Юрий Фельштинский. США нужно чуть-чуть разозлить.

a6cc40fa695Интервью историка Юрия Фельштинского изданию «Экспресс онлайн». Перевод Каспаров.Ру.

 Юрий Георгиевич, украинские эксперты озвучивают 5 сценариев развития событий на востоке: тотальная война, отгораживание Донбасса стеной, признание его автономии, замораживание конфликта и, что называется, ситуация «ни войны, ни мира». Какой сценарий, на ваш взгляд, наиболее вероятный?

– Давайте определим, чего, собственно, хочет Россия или Путин, что то же самое в контексте данного интервью. Россия хочет, чтобы Украина перестала быть независимым государством и полностью «легла» под Россию. Как именно это будет оформлено, в конечном итоге не столь важно. Можно включить Украину в Российскую Федерацию, можно оформить Таможенный союз или Союзный договор… Не имеет значения. Но имеет значение, что в этом случае Украина изымалась бы из европейской сферы влияния и переходила в российскую.

Россией были предприняты несколько попыток захвата власти в Украине и формирования там пророссийского правительства. К этим попыткам относятся и проект «пленки Кучмы» 2000 года, и отравление Виктора Ющенко в 2004-м. После того, как Ющенко выжил и победил, Путин переключился на Грузию, которую попытался захватить в августе 2008 года. А в 2010-м к власти в Украине пришел пророссийский президент Янукович. Осталось только формально заставить Украину отказаться от планов вхождения в Евросоюз и поменять их на вхождение в российский Таможенный союз. Собственно, именно это и было проделано во время олимпийских игр в Сочи: в обмен на 15-миллиардный российский кредит Янукович отказался подписывать документы об ассоциации с ЕС. Единственное, чего не ожидали Янукович с Путиным, что в ответ в Киеве начнется революция.

Чтобы перехватить инициативу, Путин принимает решение захватить Крым. Но март 2014 года это не просто аннексия Крыма. Это недекларированное объявление войны всей Европе. Путин знал, на что он идет, и не случайно, как он сам сообщил в созданном по его заказу о себе документальном фильме, несколько человек, принимавших вместе с Путиным окончательное решение о захвате Крыма, рассматривали вероятность того, что из-за Крыма может начаться ядерная конфронтация.

Всё, что происходит с марта 2014 года, является частью начатой Путиным в марте войны. Как и любая война, она протекает не так, как планировали ее политики. Крым удалось захватить легче и быстрее, чем предполагалось. И это вскружило голову организаторам проекта. В апреле-мае 2014 года казалось, что Украины уже нет и что сосредоточенные вдоль российско-украинской границы 40–50 тысяч российских войск могут занять Киев еще до президентских выборов, намеченных на 25 мая. Но вместо очередного блицкрига, аналогичного крымскому, мы стали свидетелями затяжной войны.

Почему Путин так и не отдал приказ начать захват Украины в апреле-мае 2014 года, мы никогда не узнаем, как не знаем до сих пор, почему Сталин решил не захватывать Финляндию в 1939–40 году. Есть версия, что из-за больших потерь, которые несла в боях с финнами Красная армия. Но это всего лишь версия. Происходящее сегодня противостояние в Украине – результат нерешительности Путина в апреле-мае 2014 года. Он предоставил Украине передышку, больше всего похожую на формулу Троцкого «ни мира, ни войны». Конечно, для тех, кто гибнет сегодня в районах Луганска и Донецка, это не сильное облегчение. Но шанс захватить Украину Путин уже упустил. Проблема в том, что он об этом не знает.

Именно по этой причине мы сегодня обсуждаем разные сценарии войны – от полномасштабной атаки в июле-сентябре 2015 года до затяжного кровопускания и даже мирного соглашения с признанием Украиной автономии ДНР и ЛНР. Потому что Путин уже больше года не может понять, что именно он должен и в состоянии предпринять в отношении Украины. Сейчас он на перепутье, в растерянности. Но это лишь одна составляющая происходящего процесса. Есть еще и другие.

В марте 2014 года Путин считал, что украинский вопрос всецело зависит от решений, принимаемых в Кремле. К июлю 2015 года баланс сил сместился в сторону Украины и Евросоюза/НАТО. Сегодня никто не может принять политических решений в отношении Луганска и Донецка вопреки воле Украины и украинского правительства. Именно по этой причине крайне важно, чтобы украинское правительство выработало по этому вопросу свою жесткую четкую линию. Украинское правительство сегодня обязано начать разговаривать с Россией с позиции силы. Тогда нам не придется обсуждать разные сценарии развития событий. Сценарий будет только один: Россия обязана покинуть территорию Украины и вернуть захваченный ею в марте 2014 года Крым.

– В своей недавней статье Джордж Сорос написал: «Союзники Украины в ответ на воинственность Путина продемонстрировали, что не в состоянии реагировать быстро и не хотят идти на риск прямого военного противостояния с Россией. Это дало Путину право первого хода: теперь он может по своему усмотрению переходить от гибридной войны к гибридному миру и обратно». Вы разделяете такой взгляд?

– Мне кажется, что сказанное Соросом было справедливо для первого периода войны, марта-мая 2014 года. Собственно, именно тогда, в марте 2014-го, Путин сделал свой первый шаг – захват Крыма, чем все были застигнуты врасплох: и Россия, и Украина, и Европа, и США. Разумеется, к военному противостоянию России НАТО оказалось не готово. Но был и формально юридический момент: Украина не входила в Евросоюз, не входила в НАТО и не объявила войну России в связи с оккупацией Крыма. Почему, собственно, НАТО должно было рассматривать возможность военного противостояния России, если Украина не разорвала дипломатических отношений с Москвой в ответ на агрессию?

Если иметь в виду Россию, то «гибридность» войны с Украиной заключается только в том, что эта война ведется на украинские деньги. Россия разворовывает аннексируемый Крым, вывозит из оккупированных районов восточной Украины уголь, одновременно взимает с Украины плату за газ и получает от Украины субсидии за транзит газа по своей территории. Что еще важнее – все эти месяцы, уже больше года, Украина продолжает поставлять в Крым электроэнергию, отключить которую она обязана была в первый же день оккупации Крыма. Так что нет никакой гибридности в этой войне. Есть украинский идиотизм плюс продажность и коррумпированность украинских чиновников, вовлеченных в совместные бизнесы с российскими оккупантами и получающих откаты за предательство национальных украинских интересов.

Гибридного мира в этом смысле тоже нет. Изначально Европа была напугана и, конечно же, планировала надавить на Украину и заставить ее согласиться на любые российские условия, «лишь бы не было войны». Но по прошествии года ситуация переломилась в пользу Украины и Европы, и теперь минские договоренности, разобраться в которых всё равно никто не в состоянии, вообще никого не интересуют, и исполнять их одни не хотят, другие не могут. Я не знаю, готов был бы сегодня Путин оставить за собой Крым и вернуть всё остальное. Может быть, он и был бы готов. Но сегодня этого ему никто уже не предложит. Сегодня ему можно предложить лишь полную капитуляцию, потому что всё равно закончится именно этим, только более болезненно и для России, и лично для Путина.

 Директор Департамента соцполитики Минобороны Украины Валентин Федичев заявил, что за полгода после подписания минских договоренностей в «нормандском формате» незаконные террористические группировки 7398 раз обстреливали украинские позиции на Донбассе. И это только официальные данные… Не наивно ли считать, что «та» сторона будет чего-то придерживаться?

– Я думаю, что так никто не считает: ни российские военные, ни украинские, ни натовские эксперты. В минские соглашения никто никогда не верил. Военные действия продолжаются именно потому, что минские договоренности не имели своей задачей прекратить войну. Подписывавшие их стороны мучали себя переговорами по разным причинам. Украинская сторона – потому что на нее давили Евросоюз и Россия; Евросоюз – потому что это давало надежду на затормаживание полномасштабной войны и превращение ее в вялотекущую; Россия – потому что минские договоренности фактически признавали сепаратистов воюющей стороной и при этом не упоминали российскую агрессию. Но минские соглашения подписывались не для того, чтобы ликвидировать «российско-украинский конфликт» и не для того, чтобы на востоке Украины больше не стреляли пушки и не умирали люди.

Минские соглашения были дипломатическим прикрытием военной кампании России, ведением Россией войны другими методами. Поэтому изначально казалось, что в выгоде от минских соглашений была только Россия. Но и это изменилось со временем. Да, конечно, продолжаются нарушения перемирия и обстрелы; гибнут люди – более тысячи человек только с украинской стороны. Российская сторона – что абсолютно типично для России в любой войне – о своих потерях не сообщает, так как эти потери российское правительство не сильно волнуют, пока они не становятся катастрофически большими.

Однако с военной точки зрения, всё, что сделал Путин, – это втянул Россию в войну с Украиной и завяз в ней, причем начал он войну в марте 2014 года против государства, которое не имело ни правительства, ни парламента, ни денег, ни армии, ни союзников, а закончил (на сегодня) тем, что ему противостоит европейское государство Украина со сформированным правительством, финансовой структурой, опирающейся на международные кредиты, и армией, оснащаемой и обучаемой многочисленными союзниками Украины. Сказать, что путинская политика в Украине в марте 2014 – июле 2015 года – это абсолютный провал, – ничего не сказать. Победой всё это может представляться только в экранах российских телевизоров.

 Российские истребители совершают сегодня провокационные полеты не только над Балтикой, но и вблизи США – на Аляске. Какова цель – явная и скрытая – таких действий, по-вашему?

– У Путина есть комплекс. Он хочет стать большим политиком. Его основная задача – доказать, что мир должен считаться с Россией точно так же, как он считается со США, ни больше и ни меньше. Очень трудно понять и словами определить, что именно неправильно в таком подходе. Действительно, есть большая страна Россия, самая богатая в мире, если иметь в виду полезные ископаемые, находящиеся в земле. У этой страны, кроме того, есть ядерное оружие в количестве, достаточном для нанесения непоправимого ущерба всей планете. Больше у этой страны ничего нет. Еще все упоминают русскую культуру. Да, был великий русский поэт Пушкин. Его всю жизнь травили и ссылали и, в конце концов, убили. Был не менее талантливый Лермонтов. Тоже травили, тоже убили. Был Достоевский – отправили на каторгу, потом сослали. Был Толстой – отлучили от церкви. Дальше включили мясорубку под названием ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ и гробили миллионами, сколько успевали, от собственного крестьянства (русского и украинского) и коммунистической номенклатуры до Мандельштама, Булгакова, Бродского и Солженицына. Ну почему бы сегодня не признать за этой милой страной, которой управляют люди, пришедшие из того самого НКВД-КГБ, право захватывать соседние территории в рамках действительного партнерства между США, Евросоюзом и Россией?

Понятно, что права на такое «равенство» Путин никогда не получит. Мне это понятно. Проблема в том, что это непонятно Путину и что он бьется именно за это право: войти армией в любую страну и установить там свой режим.

Самое удивительное, что в Америке и Европе есть достаточно большое число политиков и политологов, считающих, что в таком подходе нет ничего неправильного и что если Россия «очень хочет» захватить Украину, ей нужно позволить это сделать, так как Украина для России «важнее», чем для США. Эта мысль неоднократно озвучивалась и еще будет озвучиваться самыми разными людьми, и совсем не все они платные или добровольные агенты Путина. Противостоит этой опасной, если иметь в виду национальные интересы Украины, точке зрения банальный здравый смысл. Не могут американцы согласиться с тем, что США и Россия равны, потому что это не так. Не может Путин у Каспарова выиграть в шахматы, потому что Каспаров сильный шахматист, а Путин слабый. И Россия не может по той же причине выиграть у США, ни в какой из плоскостей, отраслей, областей… Всё, что остается Путину, это играть в покер, потому что в покере многое построено не на реальной силе карт, а на блефе. Нарушения Россией всех воздушных и водных границ своих соседей в последние месяцы, проведение военных учений во многих регионах Российской Федерации, концентрация войск в Крыму, Калининградской области и вдоль границ потенциальных жертв – это и есть блеф, должный продемонстрировать готовность и способность России начать и вести Третью мировую войну.

Должны ли мы опасаться того, что этот блеф может привести к реальной Третьей мировой войне? Безусловно. Он не может привести Россию к победе. Но он может привести Европу к войне. Наша общая задача – ответить на блеф Путина, не доводя до большой войны.

– Генсек НАТО Столтенберг заявил, что НАТО удвоит силы быстрого реагирования – с 13 тысяч до более чем 30 тысяч солдат. У вас нет ощущения, что это надо было сделать «еще вчера»?

– Это было бы сделано «вчера», если бы «вчера» Украина разорвала с Россией дипломатические отношения со всеми последствиями; если бы Украина перестала выплачивать России деньги за газ, субсидировать российский транзит газа, поставлять электроэнергию в Крым… Так что главная проблема здесь в Украине, а не в НАТО. Каждый день новостные ленты приносят сводки о новых шагах, предпринимаемых странами НАТО и даже не входящими в НАТО, для противостояния начавшейся российской агрессии. Можно ли готовиться к вероятной войне с Россией лучше и быстрее? Конечно, можно. Но так про всё можно сказать. Я думаю, что за этот год достигнуто главное: понимание, что Россия – агрессор, которому необходимо противостоять, и что любая цена будет заплачена за то, чтобы Украина осталась на европейской карте как независимое государство. Это не то, где мы были в марте 2014 года. В марте 2014 года в Европе и США в основном говорили о том, что Крым – исторически русская земля, а Украина практически никогда не существовала как суверенное государство. Согласитесь, мы сильно продвинулись.

 Как вы прокомментировали бы «ядерную риторику» Путина, его недавнее заявление, что в 2015 году Россия пополнит свои ядерные силы 40 новыми межконтинентальными баллистическими ракетами?

– Конечно, пополнит, сомнений нет. Только эти ракеты еще должны в условиях начавшейся войны вылететь, пролететь, долететь и поразить цель. И как все эти сложные системы будут работать в экстремальных условиях войны, да еще и с учетом человеческого фактора, никто не знает. Последние ракетные запуски в России были не слишком удачными, а во время военных учений последних месяцев разбились пять самолетов. И это в мирное время, когда дотошно планируется и контролируется каждый вылет. То, что делает сейчас Путин, не может не привести к гонке вооружений. Но Советский Союз на эти грабли однажды уже наступил и на этом закончился. Не может Россия догнать и перегнать Америку. Ни брежневский СССР не мог, ни путинская Россия не сможет. Недооценивать экономическую мощь Соединенных Штатов, а тем более – экономическую мощь США и объединенной Европы – могут лишь примитивные люди из ФСБ, но, к сожалению, именно они стоят сегодня у власти в России.

 Вы как-то сказали в одном из интервью: «Путин ни с кем не считается, кроме очень небольшой группы людей из ФСБ». Могут ли они решить поменять «царя»?

– Могут. Но я не вижу в этом особого смысла. В России сегодня правит хунта – небольшая группа людей, офицеров спецслужб. Абсолютно ничего не изменится, если президентом завтра сделают Сергея Иванова, а руководителем его администрации – Путина. Да, конечно, раболепство чиновников и проплаченная пресса пытаются создать «культ личности Путина». Им хочется, чтобы к Путину относились, как к Сталину, чтобы его считали «великим». И Путину этого тоже очень хочется. Но пока что ничего не получается, несмотря на все деньги и усилия. Единственное, чего добился Путин за этот год в пиарном плане, что нет эпитетов, которые в отношении его режут ухо.

В марте 2014 года, когда я написал статью «Третья мировая» и сравнил Путина с Гитлером, многие морщились: слишком резко. А сегодня… Хотите попробуем вместе: Гитлер, Муссолини, тиран, диктатор, убийца, фашист, узурпатор, вор, злодей… Это я только из политического словаря термины позаимствовал. Как обзывают Путина в интернете – даже на бумагу класть неловко. На таком фоне широкой ненависти и презрения очень трудно создать «имидж» «великого Путина». Если Путина снимут, о нем забудут на следующий день. Память российского народа удивительно коротка, она практически отсутствует.

– А сам он может в один день решить уйти, как в свое время Ельцин? Или это из области фантастики?

– Ельцин ведь не «сам ушел». Ельцин ушел в рамках глобального заговора с целью манипуляции российскими президентскими выборами. Он ушел преждевременно для того, чтобы его кандидат – Путин – шел на выборы не как премьер-министр России, а как человек, исполняющий обязанности президента. Противостоять Путину – «и.о. президента» – на выборах было сложно и рискованно. Может ли «точно так же» досрочно уйти Путин? Может, если правящая хунта найдет, что это в ее интересах. Политическое влияние Путина сегодня не выходит за пределы Кремля. До аннексии Крыма в Путине в целом были заинтересованы все мировые политические лидеры, так как он обеспечивал в России стабильность, а за столом переговоров или разговоров – партнерские отношения. С марта 2014 года Путин – главная головная боль США и Европы. Если завтра он уйдет с политической арены или из жизни, все вздохнут с облегчением, так как это создаст надежду на улучшение международной ситуации.

 На ваш взгляд, у Путина как политика и как человека, есть слабые места?

– Их очень много. Главное – это отсутствие культуры и образования. Путин – темный, примитивный человек, подполковник КГБ, выдвинутый на должность президента злой иронией судьбы. Если бы у него не было комплексов необразованности, он окружал бы себя грамотными, культурными людьми. Я не знаю, смогли бы они затащить Россию в Европу, но они точно не мыслили бы в категориях отхватывания кусков территорий у соседей.

Вместо того чтобы подняться над уровнем своей безграмотности, Путин, наоборот, подгоняет под этот уровень всю страну. Это то, что делает обычно любой тупой диктатор. Поэтому многомиллионная страна, если судить по российскому телевидению и прессе, превратилась в быдло. Конечно, из этого не следует, что там не осталось нормальных людей. Но из этого следует, что нормальных людей практически не видно и не слышно, потому что перекричать толпу невозможно, а пытаться это сделать – чрезвычайно опасно.

Как любой необразованный диктатор, к тому же выходец из КГБ, Путин ловит особый кайф от отдаваемых им приказов убивать. Я не думаю, что лично он кого-то убил своими руками. Но ему приятно сознавать, что по его указанию гибнут люди. Собственно, это главный признак, по которому подобран узкий круг кремлевских затворников: все они не боятся крови. К гражданским, типа Вячеслава Суркова, это тоже относится.

То, что я перечислил как слабые стороны Путина, сам он считает своими сильными сторонами. В истории и это уже было: Сталин, Гитлер, Муссолини… все они гордились своей грубостью и необразованностью.

 Как же действовать против людей такого психотипа, как Путин?

– И как человек, и как политик Путин понимает только силу. В этом смысле разговаривать с ним очень просто. Он не знает слова «переговоры». Он считает себя хитрым и всегда готов обмануть. Он старается завербовать своего собеседника и сделать его своим агентом. Конечно, не следует буквально считать, что, беседуя с Обамой, Путин его вербует. Но разговаривает Путин со всеми (со всеми вообще), как если бы он ставил своей задачей завербовать собеседника. И часто эта «вербовка» удается, поскольку неопытный собеседник принимает гебешный прием за доверительность. Как еще следует реагировать на историческое заявление Буша-младшего о том, что у Путина честные глаза; согласие бывшего канцлера Германии Шредера встать к Путину на зарплату в «Газпроме»; на подчеркнутые приятельские отношения Путина с Берлускони, зачастившего к Путину, можно только догадываться зачем. Конечно, Путин считает, что всех этих людей он «завербовал».

Но сейчас с подобными вербовками будет сложнее. Во-первых, Путин уже практически нерукопожатен. Во-вторых, ему никто не верит. В-третьих, и это, наверное, главное, Россия вместо богатого партнера стала бедным противником. Беднее только Северная Корея. Но самым страшным поражением лично Путина будет забвение. И это то, чего всеми силами он пытается не допустить.

 Россия еще может измениться или наивно надеяться, что в ближайшее время к власти в России придет кто-то, кто будет кардинально отличаться от Путина?

– Мы десятками лет ждем смены режимов в недемократических странах. Демократия придумала для этого выборы. Остальные пытаются выборы обойти. Так что надеяться на смену в России режима демократическим путем наивно и утопично. Не может такого произойти в стране, где избирательный компьютер официально и открыто контролируется ФСБ.

Из всего этого следует, что нас ждет долгая осада. Однако есть фактор, который невозможно учитывать, но нельзя забывать: режимы в России всегда рушились сами, под тяжестью взваленных на себя имперских обязательств. Путин считает, что основная проблема России – несправедливый распад Советского Союза, который необходимо восстановить. Я считаю, что главная проблема России – недораспад Российской Федерации, которая распадется в результате политики нынешнего российского руководства. В перспективе десяти лет Путин надеется видеть новый Советский Союз. Я же думаю, что нас ждет распад нынешней Российской Федерации. Посмотрим, кто из нас окажется прав.

 Вот еще одна ваша цитата: «Сейчас Украина – это фактор, который приведет к краху режима Путина и Российской Федерации в сегодняшнем виде. И от Украины тут мало что зависит». Тогда – от кого? И какова временная перспектива «краха режима», на ваш взгляд?

– Была и есть такая маленькая азиатская страна Афганистан. Она была бедная, неразвитая и ничем не угрожала Советскому Союзу, а братский уровень отношений афганского и советского народов можно было сравнить разве что с российско-украинской дружбой. И вот кому-то на Лубянке пришла в голову мысль, что США пытаются проникнуть в Афганистан и подчинить его своему влиянию. И началось… И закончилось… От Афганистана в этой войне ничего не зависело. На него напали, и всё, что оставалось делать афганцам – защищаться от советской агрессии. Американцы оказывали Афганистану военную помощь, и этого оказалось достаточно, чтобы Советский Союз проиграл войну, длившуюся 10 лет, и рухнул. Вводить американскую армию в Афганистан для этого не потребовалось.

После аннексии Крыма российская дипломатия многое сделала для того, чтобы мир согласился не считать атаку на Украину российской агрессией. Следует отметить, что украинское правительство помогало в этом деликатном политическом вопросе российскому, как могло. Какие только термины не придумывались совместно в Москве и в Киеве, чтобы обойти неприятные примитивные черно-белые слова типа «война» и «агрессор». Появились ополченцы, сепаратисты, террористы, новороссы, казаки… Даже кадыровские чеченские легионеры вдруг получили статус подразделений, не имеющих отношения к Российской Федерации. Европейцы с американцами на всё это посмотрели и сделали банальный вывод: Россия напала на Украину. И дело Украины – защищать свою независимость. А обязанность НАТО – готовиться к вероятной войне с Россией. И обратите внимание, как сник Лавров и вся российская дипломатия: время переговоров прошло. С Россией уже никто не разговаривает. От нее ждут конкретных действий: капитуляции. Между прочим, серьезные экономические санкции против России еще даже не начались.

 Последний опрос Левада-центра показал, что 81% россиян считает, что протесты с политическими требованиями в России маловероятны, к тому же 87% не примут в них участие. Могут ли этицифры измениться и, если да, под влиянием каких факторов?

– Для народного недовольства в России фактора всегда два: голод и гробы. Большая война приведет Россию к абсолютно катастрофическим последствиям и предсказывать, что именно будут делать 87% инертного населения сложно. В отличие от кровожадной ФСБ, которая сегодня стоит у власти, протестующий в России народ никогда не был кровожаден. Пойти и убить ненавистного чиновника, мне кажется, не в крови москвичей. Оружие есть лишь у власти и у бандитов, так что возможностей для революционного свержения правительства «снизу» я не вижу. Да это и не потребуется, если начнется большая война. А если огонек будет тлеть, как сегодня, мы вернемся к варианту распада РФ под тяжестью взваленных на себя обязательств. Так что 87%, как обычно, будут сидеть в своих квартирах и смотреть телевизор (если электричество не отключат).

– «Путина нужно остановить в Украине, иначе его придется останавливать на территории стран-членов НАТО», – заявил экс-представитель США в НАТО Курт Уолкер. Вас не удивляет, что наиболее «трезвые» мысли высказывают бывшие, а не действующие высокие чиновники и военачальники?

– Про чиновников – согласен. Про военачальников – нет. Я не помню ни одного высказывания действующих генералов НАТО, с которым я был бы не согласен. Мне кажется, что именно среди американских военных есть полное ясное понимание того, что Россия вновь стала стратегическим противником и что это реальность, в которой мы сегодня живем. Соответственно, не нужно иметь больше одной извилины в голове, чтобы понять очевидное – встречать российскую агрессию нужно на территории Украины, не являющейся членом НАТО, а не на территории, скажем, стран Балтии, являющихся членами НАТО. Потому что в первом случае мы говорим об афганском сценарии войны, а во втором – о Третьей мировой. Конечно, хотелось бы, чтобы действующие политики выступали резче и смелее. Но опять же, даже здесь пример должны показывать украинские политики. А они, я бы считал, проявляют в отношении России излишнюю деликатность.

 Как вы думаете, с какой динамикой события на востоке Украины будут развиваться в ближайшее время?

– Я считаю, что сейчас мы вступили в самый опасный период. Если Путин планирует в этом году начинать большую войну в Украине, он начнет ее до конца сентября 2015 года. Альтернативный вариант – то состояние дел, которое мы наблюдаем сегодня: вялотекущие захваты, медленное продвижение, почти ничего не меняющее стратегически. При отсутствующей третьей альтернативе – реальном мире – такой вариант для Украины всё-таки более предпочтителен, чем большая война, которая приведет к серьезным потерям с обеих сторон. Готов ли Путин держать Россию в таком состоянии «десять лет»? Разумеется, готов. Он создал в Луганске-Донецке «парк советского периода» и считает это серьезным своим достижением, началом возрождения СССР. Сможет ли он эти десять лет продержаться, зависит исключительно от стран НАТО. Если новая американская администрация поставит своей задачей ликвидацию режима Путина, она сможет это сделать без единого выстрела, начав поставки в Европу сжиженного газа и отключив Россию от международной банковской системы SWIFT. Но для того, чтобы это произошло, американцев нужно чуть-чуть разозлить. Я уверен, что талантливые ребята из ФСБ это обязательно сделают.

Юрий Фельштинский.

Источник: Свободная Зона

 

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Loading...

Метки текущей записи:

, , ,
 

 

Статья прочитана 39 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Юрий Фельштинский. США нужно чуть-чуть разозлить."

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь