Блистательное поражение Путина

1378837656_maxresdefault-1-1Сейчас как бы складывается странный консенсус между радикальными путиноидами и радикально-либеральной оппозицией* о том, что минские соглашения 12 февраля — блестящая победа Путина. Я могу отнести это только за счет того, что поскольку в нашем обществе господствуют феодальные** представления, то и приезд в тоталитарные логова - Москву и Минск, и неопределённости в обязательствах — суть признаки поражения Запада и Украины.

Все это было бы так, если не учитывать разницу между тактикой, стратегией и метастратегией. Где тактика — это этапы реализации стратегии, стратегия — это каскад тактических операций по изменению соотношения сил и ресурсов, а метастратегия — это пакет стратегий для изменения реальности. Стратегия и тактика могут внешне противоречить — например, приостановка наступления и даже отход, выглядят как тактические поражения, но являются элементами стратегии по заманиванию противника в ловушку или его отвлечению. Здесь классические образцы не только битва при Каннах, но оборона Сталинграда или действия Масхадова перед атакой на Грозный в августе 1996 года.

Точно также, стратегический проигрыш может вести к метастратегическому выигрышу. Например, стратегия египетского президента Саддата по развязыванию войны с Израилем (война Судного дня 6-22 октября 1973), казалась, и израильские штабисты поэтому её и не опасались, гарантированно вела к итоговому военному разгрому арабов. Но целью Саддата было перейти из статуса советского сателлита в статус одного из главных партнёров США на Ближнем Востоке, и поэтому война, сделавшая Египет центром мировой политики, и вернувшая американскую дипломатию на Ближний Восток, достигла своей цели, вне зависимости от лихого броска генерала Шарона через Суэцкий канал. Еще один пример метастратегии. «Детант» и Хельсинкские соглашения 1975 года, внешне показавшие провал стратегии Холодной войны (Третьей мировой) на сдерживание и отбрасывание коммунизма, дали советскому истеблишменту некий период нормального, полуоткрытого миру существования, и новый андроповский период «мобилизации» показался уже настолько невыносимым, что был избран горбачёвский курс «на общечеловеческие ценности». Хотя французские, западногерманские и американские политики семидесятых, скорее всего, на такое и не рассчитывали...

Отмечу сразу, что приезд в Москву и Минск парочки, вновь доказавшей, что именно она правит континентальной Европой, вовсе не был унижением и «путём в Каноссу»***. Приличный предприниматель, ищущий «крышу», приезжает к главе гангстеров в его, допустим, ресторан, ибо старается, чтобы в его респектабельном офисе тот не появлялся. Дипломату не зазорно приехать в логово тирана, но вот тащить «друга Владимира» в Париж, Берлин, даже Варшаву — извините.

Путин, безусловно, считался бы победителем, если бы его целью было оторвать несколько приграничных провинций у соседней страны. Для всей мировой истории это считалось бы большим успехом. Бисмарк оторвал у Франции Эльзас и Лотарингию; Ельцин — у Грузии Абхазию и Южную Осетию (регион Цхинвал), у Молдовы — Приднестровье; Моше Даян - у Сирии Голаны.

Но целью Путина было расчленение Украины по этническому принципу (доктрина «Русский мир» и план «Новороссия»).

Вместо этого он получил рождение украинской полиэтнической гражданской нации, консолидированной национально-освободительной борьбой с российским империализмом. Утешительным призом ему стало условное владение до конца 2015 года, цитирую по тексту минских соглашений «некоторыми районами Луганской и Донецкой областей Украины».

Путин также получил полублокированный Крым, поскольку минское соглашение окончательно хоронит все планы пробивания сухопутного коридора вдоль азовского побережья.

Но Путин также получил Приднестровье, зажатое между «дружественными» ему Молдовой и Украиной.

Необходимо понимать, что подписание минских соглашений выводит Украину из статуса воюющих государств. Поэтому отпадают законодательные ограничения на поставки оружия в зону военных действий. Украина спокойно перевооружается и модернизируется, а Кремль тянет воз содержания и Крыма, и «некоторых районов». Уголь Донбасса юридически принадлежит украинским фирмам. Продать его никому, кроме Украины нельзя — будет скупка краденного. И санкции на тот же гипотетический «Росуголь». И так далее по всем предприятиям... Украинское финансирование пойдёт только после восстановления «законности и порядка». Обязательства по выводу тяжелой техники обеспечит мир весёлым зрелищем возращения в Россию «побывавших в отпуске» сотен танков, самоходок, бронемашин, артиллерийских систем, КамАЗов с миномётами, гранотомётами и разными ПЗРК и ПТУ...

Ведь коли считать всё это оружие «ополченскими», то придёться передавать их украинской армии, ибо местной «народной милиции» такого штатного оружия не положено.

Я уверяю, что этот вывод колонн, ведомых тысячами «отпускников», будет столь же поучительным и воспитательным зрелищем, как и вывоз с Кубы «несуществующих» советских ракет осенью 1962 года.

А потом потянутся разные казаки, неоденикинцы, нацболы и прочие «монархо-антифашисты». В автономных «некоторых районах» они будут совсем ни к чему: местным они будут мешать делить власть и потоки гумпомощи, а уж уныло служить «местными милиционерами» за вернушиеся легитимные гривны...

Я хочу напомнить поучительную историю со сталинской попыткой отхватить Северный Иран в 1946 году, оккупированный (совместно с Англией) в августе 1941). Перспективы для СССР были самые ослепительные: создание Великого Социалистического Азербайджана и Социалистического Курдистана, превращающее Каспий в «советское озеро» (возникает Второе Баку в Тебризе, а иранские нефтепромыслы уполовиниваются) и возможная советизация расколотого и бедного персидского Южного Ирана — с выходом широким фронтом к Ираку, турецкому Курдистану, Персидскому заливу и бывшей британской Индии... Но весной 1946 года, после атомного ультиматума Трумэна****, Сталин согласился на вывод своих войск, под передачу ему нефтяных конфессий и прочие полезные фигнюшки. Но как только последний советский солдат покинул в мае 46-го священную иранскую землю, меджлис категорически отказался ратифицировать «колониальные, неравноправные» договора, честно внесенные иранским премьером. Потом настало пора шахских чисток коммунистов и «сепаратистов».

Но основной целью украинской политики Путина я считаю предотвращение антикоррупционной революции путем превращение России в «осажденную крепость», противостоящую Западу - «фашыстской Гейропе» и гитлероподобному Обаме, и идущую «особым» византийско-евразийским путём. Ничего этого нет: война формально окончена, Западная Европа — вновь надёжный партнёр и цивилизационный побратим. Белоруссия создаёт пакт с Украиной, окончательно хороня и путинский проект славянско-православной интеграции, провозглашенной в июле 2013 года, и всю возню с «Таежным союзом».

Малейшее всплеск путинской военной активности — и санкции разрастаются. За прошедший год бытия в качестве «Русского мира» золовалютный «подкожный жирок» РФ растаял наполовину. К концу 2015 года — сроку окончания периода реинтеграции «некоторых районов» - он кончится совсем, и стране предстоит период «лечебного голодания». И это в условиях полного исчерпывания мобилизационного психоза.

Запад не потерпел поражения, отказавшись добивать Россию втягиванием ее в войну с вооруженной американским и английским оружием украинской армией. Даже украинское общество устало от войны и для того, чтобы сделать его готовым к тотальной войне, нужен очевидный срыв всех дипломатических усилий.

Если провести сравнение нынешней стратегии Запада в отношении России, то оно такое: некий больной задыхается, например, от отека легких; и не нужно наступать ему на грудь каблуком, вполне достаточно не давать кислородной подушки, издевательски советуя дыхательную гимнастику и почаще мочиться...

Такого рода мир или сомнительный успех, вызывая психологическую демобилизацию, приводит к всплескам недовольства столь же часто, как и разгром. Можно вспомнить довольно почётный для Российской империи Портсмутский мир***** с Японией в августе 1905 года, который в итоге привёл к мощной эскалации революционных настроений.

Если заключившего тот мир премьера Витте великодержавные националисты издевательски называли «Граф Полусахалинский», то Путин теперь может именоваться «Владимиром******, Князем Полутаврическим и Полудонбасским».

Даже если Кремль сорвет все договоренности, то это ничего не изменит. Украина и так временно потеряла «некоторые районы». Как Грузия после войны 2008 года, она получит шанс на перевооружение и реформы. И дальше она должна спокойно ждать, как ждала Россия кризиса украинской государственности, чтобы отправить интервентов на Крымский полуостров. А население «некоторых районов» будет сравнивать свою жизнь с жизнью в соборной демократической Украине.

Запад же получит дополнительную легитимацию перехода ко второй******* - «уничтожительной» - фазе Второй Холодной войны.

Минский компромисс остановил проект «Особый путь России», но не остановил ни объективное назревание новой волны революционного протеста в России, ни экономическую и политическую изоляцию нашей страны. Формальные отмены санкций значат немного.

Четверть века назад Америка панически боялась японского засилья, но против союзной Японии не было принято ни одного дискриминационного закона. Просто Майкл Крайтон выпустил детектив «Восходящее солнце», который был экранизирован. И начался гражданский бойкот японских корпораций: не снимать фильмы на скупленных ими голливудских студиях; не арендовать офисы в скупленных ими знаменитых небоскрёбах... На этом японский бизнес-блицкриг на Америку захлебнулся.

Ну, а путинская Россия, с легкостью взорвавшая 60-летний запрет на силовую перекройку европейских границ и напугавшая мир «гибридной войною», тем более обречена быть в положении Российской империей времён Крымской войны — отсталая, озлобленная, параноическая держава на окраине цивилизованной Ойкумены.

Поэтому 12 февраля, маниакально требующий Дебальцево, Путин не просто потерпел грандиозное метастратегическое поражение, но и открыл дорогу к фатальной для него революции, для спасения от которой год назад он и бросился, сломя голову, в украинский кризис.

* Например, мои интеллектуальные кумиры — Андрей Илларионов, Андрей Пионтковский и Марк Солонин

** Быдлоиды, числящиеся путинистскими журналистами и политологами, воспринимают их как «пацанские».

*** Каносское унижение германского императора в 11 веке было последним политическим триумфом пап. Светские владыки усвоили урок, и в 14 веке бессильные папы были на 70 лет перевезены французским королём в Авиньон, а в дальнейшем основные богословские решения на церковных Соборах уже диктовались императорами.

**** Вопреки мнению коллеги А.Н. Илларионова, именно с этого ультиматума и надо вести отсчёт Холодной войны.

***** Япония вернула России северную половину Сахалина, полностью занятого её десантом.

****** Идея поставить на Воробьёвых горах грандиозный статуй равноапостольного князя Владимира — явное утешение в память о «в Бозе почившем» «Русском мире». Хотя даже Гитлер не стал бы в 1944 году озадачивать Шпеера установкой у Бранденбургских ворот статуи Германа Херуска или Генриха Птицелова.

******* Первая фаза была «сдерживающая», точно также как в Первой Холодной войне: «сдерживание коммунизма» (с 1946 по 1975) и «отправка коммунизма на пепелище истории» (с 1983 по 1988).

Евгений Ихлов

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Loading...

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 26 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Блистательное поражение Путина"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь