Аркадий Бабченко. Фейсбучность войны

382816_159912817442293_532193845_n (3)Лично для меня самое страшное в этой войне - её фейсбучность. Война в соцсетях воспринимается, описывается и переживается примерно так же, как матч Бразилия-Германия. Иногда вообще сложно определить, какая трагедия страшнее - гибель еще нескольких человек на востоке или очередной забитый в ворота Бразилии гол.

Это первая такая война на моей памяти. Грузинская война была войной РЕАЛЬНОЙ. Настоящей. Я помню, как в разбитом после артудара холле гостиницы «Алания» в Цхинвале на подоконнике стоял запорошенный пылью телевизор и по нему показывали открытие Олимпиады. Это было дико. Это было правда страшно. Ни я, ни стоявшие вокруг меня беженцы, держащие на руках своих детей, не могли понять как так - Олимпиада во время войны. И её показывают, как одно из главных событий. И ее смотрит гигантское количество людей. А они стоят и смотрят. С детьми на руках. В разбитом после артудара помещении. Там это воспринималось однозначно как предательство.

Сейчас я тоже не могу понять, как в то время, когда в одной стране идет война, а другая на всех парах несется в пропасть, можно на полном серьезе смотреть и обсуждать результат какого-то футбольного матча.

На Карачуне как-то на двадцать минут заработал интернет, я открыл ФБ, начал читать - и закрыл. Какая-то совершенно параллельная вселенная. Я просто не понимал, о чем все это пишется. Читать, условно говоря, про семь голов было совершенно невозможно.

Эта фейсбучность нивелирует смерти людей. Реальные настоящие человеческие смерти. Она переводит их из разряда убийств в разряд статусов в ленте.

Там война идет. Там люди убивают людей.

Но ощущения настоящей войны - нет.

В Киеве это поражает особенно.

Ожидаешь такого же подъема нации, какой видел во время Майдана, но нет. Страна сидит и читает про свою войну в Фейсбуке.

Я никого не лечу и не учу, упаси боже. Но не заметить это феномен нельзя

Я еще не могу точно сформулировать, точно понять, что это такое, но какое-то дикое несоответсвие того, что происходит ТАМ, с тем, как это происходящее трансформируется по дороге до общества, безусловно, есть. Что-то полетело в этой коробке передач. И полетело сильно.

И когда те люди, которые сейчас находятся там, вернутся, они, безусловно, начнут задавать вопросы.

Я думаю, эти новые фейсбучные войны дадут и новый вид синдрома пост-комбатанта. Но он будет уже в реальности. И он будет, пожалуй, самым сильным из всех.

Украине выпало столкнуться с этим первой.

Аркадий Бабченко, журналист

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 63 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Аркадий Бабченко. Фейсбучность войны"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь