Леонид Гозман. Чечня: есть ли выход?

CIYthRX5n7LNloFBYzY1DQЯ принадлежу к числу тех, кто считает – подчеркиваю для органов, что это лишь мое оценочное суждение — что власти Чечни виновны в убийствах наших товарищей, что они представляют реальную угрозу для России. Именно поэтому я убежден, что надо не ограничиваться письмами протеста (хотя письмо, с требованием отставки Кадырова, опубликованное в «Новой», я, разумеется, подписал), веселыми насмешками над митингом косноязычных «академиков» и обвинениями российских властей в нежелании добиваться соблюдения Конституции. Надо понимать, что и, главное, почему там происходит?

Я не специалист по Чечне. Но был там несколько раз во время войны и после нее, был знаком с Ахмадом Кадыровым, неоднократно, в том числе, и один на один, встречался с Рамзаном Кадыровым, неплохо знаю людей, занимавших в Чечне в разные годы достаточно серьезные посты. Моя позиция основывается на этом опыте и на этих контактах.

Во-первых, власть Кадырова стоит вовсе не только на насилии — его отец, а затем и он смогли навести определенный порядок. Порядок, предельно далекий от цивилизации, жестокий и кровавый, но порядок. Кадыровы пришли после наших ковровых бомбежек, зачисток федералов и failed state Масхадова. Мы с ужасом и возмущением смотрим на сегодняшнюю Чечню, но не стоит забывать, что при Масхадове власть там принадлежала тому, у кого автомат, и распространялась на расстоянии дальности стрельбы этого автомата. Вы могли расплатиться с одним бандитом, но завтра к вам приходил другой. Когда у моего знакомого, очень высокопоставленного в Чечне человека украли сына и потребовали выкуп, непосильный даже для него, он вынужден был снарядить отряд из сорока своих родственников и этот отряд полгода искал мальчика в горах. Как я понимаю – может быть, мне показалось — когда они его нашли, то как-то так получилось, что никто из похитителей не остался в живых. Отряд потерял трех бойцов – мой знакомый теперь содержит их семьи. Заканчивался двадцатый век! Ну а что творили там разнообразные полковники Будановы, известно. Конечно, далеко не все наши так себя вели, даже и в ответ на зверства с той стороны, но ведь было и это.

Когда Кадыровы укрепились, конкурирующие банды, а также, блокпосты федеральных войск исчезли. Платить надо в один адрес, с оружием ходят только люди Кадырова. Если ты не выступаешь против власти и отдаешь, сколько положено, тебя не тронут. В апреле 2008 года, проезжая через чеченские села, я сам видел, как люди вставляли стекла в свои дома – они знали, что ночью по окнам стрелять уже не будут. Не Швейцария, но и не тот ад, который был там раньше. Да, там диктатура. Там творится черт знает что. Но не факт, что большинство чеченцев хочет, чтобы их от этой диктатуры освободили. И осуждать их за это имеет право только тот, кто пережил то же, что они.

Во-вторых, за последние годы Чечня была отстроена заново. Я никогда не видел ничего страшнее Грозного в конце войны – это был Сталинград из советских фильмов. Дома, от которых остались только стены. Или одна стена. Сейчас Грозный, Аргун, Гудермес – чистые, ярко совещенные города, по которым спокойно ходят невооруженные люди. Дороги, по которым раньше свободно передвигались только БТР, лучше, чем во многих регионах России. И они безопасны. Если, конечно, вы не поссорились с людьми Кадырова. Тогда – только бежать.

Конечно, все это на наши деньги — мы платим победителям. Но мы-то знаем, что любые деньги можно разворовать так, что на дело вообще ничего не останется. А они разворовали не все. И людям, живущим в Чечне, не так важно, сколько из отобранного у русских пошло лично Рамзану Ахматовичу и его приближенным – им важно, что живут они сегодня в человеческих условиях.

Думаю, народ там не обманывается ритуальными клятвами в верности Путину – все помнят, что и Ахмат, и Рамзан воевали с нами, и это, конечно, работает на их авторитет. И, если понадобится, они снова будут с нами воевать, не хуже, чем раньше. И, перефразируя Высоцкого, их горы опять помогут им. Будут ли они столь же эффективны, если, как опасаются многие, их отправят подавлять протесты в Москве, не очевидно. На Донбассе они, кажется, особой доблести не проявили. Защищать Родину – это одно, а с риском для жизни грабить где-то вдали от нее – совсем другое.

Власть Рамзана, конечно, не навсегда. Мало кто в Чечне верит, что он умрет своей смертью. Правда, гибель ему многие предрекают не от руки кровника, а за то, что впервые в истории Чечни он установил именно диктатуру, а не военную аристократическую демократию, которая всегда там существовала. Но это их внутренние процессы. Если мы в них вмешаемся, только укрепим власть Кадырова, как в свое время случилось с шатавшейся на момент начала войны властью Дудаева.

В сегодняшней Чечне очень многим плохо и опасно. Тем, кто чувствует себя сначала человеком, а потом уже чеченцем, а не наоборот. Тем, что по образованию и мироощущению заслуживает современности, а не средневековья. Но помочь мы им можем, только вывезя их оттуда – нормальные порядки нам в Чечне не установить. И наказания чеченских начальников за совершенные ими преступления мы тоже не добьемся.

И главное не в этом, а в том, что Чечня не живет по российским законам, и в обозримом будущем Россией не станет. Не потому, что чеченцы так уж отличаются от нас – чеченцы, как и все, очень разные – а потому, что так сложилось. При любой попытке правоприменения представители центра – пусть не сегодняшнего, а хорошего, правильного – будут сталкиваться либо с круговой порукой, либо с вооруженным сопротивлением. Это реальность.

Наверное, выполнения Конституции на территории Чечни добиться можно. Но для этого понадобиться еще одна, уже третья, война. Об этом и подумать страшно. А что касается альтернативы, так Роскомнадзор запрещает даже произносить слова «независимость», «отделение» и т.д., в общем, все, что может быть интерпретировано как призыв к нарушению целостности Российской Федерации. Чтобы не подставлять издание, я таких слов и не произношу, предполагая, что читатели и сами все понимают. Но чем позже начнутся переговоры о статусе Чечни, тем более сложными они будут, и тем большую цену мы все заплатим за достижения равновесной ситуации.

Сегодня эти переговоры не нужны ни чеченским властям, ни российским. Одни не захотят терять источник денег – не на одного же Аллаха надеяться, другие не пожелают признать поражение – за что воевали? Но эти переговоры нужны гражданам – и тем в Чечне, кто стремится к цивилизации, и тем в  России, кто хочет прекратить как безумные репарации, так и агрессивное и криминальное вмешательство в российские дела. Значит, нужна гражданская площадка, которая возьмет на себя эту инициативу, в рамках которой и будет сделан первый из десяти тысяч столь необходимых шагов. Нужно обсуждать, что будет в Чечне, и как будут строиться взаимоотношения между Москвой и Грозным после Кадырова. Состав собеседников определять не берусь – ответственных и смелых людей достаточно с обеих сторон.

Леонид Гозман, политик

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

 

 

Статья прочитана 85 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Леонид Гозман. Чечня: есть ли выход?"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь