Евгений Ихлов. Георгиевский могендавид

ihlovНаступление очередного 9 мая вызывает с одной стороны общественного сознания, острый приступ того, что получило название «победобесие», а с другой –  желчную и издевательскую критику происходящего.

И вот я решил, исключительно из одержимости злым духом противоречия это «георгиевский культ» попытаться защитить.

У Советского Союза было две признаваемый вершины побед, когда сотни тысяч вышли на улицы, братаясь в невиданном восторге - 9 мая 1945 года и 12 апреля 1961 года – полёт Гагарина и его встреча в Москве 14 апреля.

Однако частичная победа буржуазной революции привела к такому взрыву жлобства, а эпоха тотальной сакрализации – к такому непониманию самой идеи научного прогресса, что космические свершения рассматриваются лишь через призму бюджетных расходов. Но победа во Второй мировой всё более и более нагуливает символический вес.

Ещё при молодом ветеране Брежневе, когда провал коммунистического проекта стал очевиден, было принято судьбоносное политическое решение - объединять страну не будущим, а прошлым.

Замена 7 ноября 9 мая в качестве главного национального праздника для тонко понимающих уже означало признание моральной капитуляции коммунизма. Только вот весной 1965 таких почти не было, и ещё два десятилетия и советологи и советские диссиденты жили в ощущении накатывающейся на мир советской экспансии.

Кстати, недоучившийся семинарист Сталин хорошо понимал логику церкви, в т.ч. почему католики приняли решение отмечать Пасху после еврейского Песаха, а православные постарались сделать всё, чтобы отмечать свою Пасху после католической, и поэтому сделал Днём Победы 9 мая, при том, что рейх капитулировал 7 мая (в Реймсе), и весь западный мир, кроме просоветского Израиля, считал именно 8 мая днём победы «Антигитлеровской коалиции демократических государств».

Но вернёмся к отечественным переживаниям. Очень плохо жить в империи, проигравшей битву за мировое господство. Особенно, если и пропаганда, и двухвековая академическая традиция из всех сил подчёркивают «единственно-правильность» и «исторически-закономерность» имперской политики. Поэтому каждое 9 мая – это грёзы о величии, когда весь мир был под ногами, а пол-Европы и треть-Азии – под сапогом победителя. Такое вечное самоутверждение исторического банкрота.

Да, кстати, из держав-победительниц ещё военный парад 8 мая устраивают в Париже.

И это при том, что все знают: на фронте Франция была разбита, партизанскую войну вела с помощью английских рейнджеров, освобождена была американскими танкистами, а после мировой войны, позорно проиграла ещё три колониальные – во Вьетнаме, в Суэце и в Алжире. Поэтому по Елисейским полям ежегодно тянутся колонны бронемашин и печатает шаг Иностранный легион.  И нет большей славы для парижского таксиста, как оказаться в этот момент среди танков («Такси-3»).

Но теперь посмотрим на всё это глазами молодого человека. Он может быть «свеж как молодой редис и невежествен как грабли», но какое-то представление о невиданном, ужасающем уровне военных и довоенных (сталинских, большевистских) потерь у него есть.

Он также хоть краем уха да слышал, что огромная держава мгновенно распалась в 1991 году из-за сильнейшего нежелания жить в его государстве, что только военной силой удалось создать у границ России пророссийские «государства» и ценой двух войн удержать Кавказ. Пусть почти на краю сознания, но он понимает, что только страшным террором удалось восстановить развалившуюся империю царей и заставить государство как единый слаженный механизм. Что только расстреляв, уморив голодом и замучив в лагерях миллионы, Сталину удалось создать военно-промышленную мощь, сопоставимую с германской (что сопоставимую со всем остальным миром – от него тщательно скрывают) и победить, укладывая по три солдата на одного немецкого.  И что потом, после победы, обескровленная страна, которую ещё и заставили соревноваться в гонке вооружений с крупнейшими экономиками мира, просто четыре десятилетия чахла и подламывалась…

Принять такую историческую цену, быть убеждённым в её безальтернативности (третий рейх не второй – просто в вассалы не брал) и поэтому считать 9 мая всёискупляющим днём,  можно только постоянно истерически себя накручивая.

К 9 мая 1945 года как-бы вела вся история России, в нём она достигла своей кульминации и затем постепенно лишилась высшего смысла, превратившись в нынешнее унылое прозябание. И лишь истерическая телевизионная накачка, постоянно распаляемая обида на неблагодарное человечество, и жалкие психологические компенсации в виде ритуально-символического превращения в советский танк собственной поддержанной иномарки.

Но чтобы ещё лучше понять ужасающий внутренний мир «победобесцев», проведём мысленный эксперимент.

Как известно, запушенная молодым дипломатом Андреем Громыко в его речи в ООН в ноябре 1947 года в поддержку раздела Подмандатной Палестины, версия, что создание еврейского государства должна стать фактическим искуплением европейскими народами вины за Холокост, ныне – только перевернувшись с ног на голову – стала основой для арабской антиизраильской пропаганды, а также для её нерабских подголосков, включая израильских леваков. На самом деле всё было глубоко циничней. Сталину нужен был подрыв британской империи в жизненно важном нефтеносном регионе мира. Трумэн, помучившись сомнениями, предпочёл сохранить поддержку традиционного для Демпартии еврейского электората, доводам своих взволнованных министра обороны Форрестола и руководства Госдепа о том, что попытка создания Израиля повлечёт за собой острейший и многолетний международный кризис, чреватый утратой Америкой своих позиций.

Как известно, кроме холокоста еврейского были холокосты цыган и геев, в которых общая доля уничтоженных нацистами была вполне сравнима с Катастрофой европейского еврейства. Однако после войны ни те, ни другие никаких преференций не получили. Никаких особых гарантий национально-культурной автономии для народа рома, никакого прекращения уголовного преследования за однополую любовь даже на Западе.

Но, тем не менее, в еврейском сознании связь между трагедией 6 миллионов и созданием Государства Израиля (точный перевод выражения «Мединат Исраэль» - Держава для [потомков] праотца Иакова-Израиля именно таков)  необычайно сильна. Почитание памяти 6 миллионов стало для еврейского народа своеобразной секулярной Религией-2.

А теперь – мысленный эксперимент. Представим себе, что 6 миллионов евреев стали жертвой не нацизма и его старательных подручных, но именно потерями при создании Великого Израиля. Например, 2 миллиона – это погибшие в грандиозной войне, а 4 миллиона – умерло от голода и истощения при создании еврейской военной машины или стали жертвой репрессий требующей фанатичного подчинения еврейской военной диктатуры. В конце концов, еврейская истории знает примеры необычайно кровавого правления строителей военных империй – царя Александра Хасмонея Яная и Ирода Первого Великого.

И подумаем, в каких истерических и фантасмагорических формах переживалась бы в этом случае израильтянами победа над врагом. И массовое появление на израильских дорогах машин с залихватскими надписями «Вперёд, на Каир! … на Дамаск!… на Багдад!... на Мекку!», старательное разрисовывание детских мордашек магендовидами, перевязывание девичьих стрингов и обвязывание нах-лабутенов бело-голубыми ленточками – воспринимались бы простительными формами коллективной психотерапии. Или всенародный конкурс на испекание тортов в виде композиции «Танки «меркава» у Каабы»…

Евгений Ихлов.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 85 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Евгений Ихлов. Георгиевский могендавид"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь