Михаил Ходорковский. О конституционном перевороте

985803967День Конституции России 12 декабря ознаменовался задержанием одного из ее авторов за мирный пикет. Многие констатировали фактическое игнорирование властью Основного Закона, и это абсолютная правда.

В  2015 году, спустя 22 года после принятия Основного закона, Россия вновь находится в глубочайшем конституционном кризисе. Он обусловлен как сознательными действиями власти, направленными на извращение принципов и  целей Конституции, так и слабостями, заложенными в ней самой.

Сегодня Конституция является лишь бумажкой — мнимым символом федеративности, свободы и демократии. На практике Владимир Путин и его сподвижники обращаются с ней по собственному усмотрению. И если раньше власть соблюдала хотя бы формальные условности (как при продлении сроков полномочий президента), то теперь ей на такие мелочи наплевать.

Фактически процесс разрушения Конституции начался еще 15 лет назад, когда был изменен порядок формирования Федерального собрания, и  губернаторы и спикеры региональных законодательных органов потеряли свои места. Постепенно закрепощая регионы, в 2004 году Путин воспользовался трагедией в Беслане, чтобы отменить выборы губернаторов. Намерение полностью убить федеративность страны ради перехода к ручному вертикальному управлению становилось все очевиднее. Было демонстративно проигнорировано решение Конституционного Суда 1996 года, закреплявшее лишь два способа получения губернаторского кресла: прямые выборы или назначение из состава законодательного органа субъекта федерации.

Заколачивать гвозди в гроб Конституции власть продолжила при Медведеве. Сроки полномочий президента и Государственной Думы увеличились до 6 и 5 лет соответственно — под смехотворным предлогом максимально разнести по  времени выборы главы государства и нижней палаты парламента. Что мешало решить эту проблему техническими средствами, не трогая Конституцию? Лишь желание Путина править двенадцать лет, не отвлекаясь на мелочи вроде  избирательных кампаний.

После этого Путин окончательно перестал считаться с Конституцией, как перестают считаться с выжившей из ума престарелой родственницей. Были введены существенные ограничения свободы собраний, свободы СМИ, гарантий неприкосновенности частной жизни. Все это происходило под предлогом борьбы с внешними (реже — с внутренними) врагами.

Наконец, события начала декабря 2015 года позволяют говорить, что Конституция как основной закон вообще перестала существовать. Госдума по указанию Кремля приняла закон, позволяющий России с разрешения Конституционного Суда не исполнять решения международных судов. Отменяется принцип верховенства международных обязательств России над внутренним законодательством. Это прямая ревизия Конституции, причем первой ее главы, которая вообще не может быть изменена иначе как созывом Конституционного собрания. Оно может либо сохранить действующую редакцию, либо разработать новый проект Конституции и представить его на всенародный референдум.

Налицо полный отказ Кремля от Конституции как главного законодательного акта страны. Переворот свершился, хотя о нем ни один кремлевский пресс-секретарь еще формально не объявил.

Следует ли в такой ситуации защищать существующую Конституцию, как нас к тому многие призывают?

На мой взгляд, нет.

Этот во многом неудобный для власти закон можно и нужно использовать для демонстрации лицемерия Кремля, который призывает общество соблюдать репрессивные законы, принятые нелегитимными органами власти. Но пытаться оживить труп в такой ситуации бессмысленно.

Нынешний политический режим и Конституция-1993, совместно прожив долгую, хотя и не очень счастливую жизнь, должны уйти в один день.

Нам же, в свою очередь, нужно понять фундаментальные причины нынешнего кризиса. Это отсутствие инструментов самозащиты Конституции, несменяемость власти и деградация конституционного правосудия. Последние 15 лет ясно продемонстрировали, что основной закон не смог выстоять под ударами правящей верхушки, готовой на все ради сохранения своей диктатуры.

Чтобы обеспечить необратимость демократического и  конституционного процессов, необходимо создать политические, правовые и  силовые ограничения для исполнительной власти. Создать реальные механизмы защиты Конституции — причем защиты именно от государства.

Полагаю, что без четко закрепленного и обеспеченного необходимыми инструментами реализации права народа на восстание против узурпаторов мы  здесь не обойдемся, хотя только его одного явно не достаточно. После решения вопроса о механизмах реализации Конституции и ее защиты перед российскими конституционалистами встанут новые проблемы: например, как конституционно поддержать сильное правительство, как построить реальный федерализм и как организовать местное самоуправление.

Важнейший пункт повестки — переход к парламентской демократии, в которой вся полнота исполнительной власти в РФ принадлежит федеральному правительству, назначаемому парламентом по итогам выборов. Президент страны в этой системе не наделен полномочиями ни одной из ветвей власти и  выполняет в основном функции верховного политического арбитра и гаранта прав граждан.

Кроме этого, последние почти сто лет Россия называет себя федерацией и имеет внешние вторичные федеративные признаки — двухпалатный парламент и региональные законодательные собрания. Но  федерацией в истинном понимании Россия не является в силу отсутствия первичного признака — децентрализации.

Очевидно, что децентрализация экономической и политической жизни является для России насущной потребностью. Что такая страна, как Россия, без децентрализации не может развиваться ни в какой иной парадигме, кроме имперской. Поэтому федерализация России — не формальная, а реальная, с созданием десятка или несколько больше новых экономических и политических центров жизни, — это конституционный приоритет. Одной Москвы стране явно недостаточно.

Наконец, развитие местного самоуправления является главной стратегической целью для России. По сути, задача состоит в том, чтобы полномочия по организации собственной жизни вернуть обществу и тем органам власти, которые этим обществом создаются и контролируются непосредственно.

Только так можно обеспечить единство страны в  многообразии местных форм политической и культурной жизни, обеспечить использование ресурсов общества на реальные потребности людей.

Для успеха этого дела нужны мощные политические и правовые стимуляторы: прежде всего, местному самоуправлению должна быть обеспечена бюджетная независимость на конституционном уровне.

Если неотложные задачи по восстановлению конституционного режима могут и  должны быть решены при помощи подготовленных заранее конституционных поправок, то долгосрочные цели могут быть достигнуты только в рамках работы над проектом новой Конституции.

Для подготовки этого проекта должно быть созвано Конституционное собрание (что предусмотрено действующей Конституцией, но пока невозможно, потому что за двадцать два года ни прошлый, ни нынешний режим так и не удосужились принять соответствующий конституционный закон). Конституционное собрание должно составить и согласовать текст новой Конституции, а также предложить механизм ее принятия.

Это долгий и трудный путь, но самое важное — начать. Уже год Открытая Россия ведет дискуссию о российской Конституции. Сейчас мы стоим перед необходимостью пойти дальше и организовать при помощи экспертного сообщества работу сразу в двух направлениях: подготовку неотложных поправок в текст действующей Конституции и подготовку перспективного проекта будущей Конституции свободной и демократической страны.

Когда в России наконец сменится власть, мы должны быть к этому готовы.

Михаил Ходорковский.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

 

 

Статья прочитана 62 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Михаил Ходорковский. О конституционном перевороте"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь