Лев Пономарев. День чекиста, «давай, до свидания»

ponomarevВот опять, 20 декабря, чекист-президент отметил День Чекиста (формально — День работника органов безопасности). И опять старательно делается всё, чтобы забылось, в честь чего этот праздник назван. Давайте называть всё своими именами — это день советских органов безопасности — ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ.

На совести работников этих органов — миллионы невинных жертв коммунистического террора. Российское государство официально осудило политические репрессии советского периода. Уже выбрано место для памятника им в столице, уже утверждён проект памятника. На его открытие наверняка придут руководители страны, может быть, и президент, с гордостью называющий себя чекистом.

Так вот — все жертвы советского террора — это жертвы тех самых органов безопасности, в состав которых входили и спецотряды и внутренние войска. Именно органы безопасности СССР осуществляли геноцид при депортации репрессированных народов и казаков. И слово «геноцид» фигурирует в законе РСФСР и в решении Конституционного суда РФ. Факт незаконности массовых репрессий советских органов безопасности установлен был высшим законодательным органом СССР, принявшим постановление о реабилитации жертв репрессий. Конституционный суд России 23 года тому назад записал (Постановление N 9-П от 30 ноября 1992 года по «делу КПСС»):

«В стране в течение длительного времени господствовал режим неограниченной, опирающейся на насилие власти узкой группы коммунистических функционеров, объединенных в политбюро ЦК КПСС во главе с генеральным секретарем ЦК КПСС… <...> Материалами дела, в том числе показаниями свидетелей, подтверждается, что руководящие структуры КПСС были инициаторами, а структуры на местах — зачастую проводниками политики репрессий в отношении миллионов советских людей, в том числе в отношении депортированных народов. Так продолжалось десятилетиями.»

Так вот это самое насилие, защищающее неограниченную власть узкой группы (по-другому — диктатуру) и эти самые репрессии в отношении миллионов осуществляли именно советские органы безопасности. Ибо никаких иных инструментов для террора у коммунистического режима не было.

ВЧК было создано для красного террора — т. е. для расстрела инакомыслящих и заложников. Ленин прямо требовал от ВЧК «массовидности» (т.е. массовости) террора. ГПУ — это СЛОН — Соловецкий лагерь особого режима, в котором держали цвет интеллигенции. ОГПУ — это «тройки», ОСО (особые совещания), которые отправляли в лагеря и на смерть миллионы людей. Когда в аптеке мы видим этикетку «умный йод», то это изобретение философа Флоренского, который изобрел соединение картофельного крахмала и йода, чтобы спасать умирающих от болезней и истощения товарищей. Флоренский был расстрелян в 1937 году по приговору «тройки», уже отсидев к тому времени 4 года в лагере. Потом идёт чудовищное НКВД-МГБ — хозяин архипелага из тысяч больших и малых концлагерей. КГБ — это преследования инакомыслящих, это психиатрические лечебницы для здоровых людей, это создание системы международного терроризма на базе Организации Освобождения Палестины, западногерманских и итальянских левацких террористических групп.

Все эти международные преступления, весь этот геноцид — дело рук органов безопасности, в том числе тех их ветеранов, которых поздравлял Путин. Если эта деятельность и отличается от деятельности гестапо и СС, то только нюансами и сроком, в течении которых эти преступления против человечности совершались.

Германское Федеральное ведомство по защите конституции и в своё время, и порой сейчас наверняка совершает незаконные действия, как все другие спецслужбы (включая ЦРУ и ФБР). Но нет для них большего оскорбления чем назвать их продолжателями дела «гестапо». Никогда им, созданным 7 ноября 1950 года, не пришло бы в голову отмечать свой день рождения 26 апреля, в день, когда в 1933 году в недрах СС Гитлер и Гиммлер основали тайную государственную полицию — гестапо.

Российские органы безопасности, нацеленные, как нам говорят, на борьбу со шпионажем, терроризмом и коррупцией, могли бы выбрать в отечественной истории любую дату, благо монархические традиции сейчас в чести. Но они выбрали себе дату 20 декабря, они гордо носят имя «чекисты», хотя этим словами в нормальном обществе полагалось бы пугать детей и грязно оскорблять.

Каждое официальное празднование 20 декабря — это не просто оскорбление памяти миллионов жертв репрессий, но и заявление о готовности действующих спецслужб и правоохранительных органов перейти от точечных политических репрессий к массовым.

Вообще, символы важны как в жизни людей, так и целых сообществ. Трудно себе представить, чтобы на праздновании дня чекиста говорили о недопустимости повторения массовых политических репрессий. В крайнем случае, могут быть упомянуты допущенные «перегибы на местах». Поэтому портреты и статуи Дзержинского висят там и тут в различных кабинетах МВД и других силовых структур. Тогда как Дзержинский и все остальные руководители советских спецслужб должны рассматриваться не просто как исторические фигуры, совершавшие ошибки, но как государственные преступники, проводившие геноцид народов, населявших СССР, и в том числе, русского народа.

Лев Пономарев, правозащитник

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

 

 

Статья прочитана 72 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Лев Пономарев. День чекиста, «давай, до свидания»"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь