Игорь Яковенко. Кощеева игла.

1982349_684162814955395_1128232293_n (2)На море на океане есть остров, на острове – дуб, под дубом – сундук, в сундуке – заяц, в зайце – утка, в утке – яйцо, в яйце – игла, на кончике иглы – смерть Кощея.

Владимир Владимирович Путин убежден в своем политическом бессмертии. И для этого у него есть немало оснований. Основание первое: российская популяция окончательно превратилась в массу. Не в социологическом, а в исконном, физическом смысле слова. В массу, жаждущую покоя, подвластную лишь инерции и лишенную внутренней энергии. Энергии протеста. Энергии сопротивления. Энергии сомнений.

Основание второе: мировому сообществу плевать на то, что Путин делает внутри России. Плевать на коррупцию и Северный Кавказ, на права человека и убийства журналистов и политиков.  Мало ли в мире диктаторов и отморозков. Вспотеешь за всеми гоняться - и на бизнес времени не останется. Так было до Крыма и войны в Украине.

Став первым, кто после Второй мировой войны сломал принцип нерушимости границ, Путин заставил ленивую тушу мировой общественности начать действия. Санкции - это пока не действия, а лишь их имитация. Ленивая туша очень не хочет действий. Прекрасно понимая, что войну в Украине ведет именно Путин, посылая туда российских военнослужащих, ленивая туша делает вид, что это ей доподлинно не известно. «Поймали группу солдат? Так они заблудились», - снисходительно объясняет российская пропаганда. «Поймали еще двоих грушников с оружием? – Так они давно уволились и сейчас обычные пешеходы, которые решили немного повоевать», - косит выпученным глазом Песков. «Ах, они тогда террористы и им пожизненное светит? – Ну, пусть так», - звенит доспехом из юбилейных значков отважный министр обороны Шойгу.

Политическая смерть Путина – в информации, неопровержимо доказывающей факт и масштабы участия российских войск в войне на юго-востоке Украины. Если сломать этот кончик кощеевой иглы, ленивая туша мировой общественности вынуждена будет начать действовать и перед Путиным откроется длинный коридор, ведущий в Гаагу. И в этом коридоре не будет никаких ответвлений и боковых дверей, никаких лазеек, позволяющих спрятаться и избежать финальной сцены прочтения обвинительного приговора.

Для того, чтобы надежно спрятать эту смертельную для нашего Кощея информацию, и предпринимаются все эти безумные действия, от убийств и запугивания российских активистов, способных проводить публичные расследования, до принятия целой серии законов, чтобы не допустить появления в стране сил, способных проводить такие расследования, а сами подобные расследования признавать преступлениями.

Сначала надо окончательно зачистить ту часть поля гражданского общества, в котором могут возникать  подобные инициативы. Их ликвидация проходит под знаменем борьбы с иностранными агентами и нежелательными организациями. Так, это уже сделано. Что еще осталось? А вдруг кто-то сам, лично, на свой страх и риск, без всяких денег, на голом энтузиазме  решит провести такие расследование и добыть доказательства, начнет собирать сведения об убитых в Украине российских военнослужащих, как это делала, например, «Новая газета»?

Указ Путина о включении в перечень сведений, составляющих государственную тайну любых данных о потерях российской армии не только в военное время, но и в процессе проведения спецопераций, - это и есть тщательная операция по укрытию кощеевой иглы.

О том, насколько публично освещают свои потери в других странах и как скрупулезно их подсчитывают и насколько тщательно отчитываются перед своей общественностью за каждого погибшего, за каждого раненого в других странах, в тех же США, - об этом подробно рассказал Сергей Пархоменко в последней передаче «Суть событий» на «Эхе Москвы».

Есть и значительно более неприятное для нашего Кощея сравнение. С собственной российской традицией отношения к убитым и раненым. Сталин распорядился в одну ночь вывезти всех безногих-безруких фронтовиков и отправить их умирать в дома инвалидов. Цифры погибших до сих пор разнятся от 20 до 30 миллионов. Спустя 70 лет все еще решается проблема с жильем для ветеранов войны. Но эта сталинская традиция была вовсе не характерна для России.

После войны 1812 года государством была создана мощная индустрия благотворительности, адресованная раненым и погибшим в Отечественной войне. Самой влиятельной и тиражной газетой было издание военного ведомства «Русский инвалид», весь доход от которого шел на помощь семьям погибших и раненым. В газете печатались списки погибших и раненых для оказания адресной помощи. Вот это было настоящей российской традицией отношения к своим убитым и раненым.

Путин все больше становится продолжателем традиций Сталина, традициям, которые противостоят не только вектору мировой истории, но и многому из того, что было в истории России. Попытки спрятать факт участия российских войск в вооруженной агрессии против Украины обречены на провал. Политическая смерть нашего Кощея становится делом уже не столь отдаленного будущего.

Игорь Яковенко.

Помочь автору:

PayPal [email protected]

Яндекс.Деньги 410011207462836

 

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

 

 

Статья прочитана 89 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Игорь Яковенко. Кощеева игла."

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь