Лев Лерман. Рефрижератор для России 

248651_364000730362940_644976154_n (4)Вот на какие размышления подвигла меня ситуация с войной в Украине.

Общаюсь со знакомой, которая сейчас живет в небольшой, но очень благополучной западноевропейской стране – члене НАТО и ЕС. Спрашиваю: если Путин начнет что-то мутить с Прибалтикой, то ЕС и НАТО предпримут какие-то адекватные эффективные меры, кроме санкций? Ответ категорический: НЕТ! В благополучных странах Европы настрой подавляющего большинства населения таков, что ни одному правительству не будет позволено втянуть свою страну в войну с целью защиты какого бы то ни было союзника. Люди, которые привыкли к безопасной и комфортной жизни, вовсе не склонны рисковать всем этим ради каких-то там далеких им людей. Следовательно, любые союзнические договоры демократических государств Европы о взаимной поддержке в случае агрессии третьей стороны – это де-факто фикция (что, собственно, мы видели в новейшей истории: последней войной, в которой были практически полностью соблюдены союзнические обязательства, была Первая мировая война, в которой основными участниками были государства преимущественно с монархической формой правления – Россия, Германия, Австро-Венгрия, или такие, где при достаточно сильном парламенте гражданское общество еще не имело столь решающего влияния, как сейчас – Великобритания, Франция, США).

Кроме того, вообще трудно вспомнить, когда в Европе была последняя по-настоящему упорная отечественная война, в которой люди отчаянно сражались с захватчиком, стремившимся не только переподчинить себе население страны, подвергшейся агрессии, но и серьезно изменить привычный уклад его жизни. А если оккупант всего лишь переподчиняет себе население оккупируемой страны, существенно не изменяя уклад и уровень его жизни, то у населения нет особых стимулов защищаться, если, конечно, не брать в расчет такие эмоциональные факторы, как национальное самосознание, религиозные различия и т.п.

Итак, возникает вопрос: в каких случаях у массы людей может возникнуть стимул (нематериальный) к тому, чтобы воевать?

Представляется, что это может иметь место в следующих случаях.

Во-первых, если люди посчитают, что агрессор стремится завладеть их личным имуществом, угрожает жизни их близких, намерен настолько изменить привычный уклад жизни, что это недопустимо скажется на качестве жизни. Тогда у людей будет мотив и стимул упорно защищаться. Подчеркиваю: если ПОСЧИТАЮТ. Это очень важно, ибо человек действует не в соответствии с действительностью, а в соответствии со своими ПРЕДСТАВЛЕНИЯМИ о ней.

Во-вторых, стремление воевать может иметь  место в совершенно противоположной ситуации. Например, если человек, сохранив физические силы и значительную часть внутренней психической энергии (если можно так условно выразиться), утратил прежний смысл жизни, не имеет своего рода «жизненных якорей» (не создал или утратил семью, детей и т.п.), разрушились его прежние идеологические представления, исчезли прежние жизненные цели и т.п. Тогда человек очень часто озлобляется и ищет способ излить эту злобу. Кроме того, в таком психологическом состоянии человек зачастую перестает бояться смерти. Очевидно, что такие люди – это почти идеальная база для вербовки с целью участия в различного рода войнах, ибо это открывает им новые возможности самореализации, а кое для кого еще и снимает проблему дожития в преклонном возрасте.

Теперь от общих соображений вновь перейдем к частностям.

Если посмотреть на Украину, то можно отметить следующее. В настоящий момент подавляющее большинство даже этнических украинцев в Украине отнюдь не настроены отчаянно и упорно защищаться от агрессии, тем более – пока она не пришла буквально в их город или село. Еще слишком малая доля граждан Украины настолько ценит независимость страны и свою государственность, чтобы быть готовыми за это воевать. Большей частью они предпочитают ограничиваться пением гимна Украины, молитвами и, в лучшем случае, материальной помощью бойцам. Очень велика доля тех, кто до сих пор питает иллюзорные надежды на то, что «Запад поможет», в том числе едва ли не прямым вводом войск НАТО. В Закарпатье, к примеру, очень много молодых людей совершенно не собираются воевать за Украину, но и под Россией они жить не хотят. Они просто ждут, когда Венгрия и Словакия заберут их обратно к себе. В Центральной Украине, особенно среди сельского населения, очень широко распространены такие настроения, чтобы по преимуществу приспособиться к существованию в условиях коллаборационистского или даже оккупационного режима. И лишь в Галиции и, отчасти, на Днепропетровщине явно заметны настроения на вооруженное сопротивление агрессии и оккупации, на сохранение украинской государственности, хотя и там их трудно назвать преобладающими. Демотивация простых граждан Украины усиливается уже очевидным продолжающимся коррупционным разложением новой – послемайдановской - государственной власти во всех его проявлениях, включая прямое военное предательство на высших уровнях. (Примечание: эти выводы сделаны автором как на основе анализа материалов из открытых источников, так и в результате собственных наблюдений и бесед с различными людьми в разных регионах во время двух поездок по Украине в марте-апреле и августе-сентябре 2014 года.) Таким образом, социальная база для организованного вооруженного сопротивления агрессии, будь то эффективные оборонительные действия регулярной армии или партизанские действия на оккупированных территориях, на сегодняшний день представляется, в общем-то недостаточной для сохранения большей части территории под контролем государства Украины, хотя не исключено усиление патриотических настроений населения по мере эскалации внешней агрессии.

Что же происходит в России? В России продолжается и углубляется многоплановый внутренний системный распад на всех уровнях, который, по мнению многих авторитетных аналитиков, приобрел необратимый характер и неизбежно закончится тем или иным переформатированием с фактическим исчезновением с геополитической карты мира того, что пока еще является значительной мировой державой, причем уже при жизни тех, кому сейчас 30 – 40 лет. Признаки этого процесса настолько многочисленны, что невозможно их даже перечислить в приемлемых рамках данного текста, и настолько очевидны, что нет смысла их повторять. Одним из результатов этого распада является быстрое увеличение числа тех самых потерявших себя и прежний смысл жизни людей без жизненных якорей и не цепляющихся за жизнь. Количество таких людей оценивается уже не десятками, а сотнями тысяч, если не несколькими миллионами. Вербовка в различные милитарные структуры для таких людей – это выход из жизненного тупика, и их мало волнует, что в конце этого выхода их ждет, как правило, рефрижератор для «груза 200». Более того, такой конец для многих из них желанный. Таким образом, российский правящий режим имеет весьма значительный людской резерв для ведения войн соответствующего характера. Другое дело, что конечным итогом всех этих войн неизбежно будет, образно говоря, тот же рефрижератор для «груза 200», но уже для всей нынешней России в целом. Увы.

Лев Лерман.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 31 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Лев Лерман. Рефрижератор для России "

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь