Александр Скобов. Значит, будет пороть.

skobov(к дискуссии с Михаилом Соколовым о белом движении)

Когда перестроечные издания стали публиковать программные политические декларации белогвардейских вождей, для многих это явилось настоящим откровением, разрывом шаблона. А советский шаблон заключался в том, что Белое движение было движением монархически-реставраторским. Сами же белые лидеры эти обвинения категорически отвергали. В их программах говорилось о признании послефевральских реалий, о демократических свободах, о народоправстве, о том, что именно свободное волеизъявление народа будет определять будущее страны, о намерении объединить всех противников большевиков, независимо от их политических взглядов.

Оставалось непонятным, почему в реставраторских устремлениях белых упрекали не только недобросовестные большевики и не только не пожелавшие вставать под их знамена умеренно-социалистические партии, но даже некоторые кадеты, вообще-то к сотрудничеству с белыми генералами искренне стремившиеся. Можно, конечно, объяснять такие суждения обидой. Белое офицерство не скрывало своей нелюбви к гражданским политикам, как социалистам, так и либералам. Считало их безответственными болтунами, которые, получив власть после Февраля, и довели страну до большевизма. Развалили великую державу. В офицерской среде можно было услышать откровенные угрозы перевешать «дерьмократов» на одном суку с Лениным и Троцким.

Ведущие белые деятели таких публичных высказываний себе, конечно, не позволяли. Но и они готовы были привлекать в свои администрации тех же кадетов лишь в качестве эдаких «кудриных», в качестве ничего не решающей обслуги. Вы не справились. Вот наведем в стране порядок, восстановим государство – тогда и дадим вам снова в политику играться. А пока должна быть твердая, военно-диктаторская власть. Власть людей дела, а не болтунов. Власть людей, свободных от партийной идеологии. Пекущихся об общенациональных интересах. Хотите нам помогать – пожалуйста. Но если будете качать права – милости просим в «республику Иртыш».

Однако неприязнь белогвардейцев к «партийным» имела куда более глубокие корни. Отрицание «партийных идеологий» тоже было идеологией. Эта «военная идеология» сложилась в армейской среде задолго до революции, хотя и в латентном виде. Под рассуждениями белых вождей о «гибельном пути партийности» проступает внутреннее неприятие складывавшейся в Европе либерально-демократической общественной модели с ее парламентаризмом и политическим плюрализмом.

Интеллигентнейший Антон Иванович Деникин называл себя сторонником конституционной монархии. Чем не европейский либерал? Однако как он представлял себе конституционную монархию в России? В его переписке с генералом Лукомским – тоже не последним человеком в Белом движении – есть рассуждения о том, что «четыреххвостка» (на российском политическом сленге начала века – выборы всеобщие, равные, прямые и тайные) не соответствует условиям России и ее традициям. Опять «особый русский путь»?

И действительно, в белогвардейских манифестах говорится о выборах всеобщих, но не упоминается о выборах прямых, равных и тайных. Современный читатель, который «не в теме», этой мелочи не замечает, но для любого тогдашнего хоть сколько-нибудь политизированного обывателя было очевидно, что три «хвоста» потерялись не случайно. Что речь идет именно о реставрации «исторически сложившейся» ублюдочной системы выборов в Государственную Думу до 1917 года. Выборов непрямых и неравных. Выборов посословных.

Патерналистское государство с сословно-корпоративным представительством, без партий и партийной борьбы – такой образ будущей России нарисовал идеолог Белого движения, русский фашист Иван Ильин. А вы говорите – непредрешенчество. Непредрешенчество – это красивая легенда, созданная вождями Белого дела в изгнании и сменившая советскую мифологию в связи со сменой Россией ее ориентации.

Я подчеркиваю, что речь идет о достаточно умеренных, вполне вменяемых лидерах белых, а не о черносотенных отморозках, которые, хотя и не были совершенными маргиналами в движении, но к руководству действительно не допускались. Я оставляю в стороне вопрос о том, что все без исключения белые непоколебимо стояли за «единую и неделимую», фактически имперскую Россию и категорически отказывались признать совершившийся на основании большевистско-эсеровского декрета земельный передел. Но что могло ждать Россию в случае победы белых? Только нечто похожее на те авторитарные, диктаторские режимы, которые существовали в 20-30-е годы в большинстве стран Восточной Европы.

Эти режимы иногда называют «полуфашистскими». И когда некоторые называют Белое движение «протофашистским», это представляется мне вполне оправданным. Я понимаю, что, скорее всего, этой болезнью Россия переболела бы в более легкой форме, чем сталинизмом. Хорти и Антонеску – щенки по сравнению с «вождем всего прогрессивного человечества». Но тоже приятного мало.

Иногда какие-то бытовые детали говорят об общественном движении больше, чем его громкие политические декларации. Белые лидеры были образованными, культурными людьми, умеющими говорить на языке европейского прогрессизма. А на местах их «полевые командиры» нещадно секли крестьян. Целыми деревнями. За то, что посмели взять землю по большевистскому декрету. И в белых армиях были восстановлены наказания шомполами. Их еще Александр II отменил в самом начале своего царствования. Еще до отмены крепостного права. Это к вопросу о реставрации.

Была ли в этом какая-либо военно-политическая необходимость? Вряд ли. Просто война легко содрала с людей тонкую пленку цивилизованности, и под ней оказался ад. Наружу вырвалась самая дремучая архаика с ее утробной ненавистью к свободе и достоинству личности, к правам человека и прочей «либерастии». Сладострастное желание пороть. Кстати, у «красных» было то же самое. Лишь тяжело заболев, бедный Владимир Ильич заметил, что изо всех щелей так и хлещет крепостническая культура. И даже сквозь зубы признал, что элементарная буржуазная культура была бы шагом вперед.

Признаюсь, я не ожидал, что вся эта архаика, вся эта ненависть к человеческой свободе вновь забьет мощным фонтаном из наших консерваторов-государственников любой ориентации – хоть советской, хоть несоветской, хоть антисоветской. И вновь слова все научились говорить вроде правильные. Европейские. Про законность и демократические права. Даже зюгановцы. Но ведь от них за версту разит желанием всех построить и загнать в барак! Правда, теперь не в коммунистический, а в православный. Вы слыхали, что белочекист, реконструктор-неоденикинец Гиркин в очередном своем манифесте пообещал честную политическую конкуренцию, отмену цензуры, освобождение всех политзаключенных и независимость судов?

Значит, будет пороть.

Александр Скобов.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

 

 

Статья прочитана 152 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Александр Скобов. Значит, будет пороть."

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь