбасс – бери выше! Весь юг Украины отхватит, чтобы до Приднестровья дотянуться и его аннексировать...»

Кто-то не верит, возражает? А для чего Путин вдруг заговорил о Новороссии, кто его за язык тянул? Нет, надо ждать худшего, недаром столько войск торчит на границе с Украиной.

И вот теперь – мои американские коллеги (я помню их жаргон) могут сказать о Путине и о себе: «He’s a real cool cat, and we have egg on our faces» (он действительно хладнокровный кот, а у нас яичный желток размазан по лицу). В самом деле удачный ход: в тот самый момент, когда с замиранием сердца ждут твоего появления из-за кулис с пистолетами в каждой руке – выйти с улыбкой, потряхивая колодой карт: «Да что вы, господа, откуда такая паника? Сыграем вот лучше».

Но вот у кого действительно вся рожа в яичном желтке, так это у наших журналистов, телевизионщиков, газетчиков, аналитиков, парламентариев. Вот это тот случай, когда, как говорят опять же американцы, «дерьмо ударилось в вентилятор». Даже нечего и продолжать.

А что же будет с Украиной? Там противники (я имею в виду лидеров-политиканов) друг друга стоят, одинаково бездарные и нелепые, и так называемая гражданская война будет продолжаться. Не будет войны между Россией и Украиной – вот что главное, вот почему мы можем сегодня вздохнуть с облегчением. И говорить по-русски все будут везде на Украине, бояться нечего. И Украина, как законное государство украинской нации, сохранится, пусть и в виде федерации. А «народные республики» скорее всего сойдут на-нет. Скорее всего, хотя и не обязательно, поэтому я и поставил в заголовке вопросительный знак. И названия их забудутся, да и то сказать – больно уж они напоминают недоброй памяти «народные демократии» времен победившего сталинизма...

Георгий Мирский, историк, заслуженный деятель науки РФ

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 50 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Георгий Мирский. Конец «народных республик»?"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь