Константин Боровой. Вредная затея нормально жить

jsre3n9ty2 (2)Уважаемый Борис Акунин назвал будущую люстрацию вредной затеей.

Заодно, трактовал «неприкосновенность» Путину и Медведеву, которую им обещал Михаил Ходорковский, как гарантию соблюдения Закона.

Особенно мило звучит предложение «как-то уживаться».

1) Безусловно, миротворческая идея примирения и «неприкосновенности» плохо уживается с уже пятью эпизодами, по которым этим персонажам грозят трибуналы и суды за преступления против человечности:

  • малазийский Боинг,
  • Украина (нарушение нерушимости границ государства и международных соглашений),
  • Украина (развязывание агрессивной войны и несоблюдение обычаев и методов ведения войн, гибель мирного населения),
  • Сирия (гибель мирного населения в результате агрессивной войны),
  • Лондон (ядерный терроризм).

У меня есть сомнения, что обещания уважаемых в России общественных деятелей окажут какое-то воздействие на международные суды. Тут обещай – не обещай, дело сделано, отвечать придется.

2) Конечно же в этом призыве читается маленькая хитрость. Мол, уйдите так, пока не стало хуже для вас же. А мы уж вас как-нибудь простим. Ну, или позволим вашим адвокатам превратить процессы против вас в долгое исследование конкретных эпизодов. То есть это призыв уйти, пока не наделаны необратимые глупости, пока не совершены преступления, за которые не может быть прощения и какой-либо «неприкосновенности».

За сутки до того, как забраться в спасительную яму, Саддам Хуссейн проводил митинг со своими «многочисленными сторонниками». За сутки до ужасной смерти Муаммар Каддафи требовал от своих военных нещадно бомбить повстанцев.

Рассчитывать на здравый смысл, инстинкт самосохранения Путина и Медведева не стоит. Для них потеря своей безграничной власти и есть смерть. Остановить их, значит предотвратить смерти невинных людей. И это произойдет только ценой их жизни.

3) Теперь о люстрациях. Идея, цель люстраций – не наказание, а защита многих тысяч или даже сотен тысяч людей, имевших отношение к преступной власти, от преследований и самосудов, как это происходило, например, в Румынии или в Ливии, когда сотрудников секретных служб разъяренный народ вешал и убивал прямо на улицах. В похожих условиях обещание неприкосновенности – смертный приговор «неприкосновенным». Люстрации – договор, по которому общество отказывается от преследований косвенных участников преступлений власти. Например, депутатов, принявших «закон подлецов», который стоил жизни сотням детей. В обмен на их неучастие в структурах власти, СМИ и пр. Это не исключает судебного преследования по конкретным эпизодам индивидуальных преступлений.

4) В Германии, где закон о люстрациях коснулся 300.000 преступников во власти, практически во всех случаях он сопровождался судебными решениями, рассмотрением индивидуальных дел. Обвиняемым пришлось доказывать свою непричастность именно к конкретным преступлениям. Они освобождались во многих случаях от коллективных преступлений, от поддержки преступной власти. В этих условиях странно звучит обещание «неприкосновенности», оно просто нереализуемо. Иски жертв и их родственников в преступлениях, не имеющих срока давности, не могут быть отклонены на основании обещания «неприкосновенности». То же самое, кстати, касается материальных исков.

5) По поводу «заколдованного круга». Уважаемый Григорий Шалвович, так с 1991 года мы уже раза три по нему пробежали, если вы не заметили. И Украина по третьему кругу пошла. И так и будем бегать, пока не избавимся от главного наследства – во всех смыслах советской бюрократии и наследников ВЧК-КГБ, восхищающихся садистским эффективным менеджментом. Который начал уже репродуцироваться, производя молодую поросль подонков.

6) Я готов назвать несколько примеров такой реформации, которая привела к созданию нормальных государств: Польша, Чехия, Грузия… В каждом случае это сопровождалось декоммунизацией, десоветизацией, люстрациями в разной форме, сносом советских идолов. И никто при этом не говорил о государственниках и либералах. Об их конфликте. Вы точно не имели в виду советскую номенклатуру, когда говорили о государственниках?

Можно отказаться от люстраций, но тогда на одном из циклов «заколдованного круга» их проведет оккупационная администрация, как это произошло в Германии и Японии.

Константин Боровой, председатель партии «Западный Выбор»

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

 

 

Статья прочитана 60 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Константин Боровой. Вредная затея нормально жить"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь