Ядгор Норбутаев. ПУТИН – «ЦАРЬ»?

12004792_1059494880735877_779200460554000186_nПрипомнилась мне тут по случаю одна давняя история…

Не знаю, как сейчас, но в прежние годы для офицеров Советской Армии, от командиров батальона и выше, всегда очень почётным считался тот факт, что солдаты за глаза, то есть в разговорах между собой, называли их с уважением - «батя».

«Батя», «батяня» - таким именем стоило действительно гордиться.

…В нашем гарнизоне некогда был расквартирован среди прочих и один гигантский ВСО (военно-строительный отряд), по своей численности он явно превышал любой «стройбат», скорее это был «стройполк» или даже небольшая «стройбригада». При этом нравы в этом гоп-формировании царили приблизительно такие же, как когда-то в известной лихой банде атамана Тютюника.

Командовал строителями знаменитый на весь округ подполковник Ерёменко. На описании этой личности стоит остановиться особо. Ростом он был больше двух метров, вес же его наверняка превышал 180 килограмм, по крайней мере, всем именно так и казалось. При этом в глаза сразу бросалось огромнейшее, выпирающее пузо. Ремня с портупеей подполковник никогда не носил, полагаю, что ни один ремень не сошёлся бы на этом огромнейшем туловище. Шинели же и кители для Ерёменко шили по специальным заказам. Зимой он всегда носил на голове папаху, вместо соответствующей его званию шапки-ушанки. По возрасту он давно уже «перерос» свои «две звезды и два просвета», не отправляли его из армии в запас, видать, лишь потому, что он один только и мог держать в повиновении всю эту шайку. К нему даже из других стройбатов присылали на «перевоспитание» самых отчаянных «военных строителей», прошедших и «малолетку», и «взросляк», синюшных от татуировок и обладателей других, не менее экзотических знаков принадлежности к преступному миру.

Ерёменко они все боялись, как огня, он их безжалостно бил смертным боем, причём всегда своими стопудовыми ногами. И с видимым, причём, удовольствием.

…Вышел как-то после обеда распаренный да довольный подполковник Ерёменко из офицерской столовой и аж заколдобился! Лепота! Рассупонилось красно солнышко и в его лучах заискрился мартовский снег неописуемым огнём. Тепло стало и на душе у нашего мастодонта, хотя в это самое время во вверенной ему части уже полным ходом разворачивалось нешуточное ЧП.

Солдат второго года службы, закоренелый наркоман родом из Киргизии по фамилии Жунусов, наконец, дорвался до «дряни», употребил её в огромном количестве и схватил «амок», точно такой, каким его описывал Стефан Цвейг.

Обшарабаненный солдат выпрыгнул из разбитого им же окна «ленинской комнаты» и побежал куда глаза глядят. Догнать его никто не мог, как только не пытались, через какое-то время уставали, начинали задыхаться, отставать. А Жунусов с горящими глазами, высокий и худой как спичка, продолжал бежать, а вслед за ним на расстоянии пятьдесят и более метров стайкой неслись офицеры и прапорщики, а также и сам дежурный по части. Высказывались по ходу бега предложения, что Жунусова всё-таки стоило бы малость окружать и гнать потом на караулы мотострелков, где его сразу же и подстрелят…

Ничего не видя перед собой, беглец вдруг резко свернул и лихим намётом попытался проскочить мимо дверей офицерской столовой. Не тут-то было!

С неестественной для его сложения быстротой и проворностью Ерёменко выбросил вперёд свою правую ногу, а бедняг Жунусов немедленно птицей взмыл в воздух и с этой неописуемой высоты упал прямо на кучу угля без признаков жизни.

Тут подбежали и преследователи. Спросить у своего командира о том, что же на самом деле произошло, никто из них не отважился, да и так было всё ясно.

Встав над поверженным телом и заложив руки за спину, Ерёменко громоподобно прорычал:

- Такое г***но! И бежит!

Всё стало сразу и всем понятным. По логике подполковника худой и болезненный солдат (г***но) не имел вообще права бегать!!

Голос у Ерёменко был дик, свиреп и страшен. Звериный рёв, а не голос. Многие распекаемые им офицеры потом сознавались, что при первых же звуках им нестерпимо хотелось пасть на колени и немедленно просить пощады. Речь Ерёменки через каждые три слова перемежалась самым жёстким матом, упор при этом делался на свойствах отдельных первичных и вторичных половых органов матерей и жён распекаемых.

Слышали ли вы, как с голодухи ревёт бегемот в зоопарке? Тогда вы должны иметь некоторое представление о голосовых способностях подполковника Ерёменко.

Именно за них командир той стройбанды и получил среди солдат устойчивую кликуху – «бегемот». К ней обычно присовокуплялось и одно матерное прилагательное, начинающееся на букву «ё».

«Ё…..ный бегемот» - так это звучало, а иногда, особенно среди подчинённых ему офицеров, просто «ЁБ».

«ЁБ» приказал, «ЁБ» распорядился и так далее.

Заместителем Ерёменки по политчасти был в то время майор Галимзянов. В смысле голосовых связок он был полнейшим антиподом своего командира. Голосил майор всегда тоже очень громко, но таким тоненьким фальцетом, что у слышавших это всегда возникало желание срочно прокашляется.

То ли от разности в голосовых тонах, то ли по каким другим причинам, но Галимзянов всегда буквально трепетал перед своим командиром и потому без устали бомбардировал окружное начальство рапортами с просьбой о переводе его в другую часть. Хоть в Кушку, хоть в Тикси, но подальше от этого Ерёмы.

Кстати, у данного замполита была тоже характерная солдатская кличка, напрямую связанная с писклявым голосом. Его звали просто – «целка».

…Как-то раз, по не помню уж какой причине, всех офицеров гарнизон собрали на большое офицерское собрание.

Чтобы не мозолить начальству глаза все командиры ротного звена (капитаны, старлеи и лейтёхи), всегда старались прийти пораньше и занять места в задних рядах.

За столом президиума обычно сидело начальство из штаба округа, в первых же двух рядах напротив них размещались командиры частей, дальше сидели их боевые замполиты, зампотехи и прочие замы.

- Товарищи младшие офицеры! Ну-ка садитесь поближе! По фамилиям что ли называть!

Такие пересаживания случались практически регулярно.

Вот и на этот раз мы все, сидящие на задних рядах сразу замолчали, когда в зал, тяжело ступая вошёл подполковник Ерёменко и сел, как и полагается в первом ряду, его же замполит Галимзянов пристроился прямо за ним, во втором ряду.

Ожидание продолжалось, но тут Еременке вроде как стало скучно и он, обернувшись к своему заму, рыкнул на весь зал:

- Ты знаешь, меня все солдаты называют «БАТЯ», а тебя, п***ра, они зовут «ЦЕЛКА»! Ру-гу-гу! Го-го-го! Уа-ха-ха!

Зазвенели стёкла в окнах, затрещал потолок - это вслед за подполковником заржали и все остальные офицеры.

Молчал один лишь Галимзянов, казалось он вот-вот разрыдается от стыда. Наконец, дождавшись относительной тишины, он вскочил на ноги и, обращаясь к Ерёменке, но так, чтобы слышали и все остальные, выкрикнул в сердцах:

- А ты знаешь, как тебя солдаты зовут по правде? Знаешь или не знаешь?

С таким отчаянием должно быть солдаты идут в последнюю смертельную атаку.

- Тебя солдаты зовут даже не «Ерёма», а «БЕГЕМОТ»! «Ё….ный бегемот»! Вот так!

Хи-хи-хи! – зазвенел его тоненький галимзяновский колокольчик.

Потолок зала раскололся пополам от нового взрыва хохота и почти обвалился…

Вспомнилась мне эта история потому, что недавно, буквально на днях президент России В.В. Путин заявил, что такое погоняло, как «Царь», ему, видите ли, совсем «не подходит».

«Люди называют меня по-разному» - так и сказал. Уж не «Батей» ли кличут, как того Ерёменко?

Ой ли?

Может быть просто «Х***ЛОМ»? «Кремлёвским лысым х***лом»!!

Ядгор Норбутаев.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

 

 

Статья прочитана 59 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Ядгор Норбутаев. ПУТИН – «ЦАРЬ»?"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь