Имперский тупик: Россия не выдерживает военных расходов

0129В исследовании, посвященном подъему и коллапсу великих держав историк Пол Кеннеди разработал теорию, согласно которой закат империй начинается с образования пропасти между расходами на внешнюю и внутреннюю безопасность и экономическими возможностями страны. Одним из примеров был Советский Союз. Военное перенапряжение России под Путиным имеет все шансы стать еще одним подтверждением этой теории.

О грядущей стагнации и крахе несколько лет назад предупреждал бывший министр финансов Алексей Кудрин. Он подал в отставку в 2011 – в знак протеста против резкого увеличения военных расходов. Кудрин еще тогда указал, что военная модернизация не сделает ничего для того, чтобы сократить зависимость экономики от нефтяных доходов.

С тех пор имперские авантюры Кремля лишь ухудшили ситуацию. Кудрин, комментируя примерную стоимость аннексии Крыма и скрытой интервенции в восточной Украине (150-200миллардов долларов) говорит:

«Мы практически обречены».

Он практически повторяет то, что Путин сказал в 2008, когда занимал должность премьера:

«Если мы продолжим идти нынешней дорогой, мы окажемся не в состоянии обеспечить безопасность страны».

Президент Медведев в 2009 году пришел к глубокомысленному выводу:

«Пока цены на нефть продолжают расти, многие поддались иллюзии о том, что со структурными реформами можно подождать. Но модернизация экономики России необходима. Это вопрос выживания нашей страны в современном мире».

Вместо социальной и экономической модернизации российские элиты сделали ставку на национал-патриотическую мобилизацию и военно-промышленный комплекс в качестве «мотора» экономического прогресса. Вместо интеграции в систему ЕС был создан Евразийский Союз, находящийся под контролем России.

Этот фатальный выбор был сделан за два года до аннексии Крыма. В России разработали беспрецедентную программу развития вооруженных сил и модернизации военно-промышленного комплекса. Путин писал тогда: «На эти цели мы выделим около 23 триллионов рублей (700 миллиардов швейцарских франков) в течение следующего десятилетия. Гигантские ресурсы, инвестируемые в модернизацию нашего военно-промышленного комплекса и перевооружение нашей армии превратятся в топливо для двигателя модернизации нашей экономики и создадут реальный рост».

«Топливо для двигателя реального роста» было, однако, не единственной целью. Путин писал: «Мы видим все больше и больше региональных рисков, локальных войн. Также предпринимаются усилия для развязывания войны у границ России и ее союзников».

Упомянутые Путиным цифры позднее легли в программу перевооружения 2010-2020 годов, общим объемом в 20 триллионов рублей. Еще три триллиона предполагается потратить на модернизацию оружейных заводов. Около 60% официального военного бюджета тратится на воплощение в жизнь данной программы. Целью является замена до 70% вооружений и военного оборудования российской армии к 2020 году. Путин, в ответ на аргумент о том, что модернизация военно-промышленного комплекса ляжет тяжелым бременем на экономику – таким же бременем, которое довело до банкротства Советский Союз, заявил, что речь идет о «глубоко бредовой идее».

В случае России величина официальных военных расходов 4,2% от ВНП не отражает реального положения дел. В строку бюджета «национальная оборона» не включены расходы на «национальную безопасность и полицию». Они идут отдельной строкой -1,9% от ВНП.

Наконец, есть третья категория расходов – секретные, или «закрытые» статьи. Это добавляет еще 4,6% от ВНП. Таким образом, военные расходы пожирают пятую часть государственного бюджета. Тотальные военные расходы достигают 10,7% от ВНП.

Осуществление этой грандиозной программы зависело от зарубежных технологий. Это относилось и к целым оружейным комплексам, типа «Мистралей», к оружейным компонентам, но, в особенности и прежде всего – к товарам двойного назначения. Если объем торговли между ЕС и Россией в области вооружений был весьма незначителен то в отношении товаров двойного назначения все выглядело совершенно иначе. Речь идет прежде всего об электронных компонентах, которые могут быть использованы и в гражданской и в военной промышленности. До введения санкций объем поставок подобных категорий товаров оценивался в 20 миллиардов евро ежегодно. Общий запрет на поставку подобных технологий фактически отрезал Россию от западного хай-тека.

026

Еще более серьезные проблемы возникли в связи с окончанием военно-промышленной кооперации между Россией и Украиной. В советские времена значительная часть военно-промышленного комплекса располагалась на территории УССР. Там находились важнейшие исследовательские и инженерные центры, было сосредоточено производство самолетов и авиационной техники, вертолетов, судовых турбин, амфибий, пусковых установок, ракет, электроники и радарного оборудования. Военно-промышленный комплекс фактически сохранился и после коллапса Советского Союза. Украинцы были тесно интегрированы в аэрокосмическую индустрию, производство пусковых установок, двигателей самолетов и кораблей радиоэлектронного оборудования, точного машиностроения и изготовления инструментов. Около года назад президент Порошенко принял решение о прекращении подобной кооперации, затронувшее сотни заводов, контракты на сумму 15 миллиардов долларов были разорваны.

В теории, западное и украинское военное оборудование могут быть замещены. Для тех директоров, которые на протяжении долгих лет твердят о необходимости развития собственной индустрии и разъединения России и западных технологий это – хорошие новости. Это обещает новый денежный фонтан. Но может ли экономика России и военно-промышленный комплекс удовлетворить новым требованиям и приспособиться к новой ситуации – совсем другой вопрос.

Есть несколько малоприятных фактов, демонстрирующих бросающееся в глаза несовпадение имперских требований и расходов на оборону с экономическими возможностями страны. Россия, по объему промышленного производства, занимает 10-11 место в мире – после таких стран, как Британия, Германия, Франция и Италия. Несмотря на это, она содержит стратегические ракетные силы сухопутного и морского базирования, стратегическую бомбардировочную авиацию. Все это должно, в большей или меньшей степени быть эквивалентом ядерному потенциалу США. Россия также содержит регулярную армию численностью приблизительно в миллион человек, плюс сотни тысяч людей в других вооруженных формированиях, «армию» гражданских лиц, работающих в структурах вооруженных сил, а также 2,5-3 миллиона человек, работающих в ВПК.

027

Россия также содержит систему военных баз – в некоторых случаях незаконно и вопреки воле сопредельных государств. Для включения в это «евразийское пространство», характеризуемое отсутствием привлекательности социально- экономической «путинской системы» приходится платить и таким странам, как Беларусь, принуждать другие – как Армения, и полностью содержать незаконные сепаратистские образования – Южную Осетию, Абхазию, Приднестровье, а теперь и «Новороссию». Сюда же следует внести высокие издержки на аннексию и «переваривание» Крыма.

Кремль отказывается признать, что именно эта политика – прямая причина стагнации и спада, и что стагнация и спад лишь усиливаются, причем значительно, из-за выбранного внешнеполитического курса. Также нет никаких индикаций того, что Россия намерена отказаться от имперских мечтаний, мнить себя «равной» США. Пока такое положение сохраниться, упадок России будет продолжаться.

Hannes Adomeit. Ruinös teure Militärpolitik. Russlands imperialer Irrweg, Neue Zürcher Zeitung 19.06.2015

 

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 83 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Имперский тупик: Россия не выдерживает военных расходов"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь