Сергей Шаров-Делоне. ЛИБЕРАЛЬНАЯ ТРАНЗИТНАЯ ДИКТАТУРА.

sharov-deloneПослезавтра схлынут «выборные» страсти, и мы все окажемся в лучшем случае там же, где были все последнее время. И после опохмела вопрос о том, что же делать дальше, встанет снова. Боюсь, в приметно ухудшившемся антураже.

Я предлагаю не ждать. И уже сегодня помещаю этот текст. Он не отвечает на все вопросы (даже не на все те немногие, на которые у меня есть продуманные ответы). Он как раз представляет собой что-то вроде рассола по утру.

Для протрезвления.

ЛИБЕРАЛЬНАЯ ТРАНЗИТНАЯ ДИКТАТУРА.

Может ли вообще диктатура быть либеральной? В принципе нет, если говорить о периодах большой протяженности. Поскольку либеральной модели (я не только об экономике) противопоказана неподконтрольная власть.

Но это «в принципе». А на переходе из руин тоталитаристского, фашистского по существу строя к либерализму, похоже, никакой альтернативы диктатуре на ограниченном временном отрезке не существует. Почему? Да просто потому, что ни о каких Выборах сразу же после падения тоталитарного режима речь идти не может: ни структур, ни партий, ни самостоятельных, свободных и ответственных избирателей в этот момент просто не существует. Даже более того, поскольку вообще падение фашистского режима возможно либо в связи с безусловным и полным военным поражением (в этом случае роль диктатора, как правило, берет на себя оккупационная администрация), либо вследствие полного экономического краха, коллапса, усиленного социально-политическими волнениями и противостоянием. То есть в ситуации, требующей незамедлительных, решительных и до крайности целенаправленных действий просто для обеспечения выживания людей.

Каждый раз, говоря о крахе, как о единственном теперь (был ли раньше шанс вывернуться до краха – уже неважно) моменте, когда тоталитарная, фашистская власть рухнет и выронит власть из рук, я по комментариям вижу, что даже соглашающиеся решаются представить себе ситуацию в этот момент как «чуть-чуть-хуже-чем-сегодня», как ситуацию, в которой некое абстрактное «государство» продолжает функционировать, пенсии выплачиваться, метро – функционировать (пусть и похуже), а вода – течь из крана (возможно, только холодная). Так вот я не об этом моменте – он завтра, а кое-где (например, в Тобольске с горячей водой) уже сегодня. Потому что сегодня власть отлично себя чувствует и, думаю, не дальше как завтра получит убедительную поддержку на «выборах». Я о том моменте, когда власть никакими силами не сможет заткнуть рот элементарной жратвой сотням и тысячам больших и маленьких Пикалево по всей стране, включая даже критичной в смысле ее, власти, безопасности столице.

Если вы считаете, что такого никогда не будет – можно дальше не читать. Потому что дальше все о том моменте, когда (не «если», а «когда»!) это произойдёт. Достаточно скоро, если это кому интересно: запасаться тушенкой уже самое время.

Так вот когда это произойдет (замечу, что никакая наличная оппозиция ни ускорить, ни замедлить, ни предотвратить приход этой ситуации не в состоянии, впрочем, как и нынешняя власть тоже), тогда потребуется решительно и быстро на руинах выстраивать некое подобие жизни. Вначале – только подобие.

И здесь нет варианта коалиций и соглашений большинства (даже большинства от активного меньшинства). Не потому даже, что времени на это не будет – не будет, но не это главное! – а потому что никакие компромиссные решения, самые правильные в нормальной ситуации, в экстремальной ситуации не просто не работают, но экстремальность усугубляют.

По сути, у тех, кто взвалит на свои плечи крест организации хоть какой-то жизни-выживания, будет альтернатива: либо радикальная коммунистическая мобилизация с полным силовым контролем за выдачей пайки, с полным же силовым контролем за принудительными работами для создания этой пайки – в общем, тот или иной вариант военного коммунизма, либо не менее радикальная либерализация всего, децентрализация и снятия практически всякого контроля. И вся энергия этой диктатуры уйдет на создание и принудительное поддержание «правил игры», удержание и постепенное расширение безопасности от прямого разбоя и бандитизма и – что не менее важно! – постепенное, но энергичное формирование снизу структур, объединение снизу сил, способных шаг за шагом забирать себе всё большую долю власти и ответственности. Не сверху, а снизу! Не общих, в «масштабах всей страны», а локальных, тех, где людям проще справиться хотя бы ввиду обозримости задач и наглядности результатов. А роль этой верхней диктатуры сведется к охране «всходов» и, по мере сил и возможностей, поливу и внесению удобрений – чтобы прорастало скорее и лучше.

С точки зрения достижения сиюминутных результатов, вполне вероятно, военно-коммунистическая модель даже эффективнее. А потому всегда будет искушение свалиться в эту крайность. Но у нее, как мы отлично увидели в гораздо более органичных для ее существования условиях, будущего вообще нет. От слова «совсем». И это в начале 20-ого века, когда основу экономики составляли монопольные или около того промышленные монстры, социальную основу – класс рабочих «винтиков», так замечательно изображенных Ч.Чаплином в «Новых временах»!

Но сегодня мир вокруг уже совсем другой. И люди – совсем другие. А потому военно-коммунистическая модель еще в большей мере неприемлема, отторгаема современным миром.

У «либеральной мобилизации» самый трудный период – начальный. Хотя в начале 1990-х гг. мы как-то справились и как-то худо-бедно (большинство из нас и худо, и бедно) но выжили. Чтобы сразу отсечь кривотолки: я в это время был взрослым, у меня (ну ведь подгадали же!) было двое совсем маленьких детей и жена сидела с ними дома без работы, а сам я занимался такой «сверх-доходной» деятельностью, как реставрация архитектуры – и ничего, худо и бедно, но выжили. Этот начальный период труден сам по себе – все же в развале! –но еще более он труден и рискован опасностью сползти в богадельню, начать изымать поелику возможно у работающих, у добытчиков для распределения халявы среди остальных. Это резать курицу, которая только-только начинает нести хоть какие-то яйца – не до золотых пока.

И если кто-то придет к власти (подберет выпавшую на асфальт власть), получит квази-легитимность улицы (да-да, тех самых 50-100 тысяч человек, что на улицу выйдут!) и будет поводить внятные, жесткие, целенаправленные действия по «либеральной мобилизации» общества, то он/они и станут либеральной транзитной диктатурой.

Все, что она должна делать – это разгребать завалы (а их будет выше крыши – от запрета и зачистки спецслужб до реформы суда, далее по списку) и не мешать людям выкарабкиваться самим, жестко присекать откровенный бандитизм (которого в любом случае будет вдосталь), и изо всех сил помогать, провоцировать, создание людьми местных сообществ, местных самоуправлений, решительно передавая им львиную долю тех никаких почти средств и львиную же долю полномочий-ответственности. Стеклянная крыша парника не растит помидоры – она только защищает ростки от заморозков и града – именно это и будет основной задачей такой диктатуры. А если вдруг средств будет хоть чуть-чуть больше, то ее же задача сделать так, чтобы во-первых, помочь-поддержать тех, кто сами не могут себе помочь (не могут, а не не хотят!) – старикам, инвалидам, а во-вторых, всё, что только удастся наскрести по сусекам бросать на образование. Любое и всякое: школьное, профессиональное, переподготовку, высшее – создавая задел для завтра.

А уж когда на местах заработает самоуправление, можно помогать создавать органы повыше. И, кстати, через некоторое время созывать Конституционную Ассамблею (или Учредительное Собрание – как кому угодно). Для выработки правил на дальнейшую жизнь. Контролируя при этом, чтобы эти правила не воссоздали старую систему, а основывались бы все на той же либеральной мобилизации. А уж только потом – самые-честные-в-мире-выборы-в-самый-представительный-в-мире-парламент. С очень ограниченными полномочиями – они же уже почти все переданы вниз. Но к моменту этих чаемых всеми демократами выборов уже появятся люди, выбравшиеся сами, выжившие сами, умеющие это делать. И есть шанс – увы, только шанс, но он все же есть! – что эти люди не захотят, чтобы каждый чих им предписывали «умные дяди» из парламента.

Удастся ли это сделать в «масштабах всей страны»? Сомневаюсь. Хотя бы потому, что, думаю, страна развалится раньше дня всеобщего краха: уж больно успешно над этим вопросом нынешняя власть работает! Но если не удастся – это не повод не делать. Это просто означает, что всё то же самое придется делать там, где удастся, до куда эта либеральная тразитная диктатура «дотянется», т.е. ровно там, где люди будут готовы рискнуть играть (выкарабкиваться, выживать, жить) по новым правилам, предлагаемым и прикрываемым этой диктатурой.

Велика ли вероятность прихода к власти такой либеральной транзитной диктатуры? Нет. Очень невелика. Но если мы хотим выжить, нам придется использовать этот невеликий шанс. Решиться действовать.

В противном случае нас ждут либо реинкарнация фашистской диктатуры ( а она только по виду вроде как похожа на либеральную, только вот маршировать заставляет в противоположную сторону), либо, что более вероятно – Кущевка forever.

Сергей Шаров-Делоне.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

 

 

Статья прочитана 93 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Сергей Шаров-Делоне. ЛИБЕРАЛЬНАЯ ТРАНЗИТНАЯ ДИКТАТУРА."

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь