Американские реалии

13100822_10206792167666360_3302186386080502055_nСидим как-то после работы с моими американскими коллегами-адвокатами, вино попиваем. Речь зашла об опыте общения с дорожной полицией, ГИБДД по-нашему - ну, у кого какие нарушения бывали, какие штрафы приходилось платить, как проходило общение с офицером и все в таком духе. Ничего особенного - все вокруг того, какой симпатичный/лояльный/злой/добрый/вежливый/несговорчивый офицер попался, как удалось отсудить штраф и всякие другие вполне себе вегетарианские приколы. Вдруг Минал вступает в беседу с таким выражением лица, что я сначала подумала - сейчас она расскажет о том, как на ее глазах дорожный полицейский отрезал голову водителю.

- Девочки, а вот у меня в молодости был такой случай, который я до сих пор с ужасом вспоминаю (это, получается, лет 20 назад). Едем мы с бойфрендом через Канзас, а там все степи да прерии, на дороге ни души. Ну, мы, естественно, гоним. В какой-то момент я замечаю полицейскую машину за огромными кустами агавы. Мы по тормозам, но уже, конечно, поздно. Он выруливает вслед за нами на дорогу и останавливает нас. Мой бойфренд открывает окно и начинает, извиняясь, вежливо объяснять - мол, пусто, никого опасности не подвергаем, простите нас, пожалуйста, больше так не будем. Офицер обрывает его покаянную речь коротким «Давай 100 баксов и вали». Мы даже сначала не поняли, что он имеет в виду. Потом мой бойфренд трясущимися руками достал купюру и протянул полицейскому. Тот сказал «хорошего пути» и пошел к своей машине. Как же нам было не по себе! Если он способен на ТАКОЕ (глаза Минал округляются), он же мог что угодно с нами сделать - в пустыне, при пистолете, при всех своих полицейских полномочиях! И этот кошмар в конце 20-го века в центре Америки!

Слушатели смотрели на рассказчицу с ужасом, кивая, сочувствуя и явно разделяя ее страх. Им-то с таким ужасом-кошмаром сталкиваться не приходилось. И только я поймала себя на снисходительной улыбке.

Разве могла я рассказать этим искренне испуганным дамам с наивными широко распахнутыми от удивления глазами, не нюхавшим «настоящей» жизни, что на моей родине на любой центральной улице любого мегаполиса действуют законы канзасской пустыни, что мои соотечественники сталкиваются с этим не раз в жизни, а ежедневно, что для них это не просто не шок и не событие, о котором они будут помнить всю жизнь, а повседневная рутина и фактически регулярный пункт режима дня.

Поэтому когда они обратились ко мне с вопросом - а как это работает в России, я, не моргнув, соврала - а я в России не водила машину, поэтому ничего сказать не могу. Зачем пугать хороших людей и к тому же позорить одну из величайших и высокодуховных держав современности? Я ж ее все равно люблю. Как ребенок, несмотря ни на что, любит и жалеет опустившуюся мать-алкоголичку, которая регулярно его лупит.

Но американцам не понять загадочной мазохистской русской души, они попросту сочтут меня сумасшедшей. Поэтому для американцев я в России не водила машину, не болела, не имела дел с государственными органами, милицией и судом, не пыталась открывать частный бизнес, ничего не знаю о пенсиях и социальных льготах, и вообще у меня жутко плохая память.

Julia Butterslim.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, , ,
 

 

Статья прочитана 123 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Американские реалии"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь