Лариса Волошина. Новые санкции за репрессии против крымских татар

voloshinaВ столице Литвы Вильнюсе с 11 по 13 апреля проходило заседание координационного совета Всемирного конгресса крымских татар.

11 апреля на Конгрессе выступили лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, председатель Сейма Литвы Лорета Граужинене, министр иностранных дел Литовской Республики Антанас Линкявичюс, президент Всемирного конгресса крымских татар Рефат Чубаров, сенатор США Джон Маккейн, литовский политик Витаутас Ландсбергис, экс-премьер-министр Литвы Гедиминас Киркилас, члены Сейма Эмануэлис Зингерис и Вилия Алекнайте-Абрамикене, народный депутат Украины Григорий Немыря, первый белорусский президент Станислав Шушкевич.

12 апреля делегацию Всемирного конгресса крымских татар приняла президент Литвы Даля Грибаускайте, председатель Сейма Литвы Лорета Граужинене и премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичюс.

Из Киева по Скайпу о положении крымских татар в Крыму рассказывали украинские правозащитники, журналисты и активисты. Мне посчастливилось быть одним из киевских докладчиков. Тема защиты прав крымскотатарского народа в оккупированном Крыму является настолько важной и абсолютно неизвестной подавляющему большинству людей, искренне переживающих за Крым и желающих его деоккупации, что я посчитала необходимым разместить на страницах Newsader текст своего доклада.

В момент нашей беседы на сайт литовского Сейма была совершена хакерская атака, поэтому прямую трансляцию пришлось перенести в YouTube. Перед этим канцелярия Сейма получила письмо из российского посольства с «настоятельной рекомендацией» отказаться от проведения крымскотатарского исполкома. Когда россиянам непрозрачно намекнули, что работа литовского парламента не входит в компетенцию РФ, российская сторона попыталась направить на слушания своего докладчика для того, чтобы представить другую точку зрения. Тема прав крымскотатарского народа является настолько болезненной для Российской Федерации, что она пытается блокировать ее на всех площадках.

Уже 13 апреля появилось сообщение о том, что крымской прокуратурой принято решение «о приостановлении деятельности Меджлиса крымских татар». И это до решения суда. Наталья Поклонская, безусловно, действует не по собственной инициативе. Она представляет официальную кремлевскую политику в отношении крымских татар.

В своем докладе я попыталась объяснить, в чем ценность крымскотатарского народа и почему РФ считает его настолько опасным, что решается на демонстративное нарушение международного права, сравнимого в своей преступной очевидности разве что с самой процедурой аннексии. Я также попыталась предложить некоторые пути, которые могут охладить пыл имперцев.

Говоря о положении, в котором оказались крымские татары в оккупированном Крыму, необходимо понимать всю специфику сложившейся ситуации. Очень часто журналистам, правозащитникам, общественным деятелям, освещающим репрессии, которым подвергаются крымские татары, приходится слышать: «Почему вы говорите только о татарах? Разве другим живется слаще?».

Для начала стоит понимать, что крымские татары – это народ, сформировавшийся на территории Крыма и имеющий долгую историю своей государственности. Международная историческая и политическая субъектность крымскотатарского ханства подтверждена международными договорами, посольствами, которые открывали в Крыму многие европейские государства. Государственность крымских татар была частично демонтирована после завоевания Крыма Российской империей. В XX веке крымскотатарский народ подвергся геноциду. Так, в начале века после захвата Крыма большевиками, в рамках политики «красного террора» была уничтожена крымскотатарская интеллигенция, политическая и культурная элита этого древнего народа. В 1937 году в результате сталинской реформы крымскотатарский язык был переведен на кириллицу, что в перспективе должно было оторвать носителей языка от их культурных и исторических источников. В 1944 году в результате депортации погибло по разным источникам от трети до половины представителей крымскотатарского народа, вывезенных из Крыма.

Таким образом мы видим, что депортация 1944 года, признанная постановлением Верховной Рады Украины от 12.11.2015 г. актом геноцида, является только частью общей российской политики по демонтажу государственных институтов коренного народа Крыма, а также физическому истреблению его представителей.

В Советском Союзе до 60-х годов существовал запрет крымским татарам покидать места депортации, порядки в которых мало чем отличались от положения узников в концлагере. Запрет на выезд делал невозможным получение образования, как высшего, так и среднего. И только в 60-х годах, когда запрет формально был снят, крымские получили доступ к среднему образованию. Что же касается высшего, то своеобразный образовательный ценз существовал вплоть до демонтажа советского государства. Такие профессии, как юриспруденция, международное право и многие другие были недоступны для представителей крымскотатарского народа.

Пытаясь покинуть места депортации, уже с 60-х годов, крымские татары возвращались поближе к Родине, но столкнувшись с запретом на приобретение недвижимости даже в сельских районах Крыма, вынуждены были селится на границах полуострова в Херсонской области и на Кубани. В результате к падению Советской империи, крымскотатарский народ подошел обезглавленным, разделенным, образовательно и имущественно ущемленным в своих правах.

Массовое возвращение в Крым в конце 80-х начале 90-х годов стало одновременно и возрождением народа. Крымские татары возродили свои политические институты – Меджлис и Курултай. На собственные средства народ отстраивался и укреплялся в Крыму, на земле своих предков. Были созданы мощные структуры, в работе которых принимало участие подавляющее число крымских татар. Мы имеем дело не просто с традиционными гражданскими объединениями, а с полноценными современными институтами власти, избираемыми демократическим путем.

В 1997 году по просьбе крымских татар Верховный совет Крыма принял постановление о начале реформы крымскотатарского языка. Введенная в 1937 году сталинским указом кириллица должна была быть постепенно заменена латиницей, общей для всех современных языков тюркской группы. Усилиями народа под руководством Меджлиса была сформирована сеть общеобразовательных крымскотатарских школ, во многих университетах Крыма были открыты кафедры крымскотатарского языка и культуры. Перед нами не просто образование на крымскотатарском языке, а полноценная система образования, проводящая языковую реформу и занимающаяся возрождением культурной и интеллектуальной элиты народа.

Третьим очень важным достижением, которым, безусловно, могут гордиться крымские татары, было создание крымскотатарской журналистики. На деньги меценатов, представителей крымскотатарского народа в Крыму был создан холдинг из нескольких телеканалов, радиостанции, печатных и интернет-СМИ. Мы сейчас говорим не просто о журналистики на крымскотатарском языке. Мы говорим о создании специфической крымскотатарской журналистики. Вещавшие в Крыму на трех языках СМИ, были одними из самых современных и интересных благодаря авторским программам и поднимаемым темам.

Итак, крымским татарам удалось возродить, модернизировать и сделать функциональными и действенными свои политические, культурные, экономические и гражданские институты. Поэтому первое, что сделала оккупационная российская власть – это взялась за их демонтаж. Из Крыма был изгнан телеканал АТР. На месте разгромленных СМИ, а иногда и на принадлежащем крымским татарам оборудовании, оккупанты создали имитационнные СМИ на крымскотатарском языке. Речь об агитационных и пропагандистских ресурсах, вещающих на крымскотатарскую аудиторию. К крымскотатарской журналистике это не имеет никакого отношения.

Буквально в первый год оккупации была разгромлена крымскотатарская система образования. Так как Российская Федерация привела образование в Крыму «в соответствие с российскими стандартами», началось возвращение кириллицы, учебные программы были заменены на российские. Только что преподававшиеся на крымскотатарском языке. Говорить о крымскотатарском образовании, о возрождении национальных элит, в такой ситуации по меньшей мере наивно.

15 февраля 2016 года прокурор оккупированного Крыма Наталья Поклонская обратилась в так называемый Верховный суд Крыма с представлением о запрете деятельности Меджлиса на территории России. Поклонская указывала, что Меджлис необходимо признать экстремисткой организацией, представляющей «угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, безопасности госдарства и общества».

Мы сейчас не будем говорить о том, что Меджлис – это не организация, как утверждает госпожа Поклонская. 20 марта 2014 года постановлением Верховной Рады Украины Меджлис крымскотатарского народа, исполнительный орган Курултая крымскотатарского народа признаны высшими представительскими органами крымскотатарского народа. Невозможно признать орган власти экстремистской организацией. Иначе экстремистким стоило бы признать совсем другой орган власти, к которому прокурор Поклонская имеет непосредственное отношение.

Попытка крымской прокуратуры запретить деятельность Меджлиса, в свете всего вышеперечисленного является продолжением системной политики направленной на полное уничтожение субъектности крымскотатарского народа, демонтаж его политических, культурных, экономических и гражданских институтов, и несет в себе угрозу жизни и здоровью представителям этого народа.

Говоря о Крыме, мы не должны забывать, что Крым не только оккупирован российскими войсками, но и аннексирован Российской Федерацией. Это означает, что Россия провозгласила над Крымом свою юрисдикцию. Теперь, все происходящее в Крыму мы должны оценивать не иначе, как целенаправленную политику Кремля в отношении суверенной украинской территории – Крыма, его коренного народа и всех украинских граждан.

Зачем Россия это делает? Неужели речь только в неприязни и татарофобии?

Согласно международной конвенции «О коренных народах и народах в независимых странах» от 1989 года, «народы являются коренными, если они потомки тех, кто населял страну или географическую область в период ее завоевания, колонизации или установления существующей государственной границы. При условии, что они сохраняют некоторые или все свои социальные, экономические, культурные и политические институты». Таким образом, крымскотатарский народ имеет право быть признанными коренным народом на основе конвенции ООН вне зависимости от того, хочет этого Россия или нет. Ему даже согласия Украины для этого не нужно. Достаточно Конвенции и решения ООН.

Согласно декларации ООН «О коренных народах», «коренные народы имеют право не подвергаться принудительной ассимиляции или воздействию с целью уничтожения их культуры, принудительному перемещению, переселению в любой форме, принудительной ассимиляции или интеграции в любой форме, воздействию любой формы пропаганды, а также любой пропаганде, которая направлена на разжигание расовой или этнической дискриминации, направленной против них». Без согласия коренного народа недопустимо присутствие на их исторической территории военных баз, добыча полезных ископаемых и распределение земли без их согласия.

Таким образом, в случае признания за крымскотатарским народом статуса коренного народа Крыма, присутствие российских войск, российских чиновников, российских, «приведенных в соответствие» образовательных программ, российских пропагандистских СМИ и самой госпожи Поклонской является очевидным нарушением прав коренного народа и должно быть рассмотрено в рамках международного трибунала.

А теперь мы возвращаемся к первоначальному вопросу: «Почему вы говорите о крымских татарах?». Ответ очень прост. Он кроется в специфике захвата Россией Крыма и в той политике по «принуждению к покорности», которую проводит Россия на полуострове. Аннексировав территорию, Россия создала в Крыму своеобразное информационное и правовое гетто. Одной из основных проблем, делающей невозможной защиту прав человека в Крыму, правозащитники в один голос называют отсутствие доступа для мониторинговых миссий на крымскую территорию. Чтобы говорить о систематических преступлениях – их надо зафиксировать.

Если рассматривать правовую обстановку в Крыму, то она имеет три уровня:

1. Преследование, давление, репрессии, нарушение прав и свобод всех украинских граждан, в том числе и крымских татар;

2. очевидные факты преследования крымских татар по этническому и религиозному признакам. Это и обыски в мечетях, и массовые аресты, практика запугивания, «Дело Хиз-бут-Тахрир» и «Дело 26 февраля»;

3. нарушение прав крымскотатарского народа как коренного народа Крыма.

Украина сегодня не может защитить права как всех своих граждан на территории Крыма, так и крымских татар как ущемляемой и преследуемой группы. Но она может делать акцент на правах коренного народа. Здесь международное сообщество может применить все имеющиеся у него рычаги.

Признание крымскотатарского народа коренным на основании Конвенции о коренных народах, а также признание политической субъектности Меджлиса и Курултая, дает возможность применить Декларацию ООН «О правах коренных народов» и констатировать систематические нарушения прав коренного народа в Крыму. Подтвердив на международном уровне постановление Верховной Рады Украины от 12 ноября 2015 года, в котором действия РФ в Крыму признаются актом этноцида, можно говорить о новых санкциях против Российской Федерации и ее руководства.

Все это в совокупности дает возможность под угрозой санкций требовать от РФ допуска в Крым международных мониторинговых, правозащитным и журналистских миссий, что существенно бы улучшило правовую обстановку в Крыму. В случае невыполнения Россией требований можно выставлять санкционные счета и составлять списки нарушителей прав человека.

Если опустить такой очевидный факт, как назревшая необходимость восстановить историческую справедливость и дать шанс на возрождение уникальному народу Крыма, подвергшемуся системному геноциду, то у защиты права крымскотатарского народа есть и другая, более приземленная сторона. Признав крымскотатарский народ и зафиксировав в правовых решениях его политическую, культурную и юридическую субъектность, Украина и мир получат шанс «не словом, а делом» побороться за улучшение правовой обстановки в оккупированном Крыму. Либо, обретут возможность требовать усиления уже имеющихся санкций против агрессора за оккупацию и аннексию суверенной украинской территории, переведя вопрос в правовую плоскость.

Россия не прекратит политику, направленную на уничтожение крымскотатарского народа, на демонтаж его институтов, на лишение его национальной субъектности, низведение его до уровня «исчезающего этноса». Потому что – и тут стоит еще раз процитировать госпожу прокуроршу - «Деятельность Меджлиса представляет угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, безопасности государства и общества».

Мир должен использовать тот шанс, который ему дают крымские татары, сражающиеся в закрытом Крыму один на один с агрессором за свое и наше крымское будущее. Борьбу крымских татар за свои права на своей исторической земле, усилиями всего международного сообщества можно и нужно превратить в механизм, который непременно поспособствует деоккупации Крыма, защитит всех украинских граждан, находящихся сегодня в оккупации и вернет Крымский полуостров в украинское правовое поле.

Лариса Волошина, Newsader

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 155 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Лариса Волошина. Новые санкции за репрессии против крымских татар"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь