Юрий Гиммельфарб. Нужны ли переговоры с Путиным?

yuriТут я обнаружил довольно забавную вещь. После сообщения о том, что на 8 июня намечены переговоры Путина и Порошенко, многие мои друзья передрались (виртуально, конечно) в пух и прах!

Одни считают, что ради спасения мирных граждан на востоке Украины новоизбранному президенту Украины Петру Порошенко надо вести переговоры хоть с самим чертом. Другие с этим не согласны: мол, вести переговоры с Путиным - это себя не уважать.

Так вот, друзья мои, постараюсь вас помирить и внесу свои «пять копеек» в дискуссию.

Безусловно, человеческая жизнь бесценна. И ради спасения человеческих жизней - а тем более, в данном случае, когда речь идет о ни в чем не повинных мирных жителях Донецка и Луганска! - амбиции должны уйти на второй план. И тут те мои друзья, которые поддерживают идею переговоров, безусловно правы: переговоры необходимы.

Но любые переговоры имеют смысл при обязательном соблюдении трех условий:

  1. Уверенность в том, что партнер по переговорам будет соблюдать условия достигнутых договоренностей,
  2. Уверенность в том, что твой партнер по переговорам действует в рамках тех норм и правил, которые существуют в современном мире и придерживается тех же норм поведения, которых придерживаются все,
  3. Уверенности в том, что партнер по переговорам адекватен, психически здоров и трезво смотрит на вещи.

Теперь давайте посмотрим на ситуацию.

Прежде всего, следует отдавать себе отчет, что любой (!) договор с Путиным имеет свою цену, которую можно подсчитать. Эта цена складывается из следующих составляющих:

  1. Стоимость бумаги, на которой этот договор отпечатан,
  2. Стоимость тонера, который будет затрачен на печать этого договора,
  3. Стоимость электроэнергии, которая будет затрачена на работу оргтехники в период подготовки и печати договора,
  4. Амортизация оборудования (мебель, оргтехника и т.п.) за то время, пока готовился этот договор,
  5. Стоимость чернил, которые были затрачены на подписание договора,
  6. Оплата услуг обслуживающего персонала от момента подготовки текста договора до момента его подписания,
  7. Прочие расходы, связанные с организацией встречи для подписания.

Таким образом, стоимость договора может быть подсчитана в долларах, фунтах, евро, рублях, юанях, тугриках, динарах, франках, злотых или гривнах. Это все. Больше ничего.

Дело в том, что Владимир Путин всем своим поведением, всей своей деятельностью убедительно доказал, что договора для него (устные или подписанные) - это пустой звук. Как убийственно метко заметил Игорь Эйдман, «абсолютный цинизм, презрение к общественному мнению, любым законам и правилам поведения, принятым в цивилизованном мире – фирменный почерк современной российской власти».

Друзья мои, о чем можно говорить, когда второе (формально) лицо в государстве (я имею в виду Медведева), не моргнув глазом, заявляет, что все мировое сообщество «неправильно поняло» смысл Будапештского меморандума: якобы, Россия никогда не гарантировала территориальную целостность Украины, а посему в этой связи о нарушении международных договоренностей не может быть и речи?! Вот так: весь цивилизованный мир просто неверно поняли смысл того документа, под которым они поставили свою подпись - а только Медведев понял!

Нет-нет, я вовсе не собираюсь издеваться над этой глупостью или комментировать ее. Вопрос в другом: о каких договоренностях с путинской Россией отныне может идти речь?! О чем можно договариваться, если заранее понятно, что эти договоренности соблюдаться не будут, а твой «партнер» (я имею в виду Кремль) живет в каком-то своем параллельном мире!

О каких договорах, о каких переговорах вообще может идти речь с людьми, которые черное называют белым, левое называют правым, мокрое считают сухим?!

Зачем эти переговоры? Для чего тратить силы и время на эти встречи?

И, тем не менее, я считаю, что переговоры необходимы. Нет-нет, не торопитесь обвинять меня в нелогичности.

Надо отдавать себе отчет: Путин считается только с силой. Малейшее проявление слабости - все, можно считать, что переговоры провалились. Только язык давления, только язык силы - это единственное, что он понимает. Полумеры тут не помогут.

До тех пор, пока не перекрыта граница с Россией, до тех пор, пока не возвращен Крым (или не выплачена компенсация за его аннексию) разговаривать не о чем.

А донести эту мысль можно и без переговоров.

С другой стороны, на мой взгляд, сейчас надо разговаривать с донецкими боевиками. Но только об одном: о безоговорочной капитуляции. В обмен на жизнь.

Впрочем, если какая-то страна их согласится приютить - на здоровье: складывайте оружие и в 24 часа валите! Остаетесь в Украине? Не вопрос: гарантируется справедливый суд и тюремное заключение. Сроки - по низшей планке, с учетом добровольной сдачи и сотрудничества со следствием.

Не хотите? Тогда не взыщите, но в таком случае a la guerre comme a la guerre.

И если с такого-то часа хоть один волос упадет с головы мирного жителя - молитесь...

Вот в двух словах суть переговоров.

Извините за внимание!

Юрий Гиммельфарб.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 69 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Юрий Гиммельфарб. Нужны ли переговоры с Путиным?"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь