Юрий Гиммельфарб. Аморальные деграданты #FreeSavchenko

yuri20150612- Так, - сказал доктор. - Значит, он империалист. Давно не встречал. Ну и что? Что из этого следует?
- А то, что я на твоем месте не пошел бы к ним больше.
- Нет? Не пошел? - Доктор встал и, подойдя к сыну, крепко взял его за подбородок. - Нет, мой дорогой. Если тебе придется когда-нибудь быть на моем месте... если тебе доверят это место, так ты пойдешь. Очень глупый ты. Нет, ты не бико! Ты просто бычок, глупый обидчивый бычок. Я раненого немца перевязал, когда мы его схватили. Раненый, больной - это вообще уже не противник. Это пациент. Иди спать. Утром подумай, что я тебе сказал…

Лев Кассиль. «Чаша гладиатора»

То, что наша власть «с прибабахом» общеизвестно. То, что Кремль творит такие глупости, что становится стыдно за род человеческий, тоже ни для кого не секрет. Но вот то, что это аморальные деграданты, то, что высшие чиновники не понимают элементарные вещи – например, что существуют «табу», которые в современном мире нельзя не то что делать, а даже говорить – это даже для меня новость…

Итак, вчера российский министр иностранных дел Сергей Лавров в телефонном разговоре со своим украинским коллегой Павлом Климкиным сообщил, что к украинской военнослужащей Надежде Савченко не пустят врачей из-за ее поведения во время судебного заседания (источник).

Еще раз – и медленно. К человеку, который нуждается в медицинской помощи, не допустят врачей, потому, что пациент себя «плохо вел»…

Господа, я не хочу ёрничать по поводу внешности Сергея Лаврова и обсуждать его прошлые хамские высказывания. В данном контексте не хочу обсуждать беззаконие, которое творится в отношении Надежды Савченко. Подчеркиваю: не это главное. Позволю себе задать вопрос: а российскому министру иностранных дел вообще известно такое понятие, как «клятва Гиппократа»?

Ему (Лаврову) вообще известно, что медицинская помощь должна – подчеркиваю особо: должна! – оказываться каждому человеку, который в ней нуждается? Оказываться вне зависимости от того, «как пациент себя вел»?

Мне вот дико интересно: а Лавров вообще понимает, что подобным заявлением он сам себя (и все российское государство) поставил вне законов человеческих, вывел за рамки морали и нравственности?!

Наверное, вряд ли в этом мире есть  кто-то, кто ни разу не лежал в больнице. И ваш покорный слуга – не исключение. Так вот, мне приходилось наблюдать, как иногда пациенты костерили врачей и даже оскорбляли их. Но мне ни разу – слышите: ни разу! – не доводилось при этом слышать, чтобы врачи отказывали пациентам в медицинской помощи! Ну, не было такого до сего дня!

Моя мама всю жизнь проработала врачом в детской больнице. Я не раз приходил к ней на работу – и однажды (уже будучи студентом) стал свидетелем, как один пациент (нагловатого вида паренек на вид на пару-тройку лет младше меня) нахамил маме. Ну, я был тогда «парень горячий» - а посему первой моей реакцией было желание съездить хаму по физиономии. Медсестры не смогли меня удержать, но путь мне преградила мама. Она встала у меня на пути и повелительным тоном, не допускающим возражений, сказала мне только одну фразу:

- Ну-ка, пошел вон отсюда! Я кому сказала? Марш домой!

Мне ничего не оставалось делать, как уйти. Но дома у нас с мамой состоялся разговор:

- Почему ты не позволила за тебя заступиться? – спросил я. – И вообще: почему ты лечишь такого хама?

- Потому что это пациент, - ответила мама. – Что бы он ни сказал, как бы он себя ни вел: я обязана его лечить. Я врач и лечить любого пациента мой долг.

Тогда я – восемнадцатилетний балбес! – это понял. Но вот теперь выясняется, что, дожив до шестидесяти шести лет, Сергей Лавров так и не понял простейших вещей…

Дело Надежды Савченко поистине уникально не своим зашкаливающим сюрреализмом, а тем, что создает один за другим прецеденты, не имеющие аналогов в мировой истории. Каждый эпизод этого дела является, по сути, апогеем деградации путинизма, ярчайшим символом, который обнажает суть российской системы: отрицание права, как такового, отрицание здравого смысла, отрицание целеполагания дела.

И вот эта выходка Сергея Лаврова (точнее, его заявление) пополнило список «уникальностей» тем, что добавила в вышеприведенный перечень отрицание морали и человечности, полное презрение к человеческой жизни.

В данном контексте я не питаю никаких иллюзий в отношении российской власти. То, что там собрались, как на подбор, аморальные деграданты, люди, лишенные элементарной морали, для меня не новость. Но мне лично важно другое: как отреагируют именно на эту лавровскую выходку простые россияне?

Ну, да, 86% россиян поддерживают Путина и все, что он сделает – шут с ним… Ну, да, зомбированы и им можно внушить все, что угодно – не вопрос. Ладно, они верят в то, что «Савченко убийца», судят ее справедливо и она должна понести наказание – и на этот бред тоже закроем глаза… Но должен же быть какой-то предел, перед которым бессильна любая пропаганда, любое зомбирование. Нельзя брать чужое – это аксиома. Нельзя убивать – аксиома. Нельзя отказывать в медицинской помощи кому бы то ни было – вне зависимости от того, что сделал человек, как он себя ведет – аксиомейшая из аксиом!

И вот если этот факт не тронет россиян, если на это россияне не отреагируют, останутся равнодушными или, напротив, это «поддержат» - значит, мы, как нация, больше не существуем. И являемся ли мы по-прежнему homo sapience – теперь тоже будет под большим вопросом…

P.S.

Клятва Гиппократа:

Клянусь Аполлоном врачом, Асклепием, Гигиеей и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: почитать научившего меня наравне с моими родителями, делиться с ним своим достатком и в случае надобности помогать ему в нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.

Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство.

Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом.

В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому.Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Современная редакция клятвы Гиппократа

(по Женевской декларации, одобренной Генеральной Ассамблеей Всемирной медицинской ассоциации в 1948 году):

Я торжественно клянусь посвятить свою жизнь служению человечеству. Я воздам моим учителям должным уважением и благодарностью; я достойно и добросовестно буду исполнять свои профессиональные обязанности; здоровье моего пациента будет основной моей заботой; я буду уважать доверенные мне тайны; я всеми средствами, которые в моей власти, буду поддерживать честь и благородные традиции профессии врача; к своим коллегам я буду относиться как к братьям; я не позволю, чтобы религиозные, национальные, расовые, политические или социальные мотивы помешали мне исполнить свой долг по отношению к пациенту; я буду придерживаться глубочайшего уважения к человеческой жизни, начиная с момента зачатия; даже под угрозой я не буду использовать свои знания против законов человечности. Я обещаю это торжественно, добровольно и чистосердечно.

Юрий Гиммельфарб.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

 

 

Статья прочитана 756 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Юрий Гиммельфарб. Аморальные деграданты #FreeSavchenko"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь