Игорь Яковенко. ОТ КОВАЛЕВА ДО МОСКАЛЬКОВОЙ

yakovenkoДеградация прав человека в России, отраженная в фигурах российских омбудсменов.

«Я князь – Григорию и вам фельдфебеля в Вольтеры дам…», - эта фраза Скалозуба считалась метафорой мракобесия, литературной гиперболой, которая, как и сам Скалозуб воспринималась карикатурой на реальность, пародией на ее уродливые черты. Оказалось, нет! Никакого гротеска, никакой метафоры и никакой гиперболы. Вот вам, пожалуйста, Мединский – министр культуры. Вполне себе реальный, а не метафоричный. Вот Астахов – уполномоченный по правам ребенка, который поддерживает запрет на усыновление детей-инвалидов в США и обрекает их на смерть в российских детдомах. А теперь, вот вам, новый обмудсмен: генерал-майор МВД Татьяна Москалькова.

У России был выбор (специально говорю: «у России», поскольку и Госдума и президент, они же не от сырости завелись, их же одни выбирали, другие правильно считали, а третьи позволили считать и выбрать). СПЧ при президенте выдвигал кандидатуру правозащитника Андрея Бабушкина, думские коммунисты выдвинули на удивление пристойную кандидатуру Олега Смолина, и даже ЛДПР смогла наскрести в своих закромах нечто человекообразное в виде Сергея Калашников. В итоге был сделан выбор, который иначе как издевательством над самой идеей прав человека назвать невозможно.

И дело не в погонах генерал-майора МВД. Репутация Татьяны Москальковой соткана из ее дел и слов, которые для политика те же дела. В 2012-м эта добрая женщина так разъярилась от действий Пусси Райот, что потребовала ввести в УК РФ статью за покушение на нравственность, рассчитывая, что, вопреки основополагающей норме права о том, что закон не имеет обратной силы, кощунниц можно будет надолго посадить по этому закону.

Год назад, в 2015-й Татьяна Москалькова требовала переименовать МВД в ВЧК. То есть политическим идеалом теперешней главной правозащитницы России является залитый кровью бессудно казненных инструмент красного террора и орудие диктатуры пролетариата.

Те высказывания, с которыми Татьяна Москалькова заступила в должность, лишают граждан России малейшей надежды получить хоть какую-то защиту своих прав от этого генерал-чекиста. Судя по ее заявлениям, она будет заниматься трудовыми отношениями, проблемами соотечественников, проживающих за рубежом, а также противостоять попыткам Запада использовать права человека как политический инструмент.

«Сегодня правозащитная тема стала активно использоваться западными и американскими (Америка не на Западе?! – И.Я.) структурами в качестве оружия шантажа, спекуляций, угроз, попыток дестабилизировать и оказать давление на Россию», - заявила Москалькова. И перешла к угрозам: «И у уполномоченного по правам человека есть достаточно инструментов, чтобы противодействовать этим явлениям». К сожалению, Татьяна Николаевна не предъявила общественности все эти инструменты «противодействия западным и американским структурам». Возможно, в этом случае мы узнали бы много нового и поняли, что присутствуем при рождении очередной спецслужбы с широким диапазоном полномочий.

О том, что Москалькова планирует заниматься деятельностью, весьма далекой от правозащиты, свидетельствует то, что приоритетом она выбрала решение проблем соотечественников, проживающих за рубежом. В данный момент от последствий этой «правозащиты» истекает кровью Украина, от такой помощи русским за рубежом страны Балтии прикрываются щитом НАТО, именно под видом заботы о проблемах соотечественников Россия пытается дестабилизировать ситуацию в Германии и повлиять на отставку Ангелы Меркель, главного оппонента Путина в Европе.

В фигурах российских омбудсменов отражается вся история деградации защиты прав человека в России за последние два десятилетия. И одновременно эти фигуры являются ступенями лестницы, по которой из страны уходит свобода.

Первым омбудсменом был Сергей Адамович Ковалев. Стаж правозащитной деятельности более полувека. Политзек с 13-летним стажем отсидки по политическим статьям. В 1995-м во время 1-й чеченской в Грозном своим телом прикрывал чеченцев от российских авиабомб. Участвовал в освобождении заложников в Буденновске. Все 2 тысячи заложников остались живы. Подал в отставку, когда счел, что Ельцин более не является гарантом Конституции в той части, где она защищает права человека.

После Ковалева выдвиженец КПРФ Олег Миронов вызывал у правозащитников подозрения в том, что он волк в овечьей шкуре. И, несмотря на то, что Олег Орестович старался и ничего ужасного на посту омбудсмена не совершил, а скорее напротив, недоверия правозащитного сообщества преодолеть так и не смог.

На долю Владимира Лукина выпало то десятилетие, с 2004 по 2014 год, когда путинский режим приобрел вполне отчетливые черты персоналистского режима с явными признаками фашизма. Лукин типичный шестидесятник с уклоном в диссиденство. Но, в отличие от Ковалева, Лукин диссидент-лайт. В 1968 выступил против ввода советских войск в Чехословакию, попал в «невыездные» на 10 лет, но не только не сел, но и продолжал вполне успешную карьеру ученого-международника. Лукина упрекают, что он не смог предотвратить те многочисленные точечные репрессии, которые пришлись на период его омбудсменства. Трудно сказать, были ли у него такие возможности. Зато Лукин стал первым представителем российского государства, который встретился с ЛГБТ-активистами и заявил, что будет защищать права граждан, невзирая на их ориентацию.

Элла Памфилова была омбудсменом два последних года и успела много совершить и хорошего и странного. Пыталась помочь узникам болотного дела. И тут же зачем-то инициировала решение о лишении фонда Марии Гайдар президентского гранта в связи с ее переходом на работу к Саакашвили. Что явно выходило за рамки полномочий омбудсмена. Так же как и протест против выхода по УДО пресловутой Евгении Васильевой. Словом, противоречивой фигурой была Элла Александровна на посту омбудсмена.

Зато в фигуре Татьяны Николаевны Москальковой никаких противоречий нет, она вся как из цельного чугуна. Есть правда одно противоречие. Между этой цельной фигурой и идеей прав человека. Генерал-майор Москалькова это убежденный сторонник репрессивного государства фашистского типа. Назначение такого человека на роль омбудсмена это заметная веха на пути нашей страны к полному и окончательному искоренению в ней принципов свободы и прав человека. За исторически ничтожный срок в два десятилетия Россия прошла путь от Сергея Ковалева до Татьяны Москалькова. «Дистанция огромного размера», - сказал бы тот же персонаж бессмертной пьесы Грибоедова, чьи слова я уже приводил в начале этой колонки.

Игорь Яковенко.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Loading...

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 132 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Игорь Яковенко. ОТ КОВАЛЕВА ДО МОСКАЛЬКОВОЙ"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь