Слава Рабинович. России необходима своя Мередит Уитни

1426716_777664408961542_5484219796716608073_n (7)России необходим(а) свой(я) Мередит Уитни (Meredith Whitney).

Мередит Уитни – бывший широко известный аналитик финансовой компании Oppenheimer & Co. (сейчас у нее свой хедж-фонд). Она приобрела известность благодаря составлению точных прогнозов по поводу падения цен на акции банковского сектора и сокращения выплат дивидендов Citigroup.

Так, 31 октября 2007 года, в самом конце «бычьего» фондового рынка в США, почти что на самом его пике, Уитни предсказала, что Citigroup придется сократить выплаты дивидендов, потому что размер дивидендов стал больше, чем прибыль, которая упала. Она аргументировала, что при такой выплате дивидендов Citigroup попадет в банкротство. Многие игроки на Уолл Стрит, и многие СМИ заметили эти ее прогнозы, которые наделали много шума в таких публикациях, как The Wall Street Journal, а также на финансовых телеканалах CNBC и Bloomberg TV.

Citigroup, действительно, уменьшил выплаты дивидендов на 41% в январе 2008 г., но до этого акции Citigroup драматически упали, а генеральный директор банка Чарльз Принс был вынужден уйти в отставку.

В 2007 году журнал Форбс назвал ее второй в списке лучших «сток-пикеров» в банковском секторе, т.е. списке людей, «правильно» выбирающих акции, а в 2008 газета The New York Post включила ее в список 50 самых влиятельных женщин Нью-Йорка.

18 августа 2008 года Мередит Уитни оказалась на обложке журнала «Fortune».

Даже еще до (!!!) проблем с банками Merrill Lynch и Lehman Brothers в сентябре 2008 года она сказала:

«Такое впечатление, что я нахожусь в эпицентре самого крупного финансового кризиса в истории».

В октябре 2008, уже после падения Lehman Brothers, Мередит Уитни попала в список 50 самых влиятельных женщин, составленный этим же журналом «Fortune». В 2008 году она также выиграла престижное звание «Power Player of the Year» телеканала CNBC, одержав победу над такими кандидатами, как Джэйми Даймон (генеральный директор банка JP Morgan), Бен Бернанке (тогда глава ФРС) и Хэнк Полсон (тогда министр финансов и бывший генеральный директор банка Goldman Sachs).

Не все знают, что в кризис 2008 года банк Citigroup был национализирован, потому что, действительно, оказался банкротом – как и предсказывала Мередит Уитни. За неделю до объявления правительством о национализации, стоимость Citigroup в считанные часы упала в Нью-Йорке до $3,77 за акцию, в результате чего рыночная стоимость компании оказалась около $21 миллиардов. Рыночная стоимость Citigroup в декабре 2006 года была $247 миллиардов. За два дня до национализации банка новый генеральный директор Викрам Пандит объявил о беспощадном плане сокращения 52000 рабочих мест. Но ничего не помогло.

Citigroup и правительство определили размер проблемных активов примерно в $306 млрд. Citigroup поглотил первые $29 млрд. потерь. После этого остальные потери были разделены между Citigroup и правительством, и при этом на долю банка пришлось 10%, а на правительство – 90% потерь. Казначейство США использовало свои 700 млрд. долл. США (TARP), чтобы взять на себя до $5 млрд. потерь, а правительственная Федеральная корпорация страхования депозитов (FDIC) взяла на себя следующие $10 млрд. потерь. Кроме того, Федеральная резервная система гарантировала какие-либо дополнительные потери. Эти меры не имели прецедентов в финансовой истории США.

Опуская всю остальную историю спасения «системообразующего» банка Citigroup можно лишь упомянуть, что прежние акционеры потеряли практически весь свой капитал, банк был де-факто национализирован, а потом снова приватизирован. Капитализм США дал большой сбой – одно из самых крупных финансовых учреждений США было необходимо национализировать, чтобы избежать краха международной финансовой системы – но в течение 2008 – 2012 г.д. в США были приняты и введены в действие законы, которые помогут избежать таких катаклизмов в будущем.

Кто в России является эквивалентом Мередит Уитни?

Никто. В России фондовый рынок развит плохо, а «культура» инвестирования в акции у широкого российского населения отсутствует напрочь. Соответственно, будь ты хоть трижды такой Мередит Уитни, работая в финансовой индустрии, тебя никто не услышит, кроме того узкого круга людей, которые, к сожалению, в современной России ни на что не влияют.

Сбербанк – это хуже, чем Citigroup в 2008 году. А ВТБ – это хуже, чем Сбербанк.

В отличие от США образца 2008 года, где выжили JP Morgan, Wachovia, Goldman Sachs, и т.д., в России не выживет никто, без «покрывальной» национализации. Банковский сектор в России – это ходящий труп, и все банки являются банкротами уже сегодня. Собственно говоря, если бы в октябре 2014 года им бы не разрешили оценивать некоторые свои активы «не по рынку», уже давно было бы видно, что ни у одного банка нет достаточного капитала, чтобы называться «going concern».

В отсутствии публичной культуры инвестирования в акции, в отсутствии широко читаемой финансовой и деловой прессы, широко просматриваемого финансового и делового телевидения высокого качества, своей Мередит Уитни в России просто нет и быть не может.

В этих условиях, по сути, есть только два (или чуть больше) человека, которые могли бы сказать свое веское честное слово – это Алексей Кудрин и Герман Греф. Но они этого не делают. Они не хотят и не будут говорить о том, что банковский сектор в России, включая Сбербанк – банкроты.

А жаль. Потому что такая позиция называется позицией страуса.

У российского правительства не хватит средств, чтобы национализировать все «системообразующие» российские банки и обеспечить отсутствие финансовых потерь для всех вкладчиков. Кроме того, при системном кризисе банковского сектора и, по сути, его разрушении, произойдет моментальное разрушение реальной экономики. В банках «сгорят» огромные по суммам денежные средства компаний. Начнется «эффект домино», который приведет к византийской системе кросс-дефолтов и долгов у всех перед всеми.

В 1998 году, когда Россия пережила дефолт и девальвацию, совокупный валютный долг банковского сектора перед кредиторами составлял 18 млрд. долларов. Во время кризиса 2008 года эта цифра была уже в десять раз больше, 180 млрд. долларов. Но в оба года, в оба кризиса, Россия являлась членом международного рынка капитала, она не была отрезана от него. Сейчас совокупный валютный долг российского банковского сектора – это 200 млрд. долларов, но Россия исключена из международного рынка капитала, без каких-либо горизонтов возвращения, пока «крымнаш». Перефинансировать эти долги во время системного банковского и экономического кризиса будет невозможно, так же, как и ре-капитализировать все крупные банки, в процессе национализации.

Нет Мередит Уитни в отечестве моем...

Слава Рабинович.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 67 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Слава Рабинович. России необходима своя Мередит Уитни"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь