Аркадий Бабченко. Что потом?

babchenkoЕсли отбросить это ночное надувание щек «задачи выполнены, мы добились, враг повержен, я дал команду на отход» - то, за исключением этого информационного шума, не изменилось ничего.

Во-первых, никто, конечно же, никого не победил, не освободил, никаких «условий для начала мирного процесса» и «кардинального преломления ситуации в борьбе с международным терроризмом» - как это на ночь глядя было объявлено на умных щщах - не создал и «инициативой практически на всех направлениях» не овладел.

Я вот тут писал недавно:

«Вы уже вооружали Царандой в Афгане. Помогло? С чего вы решили, что в этот раз все пойдет гладко и исключительно по вашему сценарию? О’кей, даже если и получится – а дальше что? То, что при необходимости Путин сольёт Асада, не задумываясь, как он слил Новоросию – я даже не сомневаюсь. Но даже и в этом случае – что потом? Почему вы решили, что, как только вы посчитаете свои планы выполненными, а войну законченной – точно так же посчитают и все вокруг?»

Ну, так, собственно, все тот же вопрос – ребят: а с чего вы решили, что этим вашим решением война для вас закончилась?

Попытка выиграть войну сирийским царандоем помогла - как и предполагалось - как мертвому припарки. Отбитые территории незначительны, большая часть страны как Асадом не контролировалась, так и не контролируется, ИГИЛ как был, так и остался.

В Афгане СССР контролировал процентов, наверное, восемьдесят территории страны.

Через три года после вывода наших войск из почти полностью контролируемой страны Наджибулла был свергнут и четыре года прятался в миссии ООН. А через шесть - повешен.

Посмотрите на любую карту Сирии, прикиньте, каков процент территории контролируется Асадом, прибавьте тот факт, что ИГИЛ - не детсадовские талибы, умножьте на разворошенный муравейник и втянутость в эту войну уже всех кого только можно, как в регионе так и за его пределами - Турции, саудитов, курдов, туркоманов, и практически всего суннитского мира, США, Великобритании, беженцев и пр. и пр. - и посчитайте шансы Асада на «начало мирного процесса» и «кардинальное преломление ситуации».

Да, какие-то промежуточные успехи достигнуты, четыреста деревень отбито, две тыщи наливников сожжено, фронт несколько отодвинут от Латакии и Алеппо, после чего - все, царандой выдохся, наступление закончено, мы уходим.

Ну... Кто бы мог подумать, правда?

Теперь по поводу этого самого «мы уходим».

«Наши пункты базирования - морской в Тартусе и авиационный на аэродроме Хмеймим - будут функционировать в прежнем режиме. Они должны быть надежно защищены с суши, с моря и с воздуха».

То есть - ша, а никто никуда и не уходит.

Уходить - это хотя бы как с тем же Афганом. Когда после вывода советских войск в стране осталось около восьмисот военных советников и незначительная поддержка оружием. К чему и за какие сроки это привело - см. выше.

Когда в стране остаются две полноценные базы и приказом Верховного главнокомандующего они должны быть надежно защищены и будут функционировать в прежнем режиме.... Ну, это примерно как с «мы не будем участвовать в наземной операции». Не будем - не будем, а потом фигак - двадцать тысяч контингента, оказывается, уже введено, спецназ-бэтээры, журналисты под прикрытием российской брони снимают освобожденные сирийские города.

Так что все это «мы всего добились мы уходим» - на данный момент сводится к одному: два бэтэра вывезут в Россию, три доставят из России в Хмеймим для охраны и обороны.

Принципиально же ситуация остается ровно той же, что и в самом начале - либо полный вывод, либо неизбежное участие в наземных столкновениях.

В этом смысле не поменялось ничего.

Теперь касательно «в Сирии натренировались, теперь полезут на Донбасс».

Полезут или не полезут, никто не знает.

Но можно сказать одно - с выводом или не выводом войск из Сирии активизация или не активизация войны на Донбассе не связана никак. Сирия оттягивала отнюдь не критическое количество войск и ресурсов, чтоб говорить о том, что «Россия не может вести войну на два фронта». Может. По крайней мере - такую. Переброска туда-сюда двадцати самолетов или, скажем, бригады спецназа на одном театре боевых действий, на ситуацию на другом театре боевых действий не повлияет никак. Насчет «в Сирии мы можем тренироваться бесконечно долго» - Путин абсолютно прав, это надо признать.

Резюме: с точки зрения фактов ситуация не изменилась примерно никак.

Власть Асада, на данный момент, безусловно, укреплена. Власть Асада в дальнейшем, безусловно, будет подвергнута попыткам расшатывания. Такая неустойчивая конструкция в состоянии покоя, безусловно, долго находиться не сможет. Обострение, безусловно, будет. Выбор перед Россией остается ровно тот же - либо влезание в наземную войну, либо полный уход из региона.

А какие разговоры велись в кулуарах, до чего договорились и где кто на что и кому надавили, нам неведомо.

Все же остальное - информационный шум.

Аркадий Бабченко.

В рамках проекта «Журналистика без посредников»

Как обычно, кто считает нужным, сколько считает нужным:

Яндекс-кошелек, номер 410 011 372 145 462.

В Сбербанке карта номер 4276 3800 8339 8359.

Для пользователей WebMoney рублевый кошелек номер R361089635093.

Для пользователей WebMoney долларовый кошелек номер: Z525692199692

Для пользователей MasterCard, VISA и Maestro карта номер 4276 3800 8339 8359.

Мультивалютная карта «Приватбанка» номер: 5168 7423 3613 0608.

Для банковских переводов из-за границы реквизиты:

SWIFT: SABRRUMM

SBERBANK, MOSCOW

MOSCOW, RUSSIA

Acc: 423 07 978 1 38064300125

IBAN не требуется

Либо просто кинуть на телефон (МТС) 8 915 237 41 78.

Спасибо

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 97 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Аркадий Бабченко. Что потом?"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь