Аркадий Бабченко. По поводу уголовного дела против Антона Носика

382816_159912817442293_532193845_n (7)Мой комментарий по поводу уголовного дела против Антона Носика для «Открытой России»

— У меня позиция по 282 статье Уголовного кодекса четкая и сформировалась уже давно. Проблема не в том, что у нас есть 282 статья, а в том, что ее нет. Потому что строчка о разжигании расовой, национальной и социальной ненависти — это не уголовное право.

Это примерно то же самое, как если бы Уголовный кодекс состоял только из строчки «запрещены преступления» — и под это подгонялось все что хочешь.

Я убежден в том, что 282-я статья нужна. Но она должна быть нормально и подробно расписана. Ведь, допустим, когда Стомахин (Борис Стомахин — публицист, осужденный по 282 статье. — Открытая Россия) пишет у себя в блоге, где его читают полтора человека, про убийства всех русских, об этом же даже никто не знает. И если бы на него не завели дело, не придали бы этому огласку, о такой записи вообще никто бы не узнал. Есть ключевое в данном случае понятие — незначительность аудитории. При незначительности аудитории деяния, связанные с написаниями каких-то текстов, являются ничтожными, не несущими последствий. А когда по российскому телевидению Дмитрий Киселев говорит о сжигании сердец геев, а потом девочке, активистке ЛГБТ, в Питере перерезают горло около ее автомобиля — это уже совсем другое.

Должна быть как-то законодательно, или подзаконными актами, определена граница ответственности в зависимости от массовости аудитории.

То есть, допустим, ты что-то ляпнул у себя в блоге, и молись, чтобы тебя прочитало 999 человек, а не 1001. Это я просто как пример говорю. Как-то это надо продумать.

Кстати, то, что Носик написал в своем блоге, даже не подпадает под нынешнюю редакцию 282 статьи — я специально сейчас перечитал его пост. Да, эти высказывания некорректные, неправильные, но это не 282-я. Под действующую статью теоретически у него подпадает то, что он говорил о Сирии на «Эхе Москвы», хотя дело завели за блог в ЖЖ.

И еще один существенный момент: важны последствия твоего деяния. Это как с теми подростками, которые выкинули из окна кресло, и кресло убило пенсионера. Человек погиб из-за их действий — это одни правовые последствия. Если бы человек был ранен, но остался жив, были бы уже другие правовые последствия.

Точно так же и со всеми этими высказываниями.

Если ты что-то ляпнул в эфире федерального канала — молись богу, чтобы это осталось без последствий, а если под влиянием твоих высказываний кого-то убили — тогда наступает уже твоя ответственность.

То, что Носик наговорил на «Эхе», вообще ни к каким последствиям не могло привести, потому что Носик не является субъектом сирийских событий. Ни Башар Асад, ни Владимир Путин, ни «Свободная сирийская армия», ни США не могут, услышав Носика на «Эхе Москвы», сказать: «О, ну теперь все, вырезаем Сирию под корень». Высказывания, деяния Носика остались без последствий. Судить тут его не за что, это абсолютно политическое дело, цель у которого одна — задавить человека.

Аркадий Бабченко.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 48 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Аркадий Бабченко. По поводу уголовного дела против Антона Носика"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь