Георгий Сатаров. Почему и зачем я вступил в партию

satarov (1)Частично я ответил на эти два вопроса в предыдущем посте и в самом первом - от 28 февраля. Но это не полный ответ. Прошу набраться немного терпения для того, чтобы увидеть и понять мой более обстоятельный ответ.

Сегодняшняя социология в Англии показывает, что одна из самых не уважаемых профессий – парламентарии. То же самое у нас. Мягко говоря. Но причины разные. У них это частное следствие нормально работающей демократической машины и здорового гражданского сознания. У нас – следствие глубоко кризиса разочарования в политике и демократии вместе со страшным социально-психологическим заболеванием общества, в анамнезе которого тотальное недоверие – самый легкий синдром. В таких условия в политику у нас идут либо проходимцы (в лучшем случае), либо вытесненные на обочину романтики-нонконформисты.

Но так было не всегда. В 1989-1990 годах на первые за 70 лет довольно свободные выборы шли лидеры общественного мнения (представьте себе и вспомните – их было много, и в столицах, и по всей стране). Это были вполне успешные актеры, писатели, журналисты, экономисты, физики, юристы, опальные или диссидентствующие политики или хозяйственники, известные по всей стране, или получившие известность совсем недавно. Если бы не они, мы бы по прежнему мыкались в тихо издыхающей дряхлой империи за железным занавесом, который становился бы тем железнее и выше, чем яснее становился летальный и неизбежный исход.

Конечно, когда реформы делаются сверху, идти во власть не страшно. Это – мейнстрим. Это всенародное упование и обожание – возбуждение, радость и надежда. Сейчас ситуация совершенно другая. Импульс власти совершенно противоположен, ее методы отвратительны и страшны. Политика дискредитирована, называться депутатом неприлично, а иногда даже рискованно. И уж точно на вас будут смотреть как на придурка с легкой примесью сочувствия. Особенно, если окружающим (сочувствующим) известно, что вы человек состоявшийся, успешный, самодостаточный, что ваш успех – результат таланта и незаурядного труда, что вам нет нужды компенсировать свои неудачи и разочарования в самом себе, сбегая в политику. На таких людей, если они чувствуют омерзение от происходящего в стране, смотрят с уважением и даже завистью, лишь когда узнают, что они уже подготовили свой отъезд из страны.

Задайте себе вопрос: почему Борис Немцов не уехал? Ведь не было ничего, что этому препятствовало, кроме одного. Мы никогда не говорили об этом в разговорах тет-а-тет. В этом не было нужды, поскольку, я подозреваю, одинаково к этому относились: уехать, значит перечеркнуть возможно самую важную часть своей жизни.

Я не собирался идти в политику, пока был жив Боря, пока я видел, как в оппозиционную политику идет успешная и талантливая молодежь. Убийство на Немцовом мосту изменило ситуацию. Сейчас сидеть в стороне мне и таким как я опасно для тех, кто остается в оппозиции, и вдвойне опасно для страны и всех нас, пока не уехавших. Чтобы резко изменить ситуацию, в оппозиционную политику должны дружными рядами идти успешные и талантливые нонконформисты.

Чтобы сделать такой выбор, надо задать себе вопрос: что для вас Россия – Родина или кормушка для подонков. Если уже второе – надо мотать. Если нет – надо сопротивляться и отбирать у них страну. Для этого есть разные возможности. Не обязательно копировать мои действия. Мой выбор – идти в РПР-ПАРНАС – обусловлен несколькими причинами. Назову лишь три. Первая: эта довольно молодая партия, которая никогда не изменяла себе и своим принципам, которые я разделяю. Вторая: они очень кооперативны, и готовы к консолидации. А это сейчас самая важная задача для оппозиции. Третья: у меня там много хороших знакомых.

Я уверен, массовый приход в оппозиционную политику множества людей того типа, о котором я пишу и к которым обращаюсь, способен весьма серьезно изменить ситуацию в стране. Сильная консолидированная оппозиция – важное препятствие против искушения насилием, перед которым постоянно стоит власть, подобная нашей. Сила и единство оппозиции создают условия для реального раскола властвующей элиты, что критически ослабляет режим. Такая оппозиция меняет электоральную ситуацию, а потому сохраняет шансы для мирного и легитимного демонтажа нынешнего режима.

Еще раз повторю. Сегодня шаг, к которому я призываю, это рискованное решение. Это не так приятно, как четверть века назад. Но сегодня у нас есть преимущество: есть полезный опыт ошибок 90-х. Есть печальный опыт тотального конформизма нулевых. У нас много продумано и наработано; и нам гораздо яснее, что и как надо делать. Дело только за нами, за нашей решимостью, ответственностью и единством действий.

P.S. Если у читателя возникнет побуждение поставить лайк на этот текст, сделайте лучше перепост. Спасибо.

Георгий Сатаров

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 29 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Георгий Сатаров. Почему и зачем я вступил в партию"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь