Лев Лерман. От великой Победы до агонального победобесия

lerman«Левада-центр» провел очередной опрос на тему: какие праздники россияне считают главными. 80% респондентов включили в топ-лист Новый год, 70% - 9 мая. На третьем месте оказалась Пасха.

Итак, 9-е мая. Чем был этот день для обычных людей Советского Союза, а потом и России все прошлые годы, начиная с 1945-го?

По рассказам родных (я, на минуточку — сын фронтовика и племянник трех фронтовиков), в 1945 году это была не Победа. Это было больше, чем Победа. Это был КОНЕЦ ВОЙНЫ. Хотя, это ощущение очень скоро было подпорчено тем, что война таки продолжилась: сначала на Дальнем Востоке, а затем, де-факто, вновь на западе, на, так сказать, освобожденных территориях Западной Украины, Прибалтики, а затем и Венгрии. Но день 9 мая в 1945 году ощущался именно как конец войны, конец массовой гибели и новых увечий людей, как день, кладущий начало надеждам на, наконец-то, счастливую мирную жизнь. Не берусь судить «за всю Одессу», но не могу припомнить, чтобы кто-то из обычных людей высказывался об этом дне в том духе, что вот, дескать, сохранили свое государство, независимость и т.п. Все это появилось уже много-много лет спустя: сначала - в официальной пропаганде, а уж затем — в высказываниях людей.

Лично для меня, как и для многих советских людей того времени, праздник Победы начался с 1965 года, с 20-летия окончания войны, тогда мне было неполных 9 лет, и то время я уже вполне помню. И опять — все последующие годы, примерно до 1995 года, пока еще были живы многие фронтовики и те, кто пережил войну, это был отнюдь не праздник победы «нас» над «ними». Более того, поразительно, но несмотря на все усилия официозных советских историков и пропагандистов, несмотря на очевидные и бесспорные свидетельства о том, какую участь готовили идеологи Третьего Рейха населению «восточных территорий», мысль о том, что Победа спасла народы СССР от гибели, вовсе не была лейтмотивом Дня Победы в сознании обычного советского человека. Для обычных людей это был, по преимуществу, день Памяти и Скорби, хотя официально Днем памяти и скорби со временем было объявлено 22 июня. Почему это было так — вопрос к историкам и психологам.

Что было реальным лейтмотивом Дня Победы с 1965 по 1995 годы в массовом сознании простых людей того времени - так это напоминание о том, что такое Война. Напоминание о том, что ВОЙНЫ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ. Что ПОДЖИГАТЕЛИ ВОЙНЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОСУЖДЕНЫ И ПРОКЛЯТЫ. Любой войны! Как это соотносилось с официальной доктриной и фактической политикой государства: советского, а затем российского — другой вопрос.

А как менялось отношение к глобальной войне и глобальному миру после Второй мировой войны в других ведущих мировых державах?

Если проследить поведение основных глобальных геополитических конкурентов СССР в период от «карибского кризиса» до «разрядки напряженности» включительно, то можно заметить очевидный постепенный отход от многотысячелетней традиции решать кардинальные геополитические проблемы путем широкомасштабного применения грубой военной силы. Конечно же, геополитическая конкуренция как фундаментальный имманентный фактор жизни глобального социума никуда не делась и не денется. Но эта конкуренция в нынешнюю эпоху идет в совершенно иных сферах: цивилизационной, экономической, научной и т.п.  А как же необходимость обороны и сдерживания, возразят оппоненты? На это я бы ответил старинной кавказской мудростью: «У каждого мужчины спереди должен висеть кинжал, но самое лучшее место кинжалу — в ножнах». Действительно, военная мощь как потенциал сдерживания и демонстрация реального ресурсного, научного и технологического могущества страны абсолютно  необходима, но как средство обретения и даже сохранения геополитического статус-кво — сегодня столь же абсолютно бесполезна. Как показал опыт развития США за последние полтора столетия, решающим фактором, в конечном итоге определяющим геополитический статус мировой державы, является качество человеческого потенциала. США были и остаются ведущим глобальным «хедхантером», переманивающим к себе самые светлые головы со всего мира за счет обеспечения им условий для самовыражения и соответствующего качества жизни. Ну, и взращивающим своих «быстрых разумом Невтонов» - тоже. Результат всем виден...

А что же нынешняя Россия? Для ответа на этот вопрос обратим внимание на следующее обстоятельство. Как показывает новейшая и современная история, необходимым и главнейшим условием скорого последующего расцвета страны является коренное улучшение ситуации в сфере народного образования. Именно так поступили, к примеру, в послевоенной Японии, когда, опираясь на экономическую помощь в рамках «плана Маршалла», учителями в школы направили массу образованных офицеров из фактически распущенной, по условиям капитуляции, армии. Через каких-то 20-30 лет это «выстрелило»... Возьмем современный Китай: около 1,3 млн. китайских студентов сейчас учатся не в самых плохих вузах за пределами КНР (это, если очень грубо, с учетом численности населения — примерно 2% потребного количества специалистов с высшим образованием для современного развитого общества), и при этом они пользуются покровительством и поддержкой своего государства и благосклонностью будущего работодателя. Усердие же и прилежность китайских студентов в учебе — выше всяческих ожиданий, так что за будущее этой страны можно не волноваться.

Отношение властей к сфере образования — наиболее точный показатель истинной политики государства в отношении своей страны и ее народа. К глубочайшему прискорбию, применительно к политике властей РФ в этой сфере вспоминается отнюдь не план Маршалла, а совершенно иной план (дабы не быть обвиненным в «экстремизме», автор воздержится от прямого упоминания названия этого плана и его авторов). Взамен же подлинно необходимой революции в образовании государство навязывает обществу набор «скреп», едва ли не главной из которых сейчас делают Победу. И делают это так, что из Победы она превратилась в форменное победобесие, а на вопрос: «Хотят ли русские войны?» сейчас все больше людей — и в России, и за ее пределами - затрудняются с ответом.

Милитаризация общественного сознания в современной РФ — состоявшийся факт общественной жизни. С одной стороны, она явно стимулируется «сверху» - как удобное средство краткосрочного (на период дожития столпов нынешнего режима, а дальше — хоть потоп: дети-то у них у всех уже «за бугром», и «закрома» набиты так, что праправнукам хватит, если с умом тратить и не высовываться) удержания внутренней стабильности в атмосфере «осажденной крепости» при пикирующей экономике.

Но и «снизу» запрос на милитаризацию общественного сознания тоже имеется, в связи с чем вспоминается физиологический феномен, хорошо известный медикам-танатологам. Имя ему — агональная эрекция...

Лев Лерман.

 

 

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Loading...

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 99 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Лев Лерман. От великой Победы до агонального победобесия"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь