Игорь Эйдман. С нами Путин и Христос

eidmanВ условиях конфронтации с Западом российским властям нужны новые идеологические инструменты консолидации общества. Когда-то перед лицом внешней угрозы Сталин обратился к государственной пропаганде патриотизма. Теперь о патриотизме как о новой национальной идее говорит и Путин, так как главный нынешний идеологический партнер государства, Русская православная церковь (РПЦ), не обладает достаточным влиянием в обществе.

Многие россияне, называющие себя православными, остаются, по сути, нерелигиозными людьми, в подавляющем большинстве активно не участвуют в жизни церкви, не бывают на причастии, редко посещают службы в храмах. Надежды на существенное усиление роли церкви, связанные с приходом нового патриарха Кирилла, не оправдались. Только 4 процента респондентов называют его общественным деятелем, которому они больше всего доверяют.

В общем, на РПЦ надейся, а сам не плошай. В последние годы была разработана целая система светских символов и ритуалов, призванных идеологически воздействовать на граждан.

Гибридная религия

Власти создали квазирелигиозный гибрид из официального православия и новых гражданских патриотических культов. Прежде всего, это культ победы, включающий в себя поклонение воевавшим предкам. Эта «религия» также вобрала в себя и другие культы: возвращения Крыма, совершившего этот «подвиг» национального лидера, российского государства, его «непобедимой» армии и т.д.

Коммунисты стремились обратить в свою «веру» все человечество. Новая российская гражданская религия, формирующаяся при Путине, национально ограничена и не предусматривает возможности превращения враждебных иностранных «козлищ» в правоверных «овец». В рамках этой картины мира противостояние с «врагами» может закончиться только фатальным поражением одной из сторон, как это было в канонизированном 1945 году.

Все это, конечно, бесконечно далеко от христианского принципа «возлюби врага своего». Здесь другой месседж: «возненавидь врага своего, победи его, а потом гордись этим».

Можем повторить?

Цель новой «религии» - сплотить население вокруг властей. Причем не только граждан России, но и, на что делается особая ставка, русскоязычную диаспору во всем мире, связанную генетической памятью о войне. Новые обряды, типа шествия «Бессмертного полка», помогают их участникам ассоциировать себя с предками, вместе противостоявшими общему врагу. Делается это для того, чтобы люди почувствовали такое же единение и в борьбе с нынешними «противниками» России. А вот тут происходит подлог: во время нацистской агрессии жителям Советского Союза реально угрожало порабощение. А нынешнею угрозу со стороны «врага» (в лице американцев, европейцев, турок и т.д.) выдумала и подсунула людям пропаганда.

Идейная основа новой гражданской «религии» - шовинизм и ксенофобия. В ее центре - миф об извечном противостоянии России и Запада, который якобы пытается отнять наши природные ресурсы, суверенитет и даже правильную сексуальную ориентацию. Главный враг в такой черно-белой картине мира - США, унаследовавшие этот статус от нацистской Германии. Неслучайно 9 мая в Москве можно было увидеть на машинах наклейки «1941-1945. Можем повторить», где россиянин «расправляется» с человечками сперва с нацисткой, а потом с американской символикой вместо головы.

Новая гражданская «вера» освящает любые агрессивные действия государства. Аннексия Крыма, например, была объявлена возвращением России ее сакральной территории. Становится модным говорить и о сакральном значении участия российских войск в сирийской войне.

Преклонение перед погибшими воинами, живущими в раю, в Вальхалле, мотивировало викингов к участию в бесконечных битвах. Подобные военные культы всегда использовались для моральной подготовки населения к войне. Об этом прямо говорят энтузиасты новой гражданской религии. Так, писатель-патриот Владимир Карпец пишет, например, что 9 мая - это праздник побед России «в прошлом и будущем над объединенной Европой», и, что, по его словам, неизбежно, - «над Евросоюзом».

«Первосвященник» Путин

Один из важнейших обрядов последних лет - шествие «Бессмертного полка». По форме оно скопировано с православного крестного хода. Только вместо икон с изображениями святых люди несут увеличенные фотографии «дедов». А это уже из культа поклонения предкам в различных верованиях, которые христиане считают языческими. Таким образом, шествие - христианский по форме и языческий по содержанию обряд, так же как и вся новая синкретическая (гибридная) гражданская религия.

9 мая впереди нового «крестного хода» в Москве вместо священника с иконой шел Путин-сын с портретом Путина-отца. Это лишний раз продемонстрировало, что именно он, а не патриарх Кирилл, выполняет теперь в России функцию духовного авторитета номер один. Президент РФ, став неформальным лидером нового квазирелигиозного движения, фактически объединил в своем лице высшую светскую и духовную власть в стране.

Игорь Эйдман, для Deutsche Welle

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

 

 

Статья прочитана 112 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Игорь Эйдман. С нами Путин и Христос"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь