Виктор Суворов. Со времен гибели Римской империи…

10409074_10152494286251801_9162914241271596085_nКогда речь заходит о победе Красной Армии в советско-германской войне, наши маршалы и генералы щедрой рукой, словно горсть серебра, швыряют в народ звонкие, неопровержимые доказательства выдающихся способностей советских полководцев и высочайших боевых качеств Красной Армии. Как один из самых ярких примеров обычно приводят Висло-Одерскую операцию Красной Армии.

Эта операция была проведеня с 12 января по 3 февраля 1945 года войсками 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов (командующие Маршалы Советского Союза Г.К. Жуков и И.С.Конев) при содействии с флангов войск 2-го Белорусского и 4-го Украинского фронтов (командующие Маршал Советского Союза К.К.Рокоссовский и генерал армии И.Е. Петров).

Эта операция предельно емко характеризуется всего двумя предложениями:

«Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времен гибели Римской империи».

Два предложения – но какая в них мощь! Особая их ценность в том, что написаны они не советским пропагандистом, но рукой битого гитлеровского генерала. Автор этих слов – генерал-майор Фридрих Вильгельм фон Меллентин, начальник штаба 5-й танковой армии. После разгрома Германии он бежал в Южную Африку и там написал книгу “Танковые сражения”. Книга имела ошеломляющий успех, на протяжении десятков лет многократно издавалась в Германии, США, Великобритании и многих других странах. В 1957 году она была издана и на русском языке.

По признанию гитлеровского генерала, на заключительном этапе войны войска Жукова и Конева продемонстрировали такой уровень военного искусства, какого Европа не знала за последние полторы тысячи лет. В этой фразе ясно сказано, что полководческий талант советских маршалов и генералов в последние месяцы войны достиг такого расцвета и уровня, до которого не дотянуться ни Бонапарту с Кутузовым и Кромвелем, ни Фридриху Великому с Тюренном и Конде. Фраза лестная. Собственно, из-за этой цитаты книгу переводили и издавали в Советском Союзе.

С тех пор над страной загремело: Невозможно описать... Ничего подобного со времен гибели...

Этим двум предложениям выпала долгая счастливая жизнь. Не проходит года, чтобы в официальных советских, а теперь российских военных трудах десятки раз не прогремело: «…со времен гибели Римской империи». Такие заявления наполняют гордостью сердца участников грандиозных конференций и симпозиумов.

Подходит юбилей – 20 лет великой победы, и звенит от Москвы до самых до окраин: Невозможно описать!!!

Затем - 25 лет победы. Еще громче: Невозможно описать! Европа не знала ничего подобного!!!

Потом 30 лет победы! 40! 50! И опять, и опять: Европа не знала ничего подобного со времен...

В преддверии 60-й годовщины победы в советско-германской войне начальник Генерального штаба генерал армии Балуевский разразился мощной статьей в “Красной Звезде” (7 мая 2005 года): «Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времен гибели Римской империи».

Все хорошо и даже чудесно. Но было бы еще лучше, если бы наши стратеги сами читали книги, сами готовили статьи и доклады, сами выбирали цитаты для них, а не полагались на то, что подсовывают безалаберные референты. Уверен, в этом случае ни один из ответственных военных руководителей цитату германского генерала про Висло-Одерскую операцию повторять бы не стал.

В этом случае из оборотного фонда российских стратегов одним из первых, не сомневаюсь в этом, был бы навсегда вычеркнут пассаж о том, что Европа не знала ничего подобного со времен гибели… Впрочем, и десятки других подобных цитат тоже давно и прочно были бы забыты.

Дело тут вот какое.

Товарищ Сталин понимал, что историю войны между Советским Союзом и Германией писать не следует: слишком уж история эта получится неприглядной и неприличной. После войны советским вождям и полководцам следовало либо молчать, либо врать безмерно, безгранично и беспредельно.

Сталин выбрал молчание.

При Сталине попыток написать историю войны не предпринималось. Рвение некоторых стратегов сочинять и публиковать свои воспоминания и размышления решительно пресекалось. Вместо научных изысканий и генеральских воспоминаний вышел сборник выступлений товарища Сталина:

Братья и сестры… К вам обращаюсь я, друзья мои! Враг будет разбит! Победа будет за нами!

И это все.

Сталин понимал, что после войны генералы могут написать много. Каждую книгу в отдельности можно будет профильтровать цензурой. Каждая в отдельности будет безопасна. Но вместе они неизбежно сольются в критическую массу, которая однажды грохнет, разрушая мифы о «великой» и «отечественной». Потому Сталин запретил сочинять официальную историю войны и публиковать воспоминания участников. Редчайшие исключения в виде воспоминаний партизанского вожака или героя-истребителя не в счет. Эти исключения только подчеркивали правило. А правило заключалось в том, что командующие фронтами и флотами, армиями и флотилиями, командиры корпусов, дивизий и бригад мемуаров не писали, доктора и академики официальную историю войны не сочиняли.

Но после Сталина на трон вскарабкалась целая ватага вождей — коллективное руководство. К осени 1957 года на вершине власти в результате непрерывной череды яростных побоищ остались двое — Жуков и Хрущев. При ближайшем рассмотрении оказывается, что эти деятели даже фамилии носили по смыслу одинаковые: хрущ — это тоже жук, жук-вредитель.

И вот два жука решили сочинить историю войны, наперед зная, что правду говорить нельзя. Но если правда отпадет, что же останется?

Монументальный хрущёвско-жуковский (вернее — жуковско-хрущёвский) труд должен был на века утвердить главную идею: войной руководил не Верховный Главнокомандующий, а его заместитель — Георгий на белом коне, которого Хрущёв вдохновлял и благословлял на подвиги и свершения.

12 сентября 1957 года началась работа над капитальной пятитомной «Историей Великой Отечественной войны». Одновременно выпускались и другие книги, главное назначение которых — подпереть и развить героические баллады. 24 сентября 1957 года была подписана в печать книга «Танковые сражения» германского генерала Меллентина, в которой содержались те самые два предложения о том, что Европа не знала ничего подобного со времен... Редактором книги Меллентина был заместитель начальника ГРУ Герой Советского Союза генерал-лейтенант танковых войск А.П. Панфилов.

Книга еще не дошла до типографии, но ее уже начали цитировать. 8 октября 1957 года Жуков, выступая перед великим вождем Югославии во время визита в эту страну, впервые зачитал отрывок из нее. «Озвучил», как выразились бы сегодня новоявленные ревнители изящной словесности. Великий полководец поведал хозяину Югославии о том, что Европа не знала со времен...

Но пока стратег расслаблялся в кругу югославских и албанских товарищей, кремлевские вожди учинили толковище и вышибли великого полководца из своей шайки.

Визит Жукова в Югославию завершился печально. Стратег уходил в Югославию на крейсере под гром салюта. С эскортом новейших эсминцев. Его провожал почетный караул, гремел государственный гимн. Жуков отбывал могущественным членом Политбюро. Он еще делил власть с Хрущёвым, но многие уже сообразили, что Жуков и Хрущёва скоро слопает, как съел не поперхнувшись куда более дюжих Берию, Молотова, Кагановича, Маленкова и других вождей сталинской закалки.

Хрущёв был самым слабым в когорте сталинских соратников. На веселых партийных гуляньях он был скоморохом. И вот после смерти Сталина все кремлевские мамонты съедены. Никита — последний из могикан. Но именно он, оставшись один на один с Жуковым, надоумил стратега совершить вояж на крейсере по Средиземке. И за время отсутствия полководца скинул его со всех постов.

Жуков вернулся домой никому не нужным пенсионером. Его тут же вызвали на разборки и высказали все, что о нем думали. Стратег, бия себя в грудь, лебезил и унижался, а в доказательство своих заслуг твердил:

«Невозможно описать… Европа не знала со времен гибели…»

Эту цитату Жуков повторял множество раз из года в год. Ради примера — отрывок из письма Хрущёву от 18 апреля 1964 года:

«Висло-Одерская операция, как Вам известно, является одной из грандиознейших операций. Советские войска провели ее блестяще, чем и заслужили всеобщее восхищение. Даже враги и те вынуждены были признать…»

И Жуков, как козырного туза из рукава, швыряет на стол цитату о том, что Европа не знала ничего подобного со времен гибели Римской империи.

Но стратега уже никто не слушал. В момент, когда правление Жукова завершилось, завершилась и работа над грандиозным историческим исследованием. Вместо несостоявшегося пятитомника через три года начал выходить шеститомник, и главная идея там была уже другая: войну выиграл Хрущёв.

Фраза о том, что «Европа не знала ничего подобного со времен…» была вписана и в хрущёвскую историю войны (История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941–1945. В 6 т. М.: Воениздат, 1960–1965. Т. 5. С. 91), но при этом имя Жукова упоминалось вскользь.

Текут годы и десятилетия, уходят Жуковы и Хрущевы, Брежневы и Андроповы, а эти предложения десятилетиями мусолят наши генералы, маршалы и академики. И кто только эти слова не повторял! Как только заходит речь о выдающихся военных достижениях, вспоминают Меллентина: «Невозможно описать…»

Все вроде бы здорово: битый гитлеровец признал невероятно высокий уровень стратегического мастерства высшего командного состава Красной Армии на заключительном этапе войны, в частности Жукова и Конева, которые в тот момент командовали войсками двух фронтов на главном стратегическом направлении. Почему бы не повторить столь лестные для нашего военного самолюбия слова?

Да потому, что это не похвала, а обвинение. В немецком оригинале и во всех переводах, кроме русского, речь идет вовсе не о блистательных победах Красной Армии:

«Это была трагедия невиданного масштаба. В старых германских землях — Восточной Пруссии, Померании и Силезии русские проявили звериную жестокость. Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времен гибели Римской империи».

Сразу после войны недобитый гитлеровец обвинил Красную Армию в варварстве, вандализме, в бесцельном и массовом уничтожении людей и материальных ценностей, воровстве, грабежах, насилии, мародерстве.

Нашим генералам и маршалам следовало или ответить на обвинения, или молчать. Но Герой Советского Союза генерал-лейтенант танковых войск А.П. Панфилов в угоду «величайшему стратегу всех времен и народов», подобно мелкому шулеру, передернул карту: в русском переводе слова о звериной жестокости выпали, и обвинение превратилось в гимн.

Уходя от ответа мерзким воровским изворотом, генерал-лейтенант Панфилов тем самым признал предъявленные обвинения обоснованными: нам нечем крыть. Один нам выход: исказить смысл обвинений и превратить их в превозношение. И мы вот уже 70 лет тешим себя фальшивой похвалой, которую наши полководцы сами сотворили с помощью ловких рук и длинных ножниц. За 70 лет ни один советский или российский генерал, ни один маршал, профессор или академик не удосужился прочитать эту книгу в оригинале или в переводе на любой язык, кроме русского. Никто фальши не усмотрел.

Скажу больше. Начальник Генерального штаба РФ генерал армии Балуевский не читал эту книгу даже на русском языке. И есть тому доказательство. Когда-то давно, лет тридцать назад, кто-то по ошибке неверно написал имя германского генерала — О. Меллентин. Так и прилипло. Цитату Меллентина референты не из его книги переписывают, а друг у друга. Ребята, которые сочиняли статью генерала Балуевского, написали именно так — О. Меллентин. И это доказательство того, что цитата списана из чужой статьи или доклада, ибо если бы они переписывали цитату из книги, пусть и фальсифицированной, то написали бы — Ф. В. фон Меллентин.

Возразят: в данном случае генерал армии Балуевский стал жертвой шулеров, вралей и неучей, которые заправляли нашей наукой полвека назад, которые в 1957 году на радость величайшему полководцу всех времен и народов выпустили фальсифицированный перевод книги Меллентина, вылепив из негожего материала конфетку.

На это возражаю: генерал армии Балуевский обязан знать, что представляла собой «серьезная» военно-историческая наука во времена правления выдающихся вождей и полководцев Жукова, Хрущёва, Брежнева, Андропова. Поэтому, заняв высокий пост начальника Генерального штаба, он был обязан отдать распоряжение о проверке правильности переводов всех военных книг, изданных Академией наук и Воениздатом. И пока данная книга такой проверки не прошла, следовало воздержаться от ее публичного цитирования. По крайней мере, не проверяя всех книг, можно было проверить по оригиналу хотя бы те цитаты, которые сам генерал решил повторить в своем публичном выступлении.

Я вовсе не настаиваю на том, чтобы каждый российский генерал, маршал, профессор и академик читал в оригинале военные книги на чужих языках. Но не могу считать нормальной ситуацию, когда более чем за полвека тысячи раз стратеги самого высшего уровня повторяли одну набившую оскомину цитату, но ни один из них не удосужился прочитать книгу на немецком языке или в переводе на любой язык, кроме русского. Да и на русском языке ее, как видно, читали не все, кому положено по должности.

В Советском Союзе свирепствовало военно-историческое варварство. После крушения коммунизма государство российское не сделало ничего для борьбы с этим злом. Наоборот, государство это невежество насаждает.

Начиная с 1917 года, из нашего народа планомерно вышибали интерес к истории вообще и к военной истории в частности. А между тем, нельзя познать современную военную науку, не изучая постоянно и упорно опыт прошлых веков и тысячелетий, так же как нельзя постичь интегральное исчисление, не зная арифметики.

В ХХ веке Россия потерпела сокрушительное поражение, не использовав отпущенные ей историей возможности. ХХ век Россия проиграла. Просадила. Прошляпила. Товарищ Сталин на этот счет выражался еще круче. Одна из главных причин распада Советского Союза — военная дикость высшего стратегического и политического руководства страны. Самое ужасное в том, что незнание элементарных основ военных наук и в частности - военной истории никого не пугает и не возмущает. А чье-то знание кажется странным и подозрительным.

Безответственное отношение стратегов, на погонах которых сияют звезды первой величины, к военной истории и своим публичным выступлениям свидетельствует о столь же безответственном отношении к выполнению прямых служебных обязанностей. А ведь в их руках судьба России.

На официальном уровне изучение военной истории в России подменено грандиозными сборищами и пустыми речами с повторением замусоленных, затасканных «откровений». Материалы этих сборищ широко публикуются, демонстрируя миру невероятную и возмутительную степень незнайства высшего командного состава Российской армии.

Такого военного невежества Европа не знала со времен гибели Римской империи.

Виктор Суворов.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 65 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Виктор Суворов. Со времен гибели Римской империи…"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь