Игорь Яковенко. Надо прожить дольше Путина

yakovenkoВ той вероятностной картине мира, которая существует в моей голове, вероятность варианта, что срок жизни путинского режима совпадет со сроком жизни самого Путина, не только не равна нулю, но и существенно выше многих других. Версией реформы режима самим Путиным можно пренебречь, как совершенно фантастической.

Туда же, на полку ненаучной фантастики стоит отправить гипотезу, что Путин в 2018 году или в другое время, когда ему взбредет в голову назначить выборы президента, передаст власть какому-то местоблюстителю. С учетом как минимум двух веревочек, Боинга и Алеппо, которые виться будут недолго, и непременно приведут к Гааге, Путину есть прямой резон выпускать власть и ядерный чемоданчик только вместе с жизнью.

Варианты революции, распада страны в силу экономических причин и внешнего давления, а также заговор окружения и смену в ходе выборов, полагаю также крайне маловероятными.

Все катастрофические антиутопии о распаде страны на части, каждая из которых контролируется группой бандитов а-ля «ЛДНР» вполне вероятны, но отличный от нуля шанс на такие антиутопические варианты возникает только после ухода от власти Путина, который, скорее всего, совпадет с его уходом из жизни.

Этот текст будет опубликован 7.10.2016, когда Путину исполнится 64 года. Вероятность того, что он сохранит физическую дееспособность, то есть способность самостоятельно передвигаться и издавать членораздельные звуки в телевизор, еще в течение 10 лет – довольно велика. Глупости, вроде конституционных ограничений надо забыть, и даже не обсуждать, каким именно способом Путин их обойдет. Это не интересно. Глава Конституционного суда Валерий Зорькин уже растолковал россиянам, что Россия не является правовым государством.

Все это означает, что вероятность провести под путинским режимом еще лет 10 довольно велика. Это порождает две группы вопросов. Под действием каких импульсов и в какую сторону будет мутировать режим. А также что весь этот срок делать тем, кто с этим режимом ощущает принципиальную несовместимость.

Внутренняя и внешняя эмиграции – это индивидуальный выбор, который нет смысла обсуждать в публичном пространстве. Так же неинтересно обсуждать выбор тех, кто решит для себя целесообразным провести этот период внутри режима, встраиваясь в его вертикаль.

Очевидный вызов – заметное падение уровня жизни в связи с сокращением расходной части бюджета, от которой зависит в той или иной мере большинство жителей страны. Главный вопрос, связанный с этим вызовом – до какой границы российская популяция готова терпеть ухудшение своего положения.

Другой, не менее очевидный вызов – дальнейшая деградация тонкого слоя лиц, принимающих решения в центре и регионах. Этот процесс деградации идет довольно стремительно и заметен невооруженным глазом. Речь, конечно, не о депутатском корпусе. Поскольку те клоуны, которые после 18.09.2016 получили депутатские мандаты, властью не являются и решений не принимают. Хотя, если вертикаль качнется, могут начать претендовать на кусок реальной власти.

Опасный вызов исходит от таких неадекватных людей, как чудак с нооскопом подмышкой, оказавшийся вдруг в кресле второго по объему реальных полномочий человека в стране.

Скудоумная православная сталинистка на посту министра науки и образования, это тоже проблема принятия неадекватных решений, которые негативно и очень быстро могут сказаться на жизни миллионов людей: учащихся и преподавателей.

Появление в креслах губернаторов целого ряда одноклеточных телохранителей или таких пещерных персонажей, как например губернатор Самарской области Николай Меркушкин, было бы делом сравнительно безопасным в тучные годы, а в условиях жесточайшего кризиса, когда отсутствует спасительная амортизация изобильных резервов, дурак в губернаторском кресле может даже очень смирное население довести до опасной черты.

Отсутствие нормальной отечественной эмпирической социологии делает любой анализ делом ненадежным. Поэтому даже отдельные исследования, проведенные в России авторитетными зарубежными социологическими центрами, есть смысл рассматривать как полезное подспорье. Недавно Московское бюро Фонда имени Фридриха Науманна презентовало исследование: «Восприятие свободы жителями России». Опрос проведен среди 1653 взрослых россиян по репрезентативной выборке.

Можно попробовать посмотреть на вероятные шаги власти в ответ на внешние вызовы сквозь призму этого исследования. Итак, первое. Свыше 70% граждан не нуждается в свободе слова. Только 24,5% сказали, что СМИ должны быть свободны, 27,2% – что СМИ должны всегда контролироваться государством, а 45,1% считает, что государство может брать СМИ под контроль в особых случаях. Так что вероятность дальнейшего удушения свободы слова близка к 100%. Этот процесс поедания СМИ, а также отдельных журналистов и блогеров государство и дальше может продолжать, совершенно не опасаясь своим чавканьем смутить популяцию. Умрет ли РБК в результате фантастического в своей абсурдности иска Сечина в 3,1 миллиарда, превратятся ли в овощ «Ведомости», напуганные той же Роснефтью, выдавят ли из страны вслед за Сотником еще и Пасько или Носика – популяция не вздрогнет.

Второе. Популяция одобряет, когда силовики и спецслужбы нарушают ее права. Две трети считают, что государство должно собирать персональные данные граждан. Больше половины, 53,6% убеждены, что спецслужбы могут в чрезвычайной ситуации нарушать закон. То есть повышение репрессивного характера режима большинство населения воспримет с чувством глубокого удовлетворения.

Третье. Мечтой большинства является Госплан и Госснаб. За государственное планирование и распределение выступают около 60% опрошенных. И только 27% – за свободный рынок. Полное единодушие в вопросе государственного контроля за ценами – 95,9% за то, чтобы такой контроль был. Так что удушение малого и среднего бизнеса будет проходить под бурные аплодисменты популяции.

В вопросах морали и свободы совести население, судя по опросу, настроено значительно мракобеснее, чем власть. 70,3% выступает за полный запрет гомосексуализма, в то время как власть запретила лишь пропаганду среди несовершеннолетних. Около 60% убеждены, что политика страны должна согласовываться с РПЦ. Власть же, несмотря на кажущееся слияние с церковью, на самом деле к решению серьезных вопросов попов не подпускает и в этом смысле статья 14 Конституции худо-бедно соблюдается. Популяция как видим, готова эту статью ликвидировать.

Из всего вышеизложенного, на мой взгляд, следует несколько выводов. Первое. Шансы на то, что народ под воздействием кризиса сметет путинский режим и установит демократию в результате освободительной революции, не близки к нулю, а этому нулю равняются.

Второе. Политикам, желающим, несмотря ни на что увидеть перемены в этой стране, надо работать с тем меньшинством, которое готово слушать. Просто работать надо в разы больше, чем раньше, или уступить свое место тем, кто готов работать в разы больше.

И, наконец, третье и главное. Это не спринт и даже не средняя дистанция. Это марафон. Поэтому надо запастись терпением и не впадать в ужас от того, что написали уже три воззвания и пять статей, а Путин все еще не ушел. Не впадать в панику от того, что приняли участие в выборах и проиграли. Банальная фраза, что в России надо жить долго, в нынешних условиях приобретает новое и весьма конкретное наполнение. Сейчас нам всем надо прожить дольше Путина. Лично я такую цель перед собой ставлю.

Игорь Яковенко.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Loading...

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 153 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Игорь Яковенко. Надо прожить дольше Путина"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь