Илья Новиков: «Мы не боремся за уменьшение срока Савченко, это вообще неинтересно»

12803171_10204750490876571_4113053743916757798_nПо версии обвинения, 17 июня 2014 года Надежда Савченко корректировала огонь артиллерии по съёмочной группе ВГТРК, затем попала в плен к боевикам ЛНР, после чего была отпущена ими и по собственному желанию выехала в Российскую Федерацию.

9 марта состоялось заседание суда по делу Надежды Савченко, в котором прозвучало её последнее слово. Российский защитник украинской военнослужащей Илья Новиков не питает надежд на оправдание, однако убежден в полной невиновности Савченко. Как считает адвокат, украинскую военнослужащую похитили её с территории Украины.

Каков будет обвинительный вердикт, как он будет использован в дальнейшем, Илья рассказал в интервью изданию Bird In Flight в Москве (публикуется с сокращениями).

Для защиты Савченко вы избрали агрессивную стратегию с оспариванием каждого довода обвинения. Не означает ли такое активное участие в процессе, что вы признаёте легитимность этого суда?

Нет, конечно. Мы несколько раз говорили судьям в лицо, что не признаём их деятельности. Но они-то себя признают легитимными и этим порождают у нас все права, которые имеет защита по Уголовно-процессуальному кодексу. И мы можем использовать свои права против них, вынуждая их сидеть и слушать то, что мы им говорим. А слушают не только они: слушает и пресса, и дипломаты в зале. И это нас устраивает как нельзя больше, потому что приговор в этой истории не имеет совершенно никакого значения. Мы не боремся за уменьшение срока, это вообще неинтересно. Будет в приговоре написано 25 лет или будет написано 5 лет — ничего не изменится, а в обычных делах это просто пропасть.

Для вас, как для адвоката, какой итог предпочтительнее? Оправдание в результате дальнейших апелляций или быстрый обмен после признания виновной?

Оправдание.

Но это подразумевает, что Савченко еще придется там отсидеть какое-то время.

Это не мешает обмену. Юридически его процедуры не существует, и он всегда прячется за чем-то еще. И в зависимости от того, на какой стадии мы находимся… Если пожаты руки и есть кивок головой, конкретной головой, головой Путина, реализовать его можно в любую секунду. Если дело в суде, можно отправить его обратно в прокуратуру, прокуратура его закроет. Осужденных можно помиловать. Отбывающих наказание можно отправить в Украину.

Можно ли сказать, что ваша работа в деле Савченко — не только юриспруденция, но и создание шоу?

Обязательно. Мы очень сильно зависим от того, чтобы про эту историю не перестали говорить. Потому что для Савченко, после того как она стала депутатом Парламентской ассамблеи Совета Европы, единственный способ эту историю проиграть — это тихо-тихо спустить на тормозах. Мы этого не можем допустить. В другой истории нам пришлось бы что-то выдумывать специально. Но здесь настолько благодарная тема и настолько контрастный чёрно-белый сюжет, что, даже шаблонно выполняя свои обязанности по учебнику для адвокатов, я и то получил бы шоу.

Например?

Это не планировалось, я тогда остался в Москве, а коллеги полетели на суд в Донецк [Ростовской области]. Там внезапно начинается допрос по видеосвязи человека, который находится в Москве, в Басманном суде. У нас до этого Москвы ещё не было на связи ни разу. Я быстро еду в Басманный суд, вызываю председателя: «Здрасьте, адвокат Новиков. Мне бы поприсутствовать». Председатель через помощника передала, что не пустит меня без письменного разрешения Донецкого суда. С какой стати? Закон это не предусматривает. Я говорю: «Хорошо». Иду к этому залу. Там стоит пристав на входе, что абсолютно незаконно, ведь процесс открытый. Кто угодно с улицы, показав на входе паспорт, может прийти.

Приставу говорю: «Здравствуйте, я адвокат Новиков, мне председатель разрешил». Прохожу. А там на скамеечке для публики сидит следователь Маньшин, что, вообще-то говоря, нонсенс. Потому что у следователя, который дело сдал полгода назад в прокуратуру, должна быть другая работа. Он должен находиться на выезде или в кабинете своём, допрашивать кого-нибудь, писать что-то, но не сидеть в суде. Я подхожу, в камеру говорю: «Здрасьте. Очень приятно вас видеть. А у нас тут следователь сидит». Они все офигевают. В этот момент в зале появляется пристав и начинает меня выводить — с открытого процесса!

В итоге я остался, Маньшин остался. Мы ещё раз попросили его вызвать, нам ещё раз отказали. А вызвали нам его в самом-самом конце, когда уже Савченко дала свои показания, и на этих показаниях я рванул бомбу. А бомба была в том, что она опознала человека, который командовал её вывозом из Луганска, и это был сотрудник администрации президента Карпов. Это было настолько внезапно, что они даже не придумали, что с этим делать, и его фотографию приобщили к материалам дела. Почувствовав, что на такой ноте заканчивать нельзя, Маньшина отдали на растерзание. Мы его растерзали, он принял на себя все грехи. Он сказал: «Да, я готовил обвинительное заключение. Это моё решение. И это моё решение. И это моё решение». В общем, всё он, полностью…

Какие у вас прогнозы насчёт приговора?

Осуждение не вызывает сомнений.

Будет ли приговор иметь последствия для российской судебной системы?

Огромные. Нам посчастливилось иметь все доказательства, мыслимые и немыслимые. Есть даже видеозапись, положение солнца в которой чётко показывает время пленения Савченко, после которого она уже не могла участвовать в обстреле журналистов. У нас есть её биллинг телефона, который показывает, как и когда её везли. У нас есть показания украинцев, которых допросили. У нас есть совершенно безумные проколы следствия. Например, они писали, что Надежда с простреленной рукой, с автоматом, с рюкзаком, с рацией сидела на мачте радиосвязи. А мачта оказалась гладкой трубой с технической лесенкой, начинающейся на высоте 7 метров от земли.

То есть эта история абсолютно очевидна даже для не очень продвинутых, не очень подкованных людей. Если даже просто судить по записи того, что говорилось в суде, не возникает сомнения в невиновности Савченко. И эта история, я надеюсь искренне, она подведёт черту под возможностью доверять российской судебной системе в том виде, в каком она есть.

Мне казалось, это общепризнанный факт.

Это констатация на уровне общих наблюдений. А вот дело Савченко станет наглядной иллюстрацией. И когда в очередной раз наша прокуратура пойдёт опротестовывать в Европе дела со словами «наш суд решил…», достаточно будет выступления юриста другой стороны, который скажет: «Ваш суд посадил Савченко». Всё, списываем все выводы российского суда…

От этого дела можно будет отталкиваться, когда система начнёт реформироваться. Всегда кажется, что нужно что-то улучшить, подкрутить вот эту гаечку, вот эту настроечку — и будет лучше. Не будет лучше. Её нужно перестраивать с нуля, после чистки судей.

После люстрации.

«Люстрация» — слово скомпрометированное, потому что она в Украине не удалась. Неудавшаяся люстрация — это хуже, чем если бы вообще ничего не люстрировалось. А милое советское слово «чистка» — оно точнее отражает то, что этим всем предстоит пережить. Системе дали все шансы не компрометировать себя, и она ни одним из них не воспользовалась. Очень хорошо. Я чувствую большое удовлетворение оттого, что отчасти выступаю могильщиком судебной системы.

Когда я преподавал в Академии правосудия при Верховном суде, то спрашивал студентов в начале курса: «Скажите, при ком был назначен на должность председатель Верховного суда Лебедев?» Все говорили: «Ну, при Путине». — «Нет». — «Ну, при Ельцине». — «Нет. При Горбачёве». Человек сидит на должности с 1990 года. У него было 26 лет, чтобы менять систему. А она абсолютно гнилая, хотя есть много судей порядочных и компетентных, она непригодная, и ей нельзя доверять.

А вдруг система окажется хитрее и Савченко всё-таки оправдают?

Меня хватит на то, чтобы извиниться перед уважаемыми судьями, что я так плохо о них думал. Но мне не придётся этого делать. Сейчас все всё уже понимают.

Полностью интервью читайте на сайте Bird In Flight.

Хронология дела Надежды Савченко:

2014 год

17 июня — Надежда Савченко под Луганском попадает в плен к боевикам ЛНР

24 июня — по заявлению Савченко, её тайно перевезли через границу с Россией

8 июля — становится известно, что Савченко находится в Воронежском СИЗО, её обвиняют в пособничестве в убийстве журналистов Всероссийской гостелерадиокомпании Игоря Корнелюка и Антона Волошина

22–25 сентября — Савченко этапируется в Москву

15 декабря — требуя освобождения, Савченко начинает голодовку, которая продлится 80 дней

2015 год:

январь — февраль — Савченко написала книгу о своей жизни в тюрьме и до неё

15 января — предъявлено новое обвинение в незаконном переходе российской границы

26 января — Надежда избрана действующим делегатом ПАСЕ и получила дипломатический иммунитет

апрель — новая формулировка обвинения: «Убийство, совершённое по мотивам и желанию воспрепятствовать потерпевшему в исполнении профессионального долга»

май — после следственных экспериментов следствие отказалось от обвинения в умышленном убийстве журналистов

17 июля — Савченко этапируют в Ростовскую область

15 сентября — суд продлил арест Надежды до 15 марта 2016 года

18 ноября — на закрытом заседании выступил глава ЛНР Игорь Плотницкий, свидетель обвинения

23 декабря — впервые в российской судебной практике астроном свидетельствовал о времени съёмки видео, вычислив его по положению солнца. Ольга Возякова из МГУ подтвердила, что Савченко попала в плен до гибели журналистов ВГТРК

2016 год

1 февраля — по ходатайству защиты начался повторный допрос Савченко

25 февраля — решение Конституционного суда лишило Надежду возможности рассмотрения её дела присяжными

2 марта — прокурор запросил для Савченко 23 года лишения свободы

3 марта — после окончания прений сторон судья не дал Савченко произнести последнее слово и следующее заседание назначил на 9 марта, подсудимая объявила сухую голодовку

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 76 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Илья Новиков: «Мы не боремся за уменьшение срока Савченко, это вообще неинтересно»"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь