Антон Орехъ. Поздно

anons-orekh (2)Я не считаю, что лучше поздно, чем никогда. Например, правосудие, осуществленное десятилетия спустя. Оскара Грёнинга называют сегодня «бухгалтером Освенцима». Это не значит, что он был самым главным экономом. Он просто работал в администрации и следил, чтобы и на фабрике смерти соблюдался знаменитый немецкий орднунг. Сам никого не пытал, газом лично не травил, имущества заключенных себе, если я правильно понимаю, не присваивал. Просто вел учет. И был убежденным нацистом. До поры до времени за это не судили. Потом это стали считать соучастием в преступлениях. И теперь судят вот таких вот дедов.

Грёнингу 93 года. Но есть фигуранты и постарше. Наверное, Грёнинга осудят. Наверное, дадут какой-то тюремный срок. Но я считаю, что это будет неправильно. Потому что выглядит это именно как суд над стариком. Когда он соучаствовал в истреблении сотен тысяч людей, ему было чуть за двадцать. Он был молод, полон сил, полон убийственных идей. И должен был быть осужден именно тогда. Ну, или хотя бы спустя не очень продолжительное время. А получается, что судят 93-летнего старика за поступки 20-летнего юноши. Судят за взгляды, которых он придерживался давным-давно и которые уже давно не разделяет. Судят после того, как он прожил всю жизнь, и ничто не помешало ему прожить эту жизнь так или иначе с удовольствием. Сейчас это уже не похоже на суд над преступником.

Это выглядит так, словно с молодым правосудие не совладало, а с дряхлым дедом вот справилось. Я ни в коем случае не говорю об оправдании. Наоборот. Пускай уж этот процесс состоится. Пускай на нем еще раз все услышат об ужасах Освенцима и прикоснутся к самой страшной странице человеческой истории. В этом и должен быть смысл процесса. С одной стороны – история. С другой стороны – ее живой и непосредственный участник. Но в случае Оскара Грёнинга осуждение должно быть моральным. Был бы он молодым, ему могли бы дать лет двадцать тюрьмы. А сейчас ему двадцать лет не дашь.

А дать года три – получается, приравнять массовые убийства к среднему хулиганству. И посадить за решетку человека, который и так-то наверняка из дома уже не выходит.

Это не должен быть процесс над Грёнингом. Это должен быть процесс над фашизмом.

И таких процессов никогда не будет слишком много. Знаний о нацизме и его преступлениях никогда не будет с избытком. Про такие процессы никогда нельзя будет сказать, мол, хватит, достаточно, мы и так уже всё знаем. Но тюрьма для конкретного человека будет все-таки выглядеть как месть слабому старику.

Ну, и еще одна мысль не могла не придти мне в голову. В Европе судят нацистов. Пускай даже годы спустя.

У нас сталинских палачей и бухгалтеров ГУЛАГа ни судят и не судили вовсе.

Антон Орехъ, обозреватель

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 27 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Антон Орехъ. Поздно"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь