Владимир Надеин. Рейтинг с винтом

main_2Как вы думаете, сколько нас?

Сколько нас: либерастов, демшизы, дерьмократов, пиндосятников, подпевал, приживал, национал-предателей, госдеповского охвостья, отщепенцев, бездумных рядовых и коварных офицеров предательской пятой колонны? Сколько нас: Иванов, не помнящих родства, Абрамов, которые «а сало русское едят», Ахметов и Рустамов, с их аспидно черными задницами, совершенно не выносимыми для истинно православного взора? Сколько нас, которые денно и нощно шакалят у американских посольств, которые спешат на демонстрации ради гнилой заокеанской печеньки, а потом с преданностью блохастой дворняги смотрят в рот циничному Вашингтонскому обкому?

Задачка эта, как сразу же выясняется, только попервоначалу кажется запутанной. А так все очень просто. На прошлых президентских выборах в России было зарегистрировано чуть меньше 120 миллионов избирателей. Сегодня, на самой вершине безумной и беспощадной пропагандистской оргии, в которую вовлечены едва ли не все отечественные СМИ, Путина одобряют 83 процента россиян. Это много. И все же никак не менее 20 миллионов взрослых, дееспособных граждан России ни «Крымнаш» не орут, ни жидобандеровским страхам не подвластны, ни стратегическим гением Путина ничуть не покорены.

Когда у страны заводится отец нации, любимый руководитель или иное незаменимое чудо, понятие рейтинга становится неуловимо скользким, как намыленный уж. Сколь в этих победных 83 процентах наивной веры и сколько хитрых накруток? В годы после войны в странах Балтии, на западе Украины и Белоруссии много лет оставалось несломленным мощное общенародное сопротивление советским оккупантам. Бороться с «лесными братьями» было очень сложно, население их поддерживало так, что приходилось выселять в Сибирь даже не деревнями, а целыми волостями и районами.

Тем не менее, любые отчеты с любого рода выборов неизменно показывали 99 с мелочью процентов одобрения политики «партии и правительства». Владимир Путин, конечно, не совсем Иосиф Сталин, но уж никак не Ангела Меркель. Мягкая диктатура создает гибкую ложь. Приведу совсем свежую цитату из газеты «Ведомости». Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра», пишет: «Все без исключения ответы о неодобрении деятельности Владимира Путина получены не под ником в интернете, не вслепую по телефону, а в обстоятельствах, когда отвечающий принимает у себя дома чужого человека, почти официальное лицо: интервьюера от партнеров «Левада-центра». Таковой заверяет респондента, что в документах не регистрируются его личные данные и что он отобран для опроса случайным образом. Но дело происходит в стране, где визиты чужих лиц в твой дом, как и твои ответы на их вопросы, довольно часто вели к очень плохим последствиям. Значит, чтобы не уклоняться от разговора и от определенного неприятного для властей ответа, от респондента требуется сознавать себя гражданином с его правами и обязанностями. Они в оппозиции и к Путину, и к большинству. Но оппозиция ли это?»

Эта картина тоже не полна. Она, скорее, из жизни столиц. В небольших же городах, тем более в селах и поселках никто ни на миг не усомнится, что все детали его ответа тут же станут известны соседям, полиции, местной администрации. Это, так или иначе, отразится на подвозе дров, размере приусадебного участка, детских оценках в школе. Если учителям срежут пару сотен за классное руководство или сократят ставку фельдшерицы в медпункте, то озлобленные соседи и «красного петуха» могут подпустить. Иметь мнение, отличное от большинства — слишком дорогое удовольствие в современной российской глубинке.

Впрочем, даже при полном понимании того, сколь глупы и смехотворны эти 83 процента холуйского одобрямса, я бестрепетно включаю их в свои подсчеты. Тут, знаете, чем хуже, тем лучше. Зато 20 миллионов из «пятой колонны» — это уже без примесей. Это железный верняк, и даже самому Дмитрию Киселеву тут не удастся трагически заломить ручки.

С чем бы сравнить нашу «пятую колонну»? Когда Вооруженные силы Российской Федерации под водительством (как выяснилось спустя пару лет) лично Владимира Путина наголову разгромили озверевшего грузинского агрессора, на карте мира появилось два новых независимых государства — Абхазия и Южная Осетия. Наш МИД заявил о широком международном признании новичков. Во всех признавших странах, если не считать самой России, впятеро меньше народу, чем в нашей колонне отщепенцев.

На нынешнем чемпионате мира по футболу страна Коста-Рика заняла первое место в своей подгруппе, а страна Уругвай — второе, и тоже в своей. Где тут оказалась великая Россия с её самым высокооплачиваемым в мире тренером, непонятно зачем выписанным из солнечной Италии — это вы и сами знаете. Если сложить население Коста-Рики с избирателями Уругвая, то вряд ли хватит на половинку нашей вредительской колонны.

Впрочем, мы, отщепенцы любимого Отечества, этого дона Фабио и даром не взяли бы. Тем более за пухлые миллионы. У меня в друзьях имеется несколько отпетых либерастов, и я за них ручаюсь: они бы без оглядок проголосовали за Ловчева или Бышовца во главе сборной. А проигрыш наших ребят в красивой рубке со счетом 3:6 был бы им намного милее, нежели наше стандартное 0:1 вместе со званием самой бескрылой команды планеты.

Но это футбол, игра, забава. А «Крымнаш» — это досуг генералов. Это та ущербная война из скверного анекдота, которая неудержимо перерастает в полноценную, изобильно кровавую войну. Когда Совет Федерации вручал Путину билет на агрессию с открытой датой, когда Госдума благоговейно распластывалась у ног победоносного Владимира Таврического, мы, 20 миллионов граждан России, были отправлены в Освенцим безмолвия. Мы не были представлены ни одним депутатским голосом, ни единым критическим шепотом, ни даже отчужденным взглядом воздержавшегося при голосовании.

Между тем, нам есть, что заявить — и не только о тупости футбольных чиновников, уверенно шагающих от обещаний к позору, от безответственности к безнаказанности. Бышовец, конечно, лучше, но и Капеллу переживем. Мы бы сказали, что авантюра бессмысленна, потому что Крым придется вернуть. Сразу или чуть погодя — не вопрос. И когда (и если!) этот час пробьет, наши соотечественники убедятся зримо и на ощупь, что усыпанный лаврами Путин Таврический есть гений ограниченного срока годности.

Или, наоборот, скинутся ему на конную статую, если фокус, который пока что чахнет у нас на глазах, все же удастся хотя бы в семилетней исторической перспективе.

Мы, 20 миллионов граждан, которым так ловко заткнули рты кляпом извращенной Конституции, категорически возражали бы против наделения Путина императорскими полномочиями. Это не очень смешно, когда до предела изолгавшийся, малограмотный завклуб на свой лукавый глазок определяет, кто на нашей планете русский, достойный бронетанкового сочувствия, а кого настала пора списать в недобитые фашисты под улюлюканье шпанистого телевидения. Это не очень красит власть, которая отпетых лжецов тайком награждает орденами за «объективность», а попахивающие трупы рыцарей удачи втихую рассовывает по тихим кладбищам без славы и отпевания.

То обстоятельство, что все 20 наших миллионов успешно разогнали по кухням и курилкам, не должно слишком уж тешить начальство, если его извилины не совсем заросли уютным мшистым самообманом. Опросы общественного мнения времен Путина и Киселева щекочут сладострастие Кремля, и в этом их предназначение. Но мы можем обойтись и своими силами. Задайте себе вопрос, много ли ваших знакомых, из тех, что два года тому назад заполняли пространства проспекта Сахарова и площади Болотной, одумались, раскаялись и припали к путинским стопам? Лично я таких просто не знаю. Их среди моих друзей и знакомых просто нет. Никто из них не хочет без толку подставляться под полицейские дубинки, но это простительная слабость.

И для ваших друзей — тоже.

Два камнепада мчатся наперегонки к краю бездонной пропасти. Вот-вот начнется неизбежное разочарование путинским правлением в Крыму. Оно непременно будет глубже и продолжительнее той эйфории, которую вызвал фестивальный «Крымнаш». Без украинских отдыхающих, без днепровской воды, без моста через Керченский пролив, без ежедневного подвоза продовольствия, без честно избранных местных властей, без нормальных полиции и судей Крым быстро превратится в гангренозный полуостров, отравляющий жизнь страны столь же смертельно, как некогда пылающая Чечня, хотя и на свой особый манер.

И одновременно будет распаляться донецкое пожарище. Только отсюда, через пепелища Донбасса, пролегает дорога в Крым. Возможно, она как-то приоткроется, но сначала маршалу Шойгу придется увенчать победой очередную Корсунь-шевченковскую операцию. Ну, там танковые клинья, форсирование Днепра в холодную ноябрьскую ночь и прочие прелести подавления бандитских бандеровских мятежей.

Но прежде всего Путину придется разобраться с пятой колонной. Это 20 миллионов взрослых, образованных, порою вполне состоявшихся мужчин и женщин. Обойдется дорого. Может быть, даже подороже тех 11 миллионов долларов, которые ежегодно получает Фабио Капелло. И, как с унылым итальянцем — никаких гарантий. Потому что на каждую хитрую репутацию есть свой рейтинг с винтом.

Владимир Надеин

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

 

 

Статья прочитана 90 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Владимир Надеин. Рейтинг с винтом"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь