Конец эпохи русских империй

Гражданское-общество1Мы живем в конце эпохи.

Вполне возможно, что мы живем к конце сразу нескольких эпох, но скольких именно и каких точно, мы сейчас точно не знаем. Но вот одна эпоха совершенно точно на наших глазах подходит к концу, к концу абсолютному и бесповоротному – эпоха русских империй.

Кому-то это заявление может показаться анахронизмом: мол, а как же насчет 1917 года?

Или уж – на худой конец – как насчет года 1991-го, если СССР считать полноправным продолжателем имперской традиции?

Конечно, и в 1917 году произошло крушение империи. Та, что рухнула тогда, именовалась Российской.

И в 1991 г. закончился СССР. Империя, какая обвалилась тогда, называлась Советской.

А сейчас подходит к своему концу, толком даже не начавшись, имперский проект под названием "Русский мир".

Эпоха империй заканчивается не только тогда, когда происходит утрата территорий, но и тогда, когда умирает имперская идея, породившая тот или иной имперский проект. Когда мысль о том, что империя и все, что с ней ассоциируется, – будь то роскошь или ужас, катастрофа или расцвет – безвозвратно уходят в прошлое, и будущего у нее больше нет. Никакого. Ни великого, ни ничтожного. Ни блистательного, ни мизерабельного.

А дальше – совершенно другой путь.

Именно этот процесс, протекающий одновременно и на полях сражений и в сознании миллионов людей, мы сейчас и наблюдаем. Более того, в этом процессе мы сейчас и живем.

Для нас сейчас наиболее важным является то, что даже после распада СССР в 1991 г. русская имперская парадигма и сопутствующая ей идеология не ушли полностью в небытие. Частично это можно объяснить, разумеется, классическим постимперским синдромом. Но не только им.

Для многих людей, оказавшихся в результате распада СССР в новых государствах, утрата принадлежности к «России» означала одновременно утрату и важной культурной составляющей своей жизни и некоего эфемерного, но тем не менее вполне реально ощущавшегося, «чувства причастности» к более крупной общности. У многих сохранялось ощущение (активно поддерживавшееся российским руководством), что вот Россия-де осталась Россией, а все остальные постсоветские государства – это лишь некое историческое недоразумение.

Да и российские имперцы ощущали себя так, словно у них из-под ног ушла почва – отсюда и заявление о «крупнейшей геополитической катастрофе ХХ века», сформулированное Е.Гайдаром и популяризированное В.Путиным. Для возвращения под ноги столь необходимой почвы, имперская идея продолжала разрабатываться одновременно в самых различных организационных формах: СНГ, Союзное государство России и Беларуси, ОДКБ, Таможенный Союз, Евразийский Экономический союз...

И, наконец, как один из наиболее «естественных» и «само собой разумеющихся проектов» – так называемый «Русский мир», «Российский Союз», воссоединение Украины, России и Беларуси в одно государство в соответствии с рекомендациями А.Солженицына:

«И вот за вычетом этих двенадцати [имеются в виду республики Балтии, Южного Кавказа, Средней Азии. – Е.П.] – только и останется то, что можно назвать Русь, как называли издавна (слово «русский» веками обнимало малороссов, великороссов и белорусов), или – Россия (название с XVIII века), или, по верному смыслу теперь: Российский Союз».

Самое примечательное во всех этих суетливых проектах 1990-х – 2000-х гг. состоит в том, что являлись они не только исключительно продуктом мысли кремлевских сидельцев. Поначалу инерция мягкой имперской идеи была еще весьма сильна и среди элит новых независимых государств, видевших в тесном союзе с Россией залог собственной безопасности и экономического процветания. Во многих постсоветских республиках Б.Ельцина именовали «главным президентом». Еще в начале 2000-х годов В.Путин с заметным отрывом лидировал как наиболее популярный политический деятель и как «естественный лидер» постсоветского пространства. Сейчас об этом даже странно вспоминать, но в Украине по популярности он опережал всех национальных политиков – и прозападных и пророссийских. Идея сближения и даже «объединения с Россией в какой-то форме» была достаточно популярной на многих территориях бывшего Союза.

А что происходит сейчас?

Почему именно сейчас наступает «конец эпохи русских империй?

Когда, казалось бы, от Молдовы отрезано Приднестровье, от Грузии – Абхазия и Южная Осетия, у Украины отнят Крым, а теперь пытаются отгрызть еще и Восточный Донбасс?

Потому, что если шкура имперская еще немного сохранилась, а вот пищи для имперской идеи уже больше нет.

Начнем с наиболее очевидного – с Украины. В результате «Революции достоинства», российской аннексии Крыма, массового сопротивления путинской антиукраинской агрессии, в Украине рекордными по скорости темпами формируется нация, сознающая свое внутреннее единство и свое коренное отличие от нации «российской». В новую украинскую гражданскую нацию вливаются и «западенцы» и украинцы Центра, Юга и Востока страны, и украиноязычные и русскоязычные, и этнически стопроцентно русские граждане Украины. Это объединение происходит совершенно осознанно, так прям и скажем: «свiдомо».

Возникновение новой украинской гражданской нации означает, что для имперской России и для российских имперских проектов Украина утрачена навсегда. Свыше сорока миллионов человек, осознающих, что они являются отдельной нацией, в корне отличной от соседа, от «брата у ворот», вернуть в какой-либо российский имперский проект более невозможно.

Для российского имперского проекта, несомненно, потеряна и Беларусь. И не только потому, что Лукашенко неоднократно и недвусмысленно вербализовал готовность противостоять возможной российской агрессии на государственном и военном уровне. Но еще и потому, что события последнего года, энергично формирующие украинскую гражданскую нацию, дали мощный толчок укреплению национального сознания белорусов.

Начиная с 2006 г. – и окончательно с 2008 г. – для российских имперских проектов утрачена и Грузия, до того – одна из наиболее пророссийски ориентированных стран постсоветского пространства. Развернуть грузинское национальное сознание теперь уже нельзя никакими сменами правительства. Никакие гиоргадзе и иванишвили уже не смогут заставить грузинскую молодежь планировать свое будущее вместе с Россией так, как многие из них совершенно искренне делали всего лишь десятилетие-полтора тому назад. Потеряна для российсих имперцев и Армения, особенно сейчас, после чудовищного преступления, совершенного российским военнослужащим, так и не выданным армянскому правосудию. Медленнее, но столь же последовательно отдаляются от империи Казахстан и Киргизия. С другими республиками Средней Азии и так все ясно.

Таким, образом, на постсоветском/постимперском пространстве не осталось заметных кандидатов, желающих ассоциировать себя с брендом «Россия». Это, кстати, остро ощутили наиболее чуткие из российских имперцев. В частности, Ю.Латынина уже в июле прошлого года отчитала Путина за то, что своей агрессивной политикой он «испортил песню» российской культурной колонизации, которая с ее, Латыниной, точки зрения, была такой многообещающей.

Окончательно имперская идея умирает тогда, когда миф о «единстве империи» умрет в самом ее центре. Как ни парадоксально это звучит, но именно этому сейчас мы и становимся свидетелями. Вспомним, каковы были аргументы российских имперцев еще меньше года назад? «Украинцы и русские – это вообще один народ», «украинской нации не существует, разве что западенцы, но их немного», «у русских и украинцев одна культура, одна история, одна религия и практически один язык». Что мы слышим со стороны российских имперцев сейчас? Антиукраинские оскорбления, сводящиеся к тому, что ничего общего у украинцев и русских нет. И что война, ведущаяся сейчас на Донбассе, – это война двух совершенно разных народов.

При всей отвратительности разбуженного русского шовинизма именно он и оказывается самым эффективной убийцей русского имперского сознания. Неизбежным следствием выпущенного шовинистического джинна в самой России становится широкое осознание того, что даже в своих международно признанных границах Россия остается имперским образованием, включающим в себя территории и народы, удерживаемые лишь старыми имперскими инструментами – силовым подавлением, подкупом элит, идеологией «братства», страхом альтернативного пути развития.

Подавляющему большинству россиян все более очевидно, что некоторые части России Россией, собственно, не являются. Например, Чечня (это, кажется, еще неочевидно лишь М.Ходорковскому, но со временем, может быть, и он сможет это понять).

Только через расставание с империей, с имперской идеей, с имперским сознанием лежит путь формирования русской гражданской нации. Для любой постимперской нации это весьма болезненный опыт. Но совершенно неизбежный. И опыт других бывших имперских наций – от англичан и французов, испанцев и португальцев, бельгийцев и голландцев, шведов и поляков, немцев и австрийцев до турок и сербов – будет нам на этом пути и серьезным подспорьем и вдохновляющим примером.

Как отдельный человек, излечивающийся от тяжелого психического расстройства, начинает осознавать себя, сопоставляя собственный образ с представлениями о других людях, соизмеряя собственные интересы с интересами окружающих, так и нации (русской) предстоит подобный путь. Если четверть века назад некоторым ее представителям стало, наконец, ясно, что «нет у нас сил на империю» (большую), то сегодня миллионам приходит осознание того, что нет никаких оснований и для империи малой («русского мира»). Что и у русских – как у десятков других народов – нет другого выхода, кроме преобразования русской имперской нации в русскую гражданскую нацию.

Смерть русского имперского дракона растянулась на столетие.

Первая его голова под названием «Российская Империя» умерла в страшных мучениях в 1917-20 годах.

Другую – под названием СССР – удалось быстро и с относительно малой кровью отрубить в 1991 году.

Полтора года назад из полузабытого склепа была извлечена и обрызгана «сакральной крымскою водицей» третья голова того же чудовища под названием «Русский мир». Сегодня на полях Восточной Украины, в городах и поселках Донбасса, в страшных судорогах, унося с собою жизни тысяч героев, умирает эта последняя голова русского имперского дракона.

Эпоха русских империй на этом заканчивается.

Но на этом не заканчивается история русских и России.

Начинается другая эпоха – эпоха русской гражданской нации, русского гражданского общества, русского национального государства.

Авторы: Е. Покровская, А. Илларионов

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 67 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Конец эпохи русских империй"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь