Слава Рабинович. Мой доклад для ПМЭФ-2015 или ‪#‎БетоннаяСтена

1426716_777664408961542_5484219796716608073_n (17)Этого вам не расскажут на ПМЭФ-2015.

Заранее прошу прощения за «многобукафф». Тем, кому неинтересно, могут заняться более полезным «экшеном», нежели чтением этой статьи – постить котиков на Фейсбуке и не быть заблокированным. Даже, если вы сейчас сидите и скучаете на самом ПМЭФ-2015 в Санкт-Петербурге.

Именно там Герман Греф, глава Сбербанка, сегодня сказал («сорвав аплодисменты зала», как написали в онлайновых СМИ), что главная проблема экономики России – это плохое государственное управление. Такого «откровения» от господина Грефа «никто не ожидал». Надо же ж. Же ж.

А я хочу сказать господину Грефу, что зрить надо в корень. Экономика России уже год бьется в Бетонную Стену, но она начала приближение к ней в середине 2008 года, никогда так и не свернув с этого пути. И причина здесь в следующем: Путин и его ОПГ разрушали капитализм, начиная с июля 2003 года, и строили бандитский неофеодализм в отдельно взятой стране. И построили его, худо-бедно. Сейчас мы вошли в период так называемого «развитого неофеодализма», в котором такой общественно-политический строй (поддерживаемый, из-за пропаганды гос. СМИ, большинством народа, кстати) никак не увязывается с капиталистическим способом хозяйствования.

И никогда не увяжется. Погибнет или одно из двух, или оба.

Скоро.

А теперь переходим к жестким цифрам и фактам. Сначала о т.н. «бесплатном обеде».

Не только в России, но и во всем мире, почему-то, никак не могут понять правильность или неправильность концепта финансирования Россией своего бюджетного дефицита при помощи нефтяных денежных резервов. Некоторые «специалисты» дошли до того, что аргументировано фантазируют о том, что такое финансирование в рублях может одновременно финансировать расходную часть бюджета и, при этом, сохранять оценочную стоимость золотовалютных запасов («ЗВР»). «Как же далеки они...» от экономики и финансов!

Хотя такая финансовая операция не имеет прямого эффекта на величину ЗВР, обязательно произойдет косвенный эффект, который, с течением времени, уменьшит ЗВР. Не бывает «бесплатного фискального обеда». Эти сказки рассчитаны для ПМЭФ, но не для нас – тех, кто понимает и на всякие там тупые ПМЭФ не ходит.

Та точка, с которой нужно начинать разбираться в том, как накопленные государственные нефтяные деньги участвуют в величине ЗВР и в расходах бюджета – это баланс Центрального Банка («ЦБР»). Государственные накопления от экспорта нефти разделены между двумя фондами: Резервным фондом и Фондом Национального Благосостояния («ФНБ»). На начало этого месяца в каждом было по 76 млрд. долларов. Эти деньги принадлежат Министерству Финансов («Минфин»), но контролируются ЦБР. А поскольку они инвестированы в высоколиквидные и высоконадежные финансовые инструменты в иностранной валюте, они, как раз, и являются частью полных российских ЗВР (на данный момент 356 млрд. долларов).

Эти средства находятся, в балансе ЦБР, на стороне активов, в строчке «активы нефтяного резервного фонда», или как он там точно у них называется... И, одновременно, эти средства входят в общие российские ЗВР. Существует соответствующий пассив – резерв нефтяных денег Минфина. Поскольку эти активы принадлежат правительству, оно может расходовать его на финансирование бюджета и, действительно, на эти цели с начала этого года уже было потрачено 500 млрд. рублей (9 млрд. долларов).

Нефтяные денежные средства Минфина хранятся и вынимаются в иностранной валюте. Затем Минфин конвертирует эти средства в рубли прямо в ЦБР, взамен на иностранную валюту. Таким образом, ЗВР, которые есть в ЦБР, оказываются не измененными. Просто происходит перекладывание нефтяных денежных активов со стороны активов баланса ЦБР в «другие» резервы иностранной валюты. На стороне пассивов ЦБР дебетует денежный нефтяной счет Минфина и кредитует другой счет. После этого эти денежные средства поступают в резервы коммерческих банков, когда правительство начинает их тратить.

Результирующее сальдо таково, что общий размер баланса ЦБР не изменился, а монетарная база увеличилась, потому что увеличились резервы в коммерческих банках. На практике, конечно, это стерилизуется ЦБР, но тот самый факт, что правительство может финансировать бюджет из «нефтяных денег» и при этом ЗВР не снижаются, породил иллюзию того, что существует «бесплатный обед». Но это не так. Активы правительства упали. Более того, тот аргумент, что ЗВР не упали из-за этих операций, игнорирует тот факт, что, на самом деле, дополнительные траты правительства могут перетекать (и перетекают) в импорт. Это увеличивает спрос на иностранную валюту со стороны потребителей, компаний, и, по определению, со стороны коммерческих банков. Этот спрос удовлетворяется ЦБР, который снижает ЗВР (на стороне активов своего баланса) и фактически отдает их коммерческим банкам. На стороне пассивов баланса коммерческих банков происходит соответствующий дебит, и это ведет к сжатию монетарной базы.

На практике ЦБР совершает операции на открытом рынке для того, чтобы монетарная база оставалась постоянной, но результирующий итог всего этого – падение ЗВР. Другими словами, в действительности, России невозможно финансировать свой бюджет «нефтяными деньгами» и сохранять неизменными ЗВР. Хотя за прошедший год частично на долларовом значении ЗВР несколько отразилось падение евро (и активов ЗВР деноминированных в евро), большую часть падения ЗВР можно объяснить финансированием бюджета из нефтяных фондов.

Все это было сказано для развенчания популярного мифа о «бесплатном обеде». А теперь о том, что происходит с бюджетными расходами в России в мирное (?!) время, и куда текут эти «нефтяные денежки», которые принадлежат гражданам России.

Гражданин России! А ты в курсе, что за январь-май ты потратил на армию 12 623 рубля? Или по 2,5 тысячи ежемесячно? Казначейство сообщило, что на 1 июня 2015 года на оборону потрачено 1 846 833 917 422 руб. из федерального бюджета. Это 29% (!!!) общегосударственных расходов. Почти 2 триллиона рублей – это самая большая статья безумных расходов. Одна третья часть от доходов федерального бюджета! На здравоохранение – в 10 (десять!) раз меньше. На культуру – в 50 (!!!) раз меньше. Если сложить расходы на здравоохранение, образование, культуру, на экологию, на физкультуру и спорт, то они в сумме В ПЯТЬ РАЗ меньше затрат на оборону и правоохранительные органы.

За три года расходы на армию выросли ровно вдвое. За те же 3 года после выборов президента при общем росте расходов на 29% снизились затраты на образование (на 7 млрд. руб.), на культуру (на 2 млрд. руб.), и особенно – на здравоохранение (на 81 миллиард руб., на 1/3).

Все цифры – за пять месяцев. Фактически – военное положение. Пушки вместо больниц, школ, стадионов и театров.

Теперь, куда мы катимся прямо сейчас.

Публикация майской экономической статистики Росстатом доказала: Бетонная Стена есть уже здесь и сейчас.

Промышленное производство в мае упало на 5,5% (!) по сравнению с тем же периодом в 2014 году, после того, как апрель показал падение на 4,5% (!!). Эти данные – самые плохие с октября 2009 года. Падение в производственном секторе было наиболее ярко выражено – крах на 8,3% по сравнению с падением на 7,2% в апреле. Между тем, инвестиции упали на 7,6% в мае, по сравнению с падением на 4,8% в апреле. Все цифры выше – за месяц в 2015 к этому же месяцу в 2014 году.

А что же творится с потребительской активностью? В мае розничные продажи упали на 9,2%, по сравнению с маем 2014 года. А в апреле продажи упали вообще на 9,8%.

Во втором квартале российская экономика начала биться о Бетонную Стену, о приближении которой я говорил еще в июле 2014 года, и которую я тогда предсказал примерно... через 12 месяцев. Вот она и пришла. Можно с уверенностью заявить, что в этом году ВВП РФ упадет на 5%.

Это все? Нет. Что творится в мире бизнеса «белых воротничков»?

По состоянию на середину II квартала 2015 года в Москве объем свободных офисных площадей в сегменте класса А составил 26% (в абсолютных цифрах – 904 000 кв. м, чтоэквивалентно усредненному объему поглощения офисных площадей за 3,5 года). По итогам 2015 года вакансия офисных площадей в сегменте класса А достигнет пиковых значений исоставит 1,1 млн кв. м, или 27%. При этом (!) выбор новых объектов для арендаторов значительно сократится в 2016 году. По оценке, в эксплуатацию будет введено только два бизнес-центра общей арендуемой площадью 165 000 кв. м, а в 2017 году – ни одного!!! Строительство новых офисных объектов остается под влиянием высоких процентных ставок и низкой готовности банков кредитовать новые проекты.

Вы спросите – а простым людям не до лампочки ли все это?

В мае 2015 года реальные располагаемые доходы россиян (доходы за вычетом обязательных платежей с поправкой на инфляцию) сократились в годовом исчислении на 6,4% (докладРосстата о социально-экономическом положении в стране). Таким образом, реальные доходы россиян снижаются седьмой месяц подряд. Более того, с начала 2015 года сокращение реальных доходов россиян практически с каждым месяцем ускоряется: в январе 2015 года, по уточненным данным Росстата, они сократились в годовом исчислении на 0,7%, в феврале и марте – на 1,6%, в апреле – на 3,9%. В целом, по итогам первых пяти месяцев 2015 года, доходы населения сократились на 3%, тогда как за весь 2014 год – на 0,7%. Так быстро, как в мае 2015 года, реальные доходы россиян не падали уже более пяти лет. Номинальный денежный доход среднего россиянина в мае 2015 года снизился по сравнению с предыдущим месяцем почти на 10%, составив лишь 27,65 тыс. руб. против 30,57 тыс. руб. Средняя по России номинальная заработная плата в мае 2015 года, по оценке Росстата, составила 34,4 тыс. руб.

Однако реальная начисленная зарплата, то есть покупательная способность получаемых работниками денег, в связи с изменением цен на потребительские товары и услуги (т.е. в связи с потребительской инфляцией), упала в мае 2015 года в годовом исчислении на 7,3%. За январь-май 2015 года реальная зарплата россиян сократилась на 8,8%. Опять же, по данным Росстата, годовая инфляция к концу мая 2015 года составила 15,8%, продукты же подорожали за тот же год сразу на 20,2%.

Вопрос – а что ваша семья почувствовала на себе в этом году? Я вам дам один пример. Общая инфляция, согласно Росстату, сейчас порядка 16%. Но чтобы отправить девочку-второклашку в школу в сентябре, ее родители в Санкт-Петербурге должны будут купить школьную форму, подорожавшую – внимание! – в два раза, т.е. на 100%. Ее «потребительская корзина», только по ее одежде и обуви, на ее выход в школу 1 сентября составит примерно 20-25 тысяч рублей, что приближается к одной средней месячной зарплате одного из родителей (не говорим даже о семьях, в которых только один родитель).

Бандитский неофеодализм Путина и его ОПГ, весь этот путинизм – уже превратили Россию в страну третьего мира. В страну супер-богатой горстки людей и в страну с остальным населением, которое нищает на глазах, ежемесячно.

Слава Рабинович, 18 июня 2015 года

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 37 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Слава Рабинович. Мой доклад для ПМЭФ-2015 или ‪#‎БетоннаяСтена"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь