Александр Зеличенко. История с Пионтковским

zelichenkoЯ не могу сказать, что Андрей Андреевич Пионтковский имеет уж такой железный иммунитет против вируса национализма.

Нет, если читать его тексты с лупой, то нет-нет да и промелькнет в них что-то такое, что русскому интеллигенту писать неприлично.

Но... но будем справедливы: у иконы русской интеллигентности, у Антона Павловича Чехова найти ксенофобию много легче. Этой заразой поражено у нас едва ли не всё население поголовно. И – опять-таки будем справедливы – коммунисты сделали немало, чтобы от этой скверны очиститься. Хотя очиститься совсем, конечно, не сумели – десятки миллионов в той или иной степени заражены ей. Да, и как иначе – уж очень глубоко она сидит в нас. Не только Чехов не довыдавил из себя здесь раба, но и пророк Достоевский, объявивший русского всечеловеком (читай – космополитом) и другом всех людей, в то же самое время писал мерзости (чего уж греха таить – назову своим именем) и про евреев, и про куда более близких ему «по крови» поляков.

И уж, что совершенно очевидно, в сегодняшнем нашем свободном падении Пионтковский точно принадлежит к одному проценту (или к одной десятой процента) наиболее здоровой части населения, в том числе, и в смысле национализма-ксенофобии. И еще более очевидно, что в его статье «Бомба, готовая взорваться», из-за которой его собрались посадить, а пока выдавили из страны, разве что самый чуткий нюхач может разнюхать слабейшие намеки на ксенофобию.

И это при том, что запах этот сортирный, вонь эта нестерпимая идет чуть ли не от всей публицистической продукции официальных, государственных СМИ. Мы живем в клоаке. Весь наш цирк в дерьме. Поголовно. И возбуждать при этом уголовное дело за коричневую крапинку на белоснежном жилете: «А что это у вас, милейший – кетчуп или, может быть, оно?» – это даже не лицемерие, это просто черт знает что. Нет слов!

Можно соглашаться или не соглашаться с этнологическим анализом Андрея Андреевича. Я вижу в нем слабые места. Можно принимать или не принимать наше моральное право требовать развода с Чечней. Я у нас такого морального права не вижу. Уходить Чечне или оставаться, с моей точки зрения, не наше собачье дело. Мы там так накуролесили, что наше дело одно: каяться и платить компенсации. А то мы любим сначала мерзость сотворить, а потом глаза к небу: «А что такое? Проехали». Никуда мы не проехали. Любая мерзость держит нас за фалду и ехать нам никуда не дает. И это не мной придумано – закон судеб-с.

В общем, в нормальном информационном пространстве я нашел бы не самые сильные места в анализируемой статье. Но – будем объективны – в ней есть и пассажи исключительно точные и крайне необходимые нам для очищения нашего самосознания: всё, что относится к нашей вине перед Чечней и к тому, какое отношение чеченцев к нам сформировали и не могли не сформировать эти наши преступления.

Что это – разжигание ненависти? Прямо наоборот – это единственный способ уже пылающую ненависть загасить. Разжиганием была антитеррористическая операция по сохранению территориальной целостности. Сохранили. Теперь живем целостные.

И жесткая критика Кадырова – это тоже не разжигание ненависти. Тут даже не в нем одном дело – это ведь целое явление, кадыровщина. И отнюдь не только чеченское и даже не только кавказское. Посмотрите на молодчиков ДНР-ЛНР. Посмотрите на миллионы их болельщиков в РФ.

Детская надежда решить всё кулаками, естественная для режима, точно названного злыми, но правдивыми языками «дзюдохерией», является сегодня одной из самых страшных национальных угроз – сопливые драчуны не должны править обществом. Их дело учиться. А руководить страной должны совсем иные люди: люди более зрелой души, более зрелого ума, совести, доброты...

Что уж говорить, что критика Кадырова – это отнюдь не критика чеченцев. Перед чеченцами нам на коленях надо стоять. Кадырова и особенно кадыровщину в обществе терпеть невозможно. Так понятно? Что-то похожее и написал Пионтковский.

При чем здесь разжигание ненависти? При чем нападки на территориальную целостность? Наша территория определяется принятыми нами договорами. Договорились, что это наше, а это не наше, и всё – извольте исполнять. А то, любой вор объявит кошелек в чужом кармане своим имуществом и, когда его возьмут на этом кармане, начнет качать свои имущественные права: я дескать, не чужое взял, а свое вернул. У нас с чеченцами, во-первых, не было и толкового договора в момент, когда мы образовались, в 91-м году – они к нам в федерацию не просились. И, наоборот, был мирный договор после первой чеченской войны, согласно которому они от нас уходили. Не в одночасье, но уходили. Так что какая уж там территориальная целостность? Хапок.

И какое здесь может быть уголовное дело? Какая выемка документов? Какое таскание по допросам свидетелей? Всё это в чистейшем виде правовой беспредел. С единственной целью – напугать. Ввергнуть в ужас. Навести террор.

Цели этой они, конечно, добьются. Уже добились. Нас напугать нетрудно – в крови сидит. Как написал грубиян Губерман, поротая ...опа – замечательный прибор. Только террор этот не принесет радости не только нам, но и им. Потому что у палки два конца. Потому что, как аукнется, так и откликнется. Потому что, что посеешь, то и пожнешь.

Официально прошу, всё это народное творчество не квалифицировать как призывы к экстремизму.

Александр Зеличенко.

======================================

Яндекс-деньги 410012283434815

PayPal – [email protected]

Webmoney – R3087 9210 4504 (рубли), E3482 7888 7745 (евро)

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

 

 

Статья прочитана 137 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Александр Зеличенко. История с Пионтковским"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь