Игорь Яковенко. Наступление идолов

yakovenkoВ Крыму собирают деньги на памятник Путину. Местный депутат Сергей Шувайников назвал какую-то совершенно смешную цену вопроса – 10 миллионов. Причем, не евро, а рублей. Нет никаких сомнений, что, если будет команда, соберут за день 10 миллиардов. И не рублей.

Новый истукан будет поставлен в Симферополе до президентских выборов в 2018 году. Это, естественно, инициатива снизу, от местных патриотов. Вот строки из их коллективного письма, идущие прямиком из их коллективного сердца: «Мы, ветераны русского движения, хотели бы, чтобы при нашей жизни в Крыму был установлен памятник нашему самому уважаемому соотечественнику – президенту России Владимиру Путину, который совершил исторический подвиг, вернул Крым в Россию и надежно защитил наше настоящее и будущее, наших детей и внуков».

Истукан Путина будет сделан в виде капитана за штурвалом корабля, а на постаменте будет написано: «Крым и Севастополь возвращаются в родную гавань, к родным берегам, в порт постоянной приписки, в Россию». Это будет далеко не первое объемное изображение Владимира Путина, сооруженное на российской земле. Уже больше года где-то на Кубани стоит бюст Путина. Под Санкт-Петербургом сооружен еще один идол Путина в образе римского императора. Ждет своего часа Зураб Церетели. У него готов путинский истукан в кимоно. Как только будет можно, эта статуя пойдет на Москву, а размер ее будет такой, что солнце в столице больше не появится никогда, а земная ось сместится и Америку, наконец, смоет.

Идолы наступают. Два истукана царю-Ироду: в Орле и в Александрове. Депутат-гееборец Милонов требует увековечить память Моторолы. Число убитых Моторолой меньше числа убиенных и замученных Грозным, поэтому ему – максимум бюст и улицу. Количество крови, которую уже пролил Путин вполне сопоставимо с тем, что на совести последнего Рюриковича. Но у того список жертв закрыт, а у Путина есть шанс потягаться с еще более масштабными людоедами, чьими истуканами Россия (и не только она) была покрыта как больной тифом вшами.

Чем больше преступлений, чем они кошмарнее, тем больше памятников ставят в России злодеям и тем они монументальнее. Ленин и Сталин – эти два человека в числе мировых лидеров по общему числу воздвигнутых им идолов, а уж по общему числу загубленных душ тут  им равных в истории точно нет.

В середине нулевых в России было около 1800 памятников Ленину и свыше 20 тысяч бюстов. Почти во всех областных, краевых и республиканских центрах над городской средой доминирует идол Ленина, который стоит на главной площади. Размер имеет значение. Волгоградский Ленин ростом в 57 метров весит 9 тысяч тонн. В Бурятии на центральной площади у дома правительства стоит отрезанная голова вождя мирового пролетариата высотой 7,7 метров и весом 42 тонны. Буряты привыкли, но на свежего человека это зрелище производит неизгладимое впечатление.

Все это истуканство началось вскоре после октябрьского переворота. Ленин придумал план «монументальной пропаганды», который был воплощен сначала на бумаге, в декрете СНК от 30.06.18 «О памятниках». Там было предусмотрено стереть с лица земли то, что не отражает «идеи и чувства революционных трудящихся России». И дан список тех, кто эти «идеи и чувства отражает». Таких сначала было 66 штук. Потом добавляли.

Список из 6 частей и 66 фамилий полностью воспроизвести в небольшой колонке невозможно, поэтому – отдельные имена.

Больше всего нуждались в истуканах «революционные и общественные деятели» – 31 человек. Среди них: Спартак, Брут, Маркс с Энгельсом, от Французской революции трое: Марат-Робеспьер-Дантон, Степан Разин, от декабристов Пестель с Рылеевым, от народовольцев-цареубийц Желябов с Перовской. То есть, только те, кто либо сам убивал, либо подстрекал к убийствам, либо вел людей на смерть. Остальные памяти не достойны.

Писателей надо увековечивать в полтора раза меньше – 20 штук. Толстой с Достоевским, Лермонтов с Пушкиным, Гоголь, Белинский с Добролюбовым и Писаревым. Ни Чехова, ни Тургенева, не говоря уже о Лескове.

Совсем пусто с памятью на ученых и философов. Их наскребли всего троих: Сковорода, Ломоносов и Менделеев. У авторов концепции были явные проблемы с логикой: революционеров собрали со всего мира, а писателей, ученых и философов надо помнить только своих.

То же самое с художниками: в списке из 7 художников нет ни Сурикова, ни Репина. Композиторов трое: Мусоргский, Скрябин и Шопен. Чайковскому, а также Моцарту и Баху с Бетховеном статуи не положены. Из артистов революционным трудящимся надо помнить только Комиссаржевскую и Мочалова.

Но все эти планы кое-как реализовывались до января 1924 года. В день похорон Ленина 27.01.1924 2-й Съезд Советов принял постановление о памятниках вождю. Их ставили и при жизни. Счет шел на десятки. После смерти пошел на тысячи. Лысые и в кепке, с рукой вдаль и с рукой в кармане, стоячие и сидячие – они заполонили все площади и вокзалы, были во всех концертных залах и производственных помещениях. Очень скоро идолы стали появляться парами. Сталиниана начала догонять лениниану, а в чем-то и обгонять, поскольку тот умер, а этот живой и за своими идолами строго присматривает, следит за их размножением, поголовьем и привесом.

В цеху скульпторов появилась элита – те, кому заказывали Ленина-Сталина. Их было немного и все они были обласканы, осыпаны наградами сверх меры. Сначала это был С.Д.Меркуров, потом Н.В.Томский и, конечно, Е.В.Вучетич.

Потом случился сталинопад, затем местами ленинопад. Многие идолы отчаянно сопротивлялись, и не хотели уходить. Истукан Сталина в Будапеште пришлось резать и сваливать по частям. В конечном итоге на постаменте остались сталинские сапоги, которые довольно долго стояли сами по себе, защищая завоеванный плацдарм…

Памятники, также как и топонимия страны, это не просто технологии формирования выборочной исторической памяти. Это еще и этический компас. Если над городом высится идол Грозного, который не когда-то, а вот прямо сейчас поставлен, то как объяснить, почему ему убивать и насиловать можно, а жителям города не рекомендуется. Если будет реализовано предложение депутата Милонова и именем Моторолы что-нибудь назовут, то я заранее объявляю о намерении провести исследование, целью которого станет определение уровня социальной гигиены жителей той местности, которой выпадет такая удача. Показателями станут не столько результаты опроса, сколько цены на жилье на этой улице и динамика обмена этого жилья до и после переименования. «Индекс Моторолы» – так будет называться критерий, с помощью которого можно измерять уровень «морального обоняния» граждан.

Что же касается статуи Путина в Симферополе, то ее вполне вероятно успеют поставить до того, как Крым и Симферополь вернутся в состав Украины. Важно не это, а то, сколько она простоит. Как и все остальные скульптурные и топонимические приобретения путинского периода. Я бы очень посоветовал заранее делать все эти истуканы съемно-разборными. Во-первых, потому, что модульные конструкции проще монтировать. А во-вторых, и в главных, настроения «революционных масс трудящихся» изменчивы. Сегодня им срочно нужно, чтобы статуя стояла, завтра они пойдут ее сносить. Будут цеплять тросами, волочить бульдозерами, истукан упадет, голова отвалится… Ну, и зачем вам это?

Игорь Яковенко.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Loading...

Метки текущей записи:

 

 

Статья прочитана 67 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Игорь Яковенко. Наступление идолов"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь