Андрей Пионтковский. Китайская шкатулка и жизнь Путина

Удастся ли Кремлю завербовать Трампа, от чего зависит жизнь диктатора и что может изменить мир в первые месяцы символичного 2017 года. Публицист Андрей Андреевич Пионтковский поговорил с Каспаров.Ru о главных событиях последней недели и ключевых политических баталиях первых месяцев нового года.

— Путин 29 декабря заявил, что присутствие военных сил России в Сирии будет сокращено. Кроме того, он сообщил, что войска Асада и вооруженная оппозиция подписали договор о прекращения огня. Якобы к нему присоединилось около 65 тысяч представителей умеренной оппозиции. Что это может означать на практике?

— Начнем с того, что в этих заявлениях бросаются в глаза три очень странных обстоятельства. Во-первых, в августе мы уже выводили войска из Сирии в связи с полным выполнением задач, и все знают, что было потом. Теперь этот фокус повторяется во второй раз. Но еще более удивительна другая вещь: когда безжалостно уничтожался Алеппо, наши пропагандисты и не только они, но и первые лица государства, объясняли, что в Сирии нет никаких умеренных оппозиционеров, это выдумка американцев, пытающихся спасти свою агентуру. Официальная версия была такова: есть только террористы, и мы их уничтожаем. Теперь эти же люди убежденно рассказывают нам о 65 тысячах умеренных оппозиционеров с танками и артиллерией.

То есть легенду изменили полностью за один день. И в тот же день было принято решение подписать какое-то соглашение с людьми, которых еще вчера не существовало.

И, наконец, перемирие пока не длится ни дня, они еще только должны когда-то встретиться в Астане, но наши вожди уже принимают решение о срочном сокращении войск.

Из всего этого следует, что перед нами какая-то запутанная пиар-кампания, рассчитанная на внутреннюю аудиторию. И, конечно, власти смертельно боятся любой ассоциации с Афганистаном. Поэтому неслучайно, что они второй раз за несколько месяцев заявляют о выводе наших войск.

Но давайте встанем на позицию патриотических телепузиков-участников передач Соловьева-Киселева и зададим очевидный вопрос: "Как можно выводить войска, не смыв позора сдачи Пальмиры террористам ИГИЛа?" Сдали ее ведь не только войска Асада, но и наши советники, которых, как выяснилось, было около 200 человек. В результате террористам достались громадные арсеналы оружия и, что подозрительнее всего, ракетно-зенитные комплексы, которыми они ранее не обладали.

После телешоу трех вождей возникает много вопросов. Тем не менее, уже сейчас можно предположить, что это попытка сыграть вместе с Эрдоганом в некую показательную антиамериканскую игру. Мол, пиндосы ничего не смогли, а вот мы с президентом Турции, который еще недавно был мерзавцем, всадившим нам нож в спину, остановили гражданскую войну в Сирии. Справедливости ради надо заметить, Обама с Керри действительно вели себя позорно в сирийском конфликте и стали фактическими соучастниками военных преступлений проасадовской коалиции.

— Вы уже упомянули об амбициях Турции. Пару дней назад ряд западных СМИ сообщил о планах России, Турции и Ирана по переделу Сирии на неофициальные зоны влияния. Если такие идеи действительно есть, чем чревата их реализация?

— Это геополитические хотелки Турции, России и Ирана. И я в существование этого плана верю, потому что он действительно отражает реальные запросы трех режимов. Туркам нужно, чтобы курдские отряды ни в коем случае не вышли на их границы и не смогли оказать поддержку Рабочей партии Курдистана, сражающейся с турецким правительством. Поэтому им необходима буферная зона, отделяющая Турцию от курдов. Что нужно Ирану? Сохранять то, что он заполучил уже сейчас: шиитскую дугу, позволяющую через Сирию выйти на Хезболлу в Ливане. Кремлю нужна программа минимум – сохранить контроль над территорией алавитского анклава в Латакии и получить международную лицензию на его защиту.

Примерно так они собираются разделить зоны влияния, не спросив, правда, ни у курдов, ни у возникшей из небытия в докладе Шойгу 65-тысячной армии сирийских повстанцев, ни у новой администрации Трампа. При всем своем благоволении Путину и даже Асаду новая американская администрация, особенно после недавней демонстрации солидарности с Израилем, будет категорически не согласна с одной из составляющих этого плана — иранской.

— Некоторые СМИ сообщили: Россия, Иран и Турция договорились, что Асад со временем будет заменен на менее "противоречивого кандидата". Это блеф?

— Асад — глава алавитского клана. Это их внутренний выбор. Алавиты в любом случае будут сражаться за сохранение своего анклава. У них нет другого выхода: они понимают, что с ними сделают после того, как их власти четыре года осуществляли геноцид суннитского населения. Завтра они могут поставить кого-то другого, некоего Асада-штрих, Москве же важно стратегически закрепиться в Латакии, а не поддержать конкретного человека.

Причина в том, что Латакия — это единственное место не только в Сирии, но и вообще на Ближнем Востоке, куда ее могут пустить. Но это возможно только пока там правят Асад или его преемники.

Путину очень важно казаться большим игроком на политической арене, а для этого нужно присутствовать на Ближнем Востоке. В Афганистане мы тоже меняли первых лиц, участвовали в подобных заговорах: помогли Кармалю сменить Амина, а потом Наджибулле — Кармаля. Нечто подобное не исключено, но стратегического расклада не меняет.

— Если Россия, Турция и Иран будут действовать вместе, Турция явно не потерпит поддержки сирийских курдов со стороны Москвы. Россия в очередной раз откажется от тех, кто еще недавно считался союзником?

— Не первый раз нам предавать и менять союзников. Помните, как мы, по существу, выдали Турции Оджалана? Путин же сказал в свое время, что слыхом не слыхивал про туркоманов, которых мы бомбили. Позиция Кремля такова: когда на Ближнем Востоке решаются геополитические задачи великой России, судьба каких-то туркоманов, курдов или евреев не имеет никакого значения.

— Вернемся к наиболее крупным игрокам. Вы отметили, что позиция Ирана неприемлема для США.

Абсолютно. В свете сложившегося на антиобамовской почве бурного романа Трампа и Нетаньяху, Израиль будет активно добиваться от Трампа признания нашего союзника Хезболлы террористической организацией, коей она и является, и выдавливания Ирана из Сирии.

Министр обороны Израиля Либерман недавно заявил, что в Сирии ничего не изменится, пока не будет изгнан Асад и пока не будут изгнаны иранцы. По деликатности он эту фразу не продолжил, но там явно напрашивалась запятая, после которой можно было бы добавить и Путина.

Для Трампа возникает большая проблема: как совместить его привязанность к Путину с явным антииранским подходом, как его лично, так и его команды, в частности, Маттиса и Флинна.

— В Кремле, вероятно, тоже понимают, что совместить несовместимое Трампу будет непросто.

— Мне кажется, в Москве об этом уже задумались. В России внешняя и внутренняя политика всегда были тесно переплетены, но никогда еще настолько сильно как сегодня. И в той и в другой сфере многое зависит от результата спецоперации Кремля, которую я бы назвал "вербовка Трампа".

Во внешней политике — параметры гибридной капитуляции, которые всю прошедшую осень обсуждали в Вашингтоне команды "независимых" кремлевских экспертов. Они, кстати, вели переговоры на эту тему с командой Клинтон, поскольку, несмотря на все искренние усилия нагадить ей, общий прогноз в Кремле все же был в ее пользу. Предложение было примерно такое: "Из Донбасса мы потихоньку уползаем, но Крым наш". Однако неожиданная победа Трампа внесла коррективы, ведь он неоднократно повторял и повторяет одну и ту же мантру: "Путин борется с ИГИЛом, а это самая страшная опасность для нас, поэтому нужно отбросить мелкие разногласия вроде Украины и Балтии, и объединиться в совместной борьбе с исламскими радикалами".

Эта любимая заморочка Трампа дает Москве надежду обратить гибридную капитуляцию в своего рода гибридную победу, и представить все происходящее, по крайней мере, российским телезрителям, как некий вариант Ялты-2 – раздела мира с сохранением за Москвой зоны привилегированных интересов как минимум на постсоветском пространстве.

Внешнеполитический аспект проблемы тесно связан и с внутренней политикой. В авторитарном государстве внутренняя политика — это не манипуляционные процедуры парламентских или президентских выборов, а процессы внутри узкой группы в 50-60 человек. Называйте их как угодно: бригада, политбюро, кооператив "Озеро". Так или иначе, власть диктатора сохраняется только до тех пор, пока эта группа воспринимают его как эффективного менеджера-пахана. И внешнеполитические поражения такому восприятию не способствуют, а то, что произошло в Украине, где провалились концепции "русского мира" и "Новороссии" – это фундаментальное поражение. Чтобы отвлечь от него внимание, кремлевские ввязались в сирийскую авантюру, которая, в свою очередь, принесла им клеймо военных преступников и угрозу нового Афганистана, от которой вожди заговаривают сами себя непрерывными объявлениями о выводе войск. И самое страшное, что они ввязались в тысячелетнюю религиозную войну на стороне шиитского меньшинства, а после того, что наши ВКС совершили в Алеппо, нам обеспечена ненависть 1,5 миллиардов суннитов. Так называемые "обратки" уже пошли одна за другой.

По мере того, как верхушка начнет это осмыслять, положение диктатора будет становиться все более шатким.

Если же удастся "завербовать" Трампа и, как результат, снять санкции и наладить "рабочие отношения" со Штатами, жизнь диктатора (и политическая и физическая) будет продолжена.

Причина очень проста – его функция в бригаде – гарантировать эти "рабочие отношения": поток инвестиций и технологий в Россию, а личных средств кремлевской верхушки — на Запад, сохранность и безопасность их активов, благодаря которым нескольких поколений потомков членов "бригады" смогут вести более чем комфортную жизнь на том же Западе.

Если диктатор справляется с этими функциями, он остается на своем месте, если нет – напрашивается ребрендинг режима. Поэтому все российские внешнеполитические и внутриполитические узловые коллизии связаны с тем, насколько успешной будет вербовка Трампа. Пока она базировалась на внушенном Трампу нашими агентами влияния тезисе о необходимости совместной с Путиным борьбы с ИГИЛом. Трамп искренне поверил в эту хрень.

Однако выдержит ли эта вера столкновение с реальностью? Думаю, избранный президент США никогда особенно не интересовался внешнеполитическими вопросами, но сейчас в процессе перехода власти с ним работают эксперты Пентагона, разведывательных структур, и он узнает массу интересного. Того, о чем Трамп, как Путин о туркоманах, "слыхом не слыхивал". О торговле Асада с ИГИЛом нефтью, о том, что Кремль ее курировал через Илюмжинова, об отправке с Северного Кавказа в Сирию сотен боевиков с российскими паспортами. Трампа ознакомят со статистикой ударов, нанесенных российскими ВКС, и станет ясно, с кем они реально боролись.

Прояснят обстоятельства сдачи Пальмиры с горой оружия, напомнят о том, что мы регулярно снабжаем современным оружием и Хезболлу. Всплывет вся иранская составляющая сирийского конфликта.

Иран, кстати, основной бенефициар того, что произошло с нашей помощью в Сирии. Даже в большей степени, чем Асад.

В этом смысле очень показательные кадры продемонстрировали мировые телеканалы после взятия Алеппо: на них по руинам разрушенного Путиным города шагал один очень известный человек – генерал Касем Сулеймани – руководитель спецназа "Корпуса Стражей Исламской революции". Матерый террорист, который, кстати, летал в 2015 году в Москву и втянул Путина в сирийскую авантюру. Он шел по Алеппо как на Параде Победы. В Меджлисе Ирана было заявлено, что взятие Алеппо величайший успех Исламской революции.

После того как Трамп ознакомится со всем этим, образ Путина как борца с ИГИЛом в его глазах несколько потускнеет.

— Означает ли это, что Кремль попытается соблазнить Трампа чем-то другим?

— Совместить союз с Путиным в Сирии и борьбу с Ираном в Сирии будет невозможно. Это понимают и в Москве, поэтому кремлевская агентура в Вашингтоне уже получила новую методичку. Я бы назвал эту операцию "китайская шкатулка".

Теперь те же люди, которые впаривали Трампу мем о борьбе с ИГИЛом, пытаются убедить его в новой концепции. Я имею в виду прежде всего Генри Киссинджера. Он давно (со времен "группы мудрецов" Киссинджера-Примакова) вместе со своим подручным Томом Грэмом состоит на кормлении Кремля. Кроме того, речь идет о Дмитрии Саймсе, в советском девичестве легендированном диссиденте Дмитрии Симисе, который был заброшен в США в 1973 году и сейчас считается выдающимся политологом и специалистом по России. Симис так и назвал одну из своих недавних статей "Меморандум срочной важности для Трампа: как наладить отношения с Россией".

Теперь они пытаются продать Путина не как соратника в борьбе с ИГИЛом, но как совершенно необходимого союзника в противостоянии с Китаем.

Киссинджер и Симис нащупали еще одну близкую сердцу Трампа струну. Концепция большой двойки, совместного правления миром США и Китая, которая выстраивалась при Обаме, новому президенту не близка. Об этом говорят многие факты: он провел беседу с президентом Тайваня, заявил о желании противостоять экспансии Китая в Южно-Китайском море, постоянно обвиняет КНР в недобросовестных средствах торговли, в том числе, искусственном понижении курса юаня, и хакерском воровстве технологий.

Киссинджер играет очень важную роль в этой пропагандистской схеме. Напомню, он заработал себе славу великого стратега, готовя знаменитый визит Никсона в Китай в 1972 году. Киссинджер исходил из довольно здравого для той ситуации соображения, что в Большом треугольнике (СССР, США, Китай) наиболее сильному игроку, Штатам, выгоднее объединить свои усилия с наиболее слабым, Китаем. Это позволяло эффективно противостоять второму по силе государству – Советскому Союзу. Схема сработала довольно удачно и во многом определила ход холодной войны. США ее выиграли, а Китай усилил свое влияние.

Сейчас Киссинджер лукаво предлагает Трампу повторить ту же комбинацию, но с учетом того, что Китай и Россия в этом треугольнике поменялись местами. Он вновь предлагает объединение с более слабым участником этого треугольника.

Он рекомендует признать за Россией доминирование на постсоветском пространстве и пойти на ряд других уступок, в частности,в Сирии, удовлетворив запросы Кремля.

В ответ США, по теории Киссинджера, получат мощного союзника в борьбе с наиболее опасным и агрессивным противником США — Китаем.

И Киссинджер, и Саймс, и другие агенты Кремля, уже просто не знают, под каким соусом продать Путина Трампу. Миф о борьбе с ИГИЛом, похоже, не выдержит столкновения с реальностью, которое произойдет в ближайшие недели. Преимущество идеи о совместной борьбе с Китаем в том, что тут от Москвы не потребуются никакие немедленные действия. На посвященной этой сделке встрече Путину достаточно будет произносить общие фразы и надувать щеки.

Но на какие-либо конкретные действия против Китая Путин пойти не сможет никогда. Чем Китай был хорош для США в 70-е годы? У него были острейшие противоречия с СССР, в том числе, идеологические. Доходило и до военных, вспомним, столкновение на острове Даманском в 1969 году. Но сегодняшняя Россия – это всего лишь сырьевой придаток Китая, его младшенький партнер, даже не "младший брат", а "старшая сестра", как презрительно называют теперь нашу страну китайцы. Мы повязаны сотней кабальных договоров по эксплуатации ресурсов Сибири и Дальнего Востока. Кстати, ключевую роль в энергетических контрактах играет все тот же вездесущий Сечин.

Правящая верхушка России лично повязана с Пекином финансовыми откатами, испытывает глубокую, годами культивировавшуюся ненависть к США – все это просто не позволит России сделать такой поворот.

Так что, легенда о Путине – союзнике в борьбе с Китаем – еще большее фуфло, чем миф о совместной борьбе с ИГИЛом. Однако продать Трампу ту или иную версию "нужности" Путина просто необходимо. Иначе Кремлю придется пойти на куда более серьезную "гибридную капитуляцию", условия которой будет определять Запад, а сам Путин просто перестанет устраивать правящую верхушку.

— Кажется, у Кремля есть еще одна надежда – на победу консервативных сил на выборах в Европе. Многие правые политики относятся к Путину весьма тепло. Насколько реальна их победа и может ли она существенно изменить расклад сил на мировой политической арене?

— Во Франции, скорее всего, так и будет. Там выборы будут проходить между господином Фийоном, горячим идейным сторонником Путина, и госпожой Ле Пен, которая находится у него на содержании. Выбор небольшой. Для победы подобных сил в Германии надо очень постараться, но выборы там для Путина куда важнее. У Меркель большие шансы победить, и чтобы это изменить, нужно устроить серьезные провокации. Проблема беженцев, теракты – все это, конечно, будет ее ослаблять.

Но при всем моем уважении к госпоже Меркель, единственному европейскому лидеру, который хоть как-то сопротивляется гибридной агрессии Путина и поддерживает Украину, даже выборы в Германии все-таки второстепенны по сравнению со схваткой в Вашингтоне.

Так что первые месяцы 2017 года будут очень интересными. Кстати, год символический для российского сознания. Думаю, уже в первые месяцы станет ясно, как пройдет операция "китайская шкатулка". Не стоит забывать, что вербовке Трампа противостоят и весьма влиятельные силы в Соединенных штатах, причем не только демократы, но и наиболее видные республиканцы, люди, которые традиционно занимались вопросами безопасности и внешней политики – сенаторы Маккейн, Рубио, Грэхэм, Коркер, спикер Палаты представителей Райан. Все они вполне определенно относятся к роману Трампа с Путиным. Маккейн, кстати, в эти дни посещает страны Балтии, и еще раз заверяет их, что Америка останется верна своим обязанностям по статье пятой устава НАТО о коллективной обороне этих стран. Определяющим событием для операции "китайская шкатулка" станут слушания в Сенате по кандидатуре верного Рекса, я имею в виду Рекса Тиллерсона. Субъекта, на котором печати негде ставить: здесь и награждение путинским Орденом Дружбы, и, как недавно вскрылось, совместный с Роснефтью оффшорчик на Багамских островах, где он как крупный финансовый специалист отмывает деньги Путина и Сечина.

— То есть часть американской элиты готовится дать Путину бой. Насколько чувствительными в этом смысле могут оказаться новые санкции, о которых Обама объявил вчера? В Кремле, наверняка, тоже готовились к ним.

— Важной пробой сил стала реакция на санкции, объявленные Обамой в ответ на российские хакерские атаки.

Серьезный удар, болезненный и унизительный для Путина может быть только один. Об этом уже много лет заявляли все российские оппозиционеры, включая Немцова, Каспарова, Навального. Об этом не раз говорил и ваш покорный слуга: самым сильным ударом по Путину будет детальное обнародование информации о его финансовой империи (явки, адреса, счета, имена виолончелистов). Американцы, включая руководителя финансовой разведки и вице-президента США, несколько раз подчеркивали, что вся эта информация у них имеется.

После публичного представления этой информации официальными структурами Соединенных штатов, а не журналистами- расследователями, Путин станет нерукопожатным для подавляющего большинства мировых руководителей.

А кроме того, сказав А, американцы вынуждены будут сказать и Б: заморозить вышеозначенные активы и открыть уголовные дела в соответствие с американским законодательством по противодействию отмыванию капиталов, добытых криминальным путем. А все капиталы Президента РФ, аккумулированные им за долгие годы пребывания на своем высоком посту, по оценкам экспертов, это более 200 миллиардов долларов, по определению, добыты преступным путем. Так что такая мера была бы очень полезной.

Обама на нее не пошел (пока ?), ограничившись закрытием любимой поколениями советско-российских дипломатов и разведчиков дачки на Заливе. Лидеры республиканцев немедленно одобрили санкции с оговорками (слишком мало и почему так поздно) и обещали усилить их в конгрессе. И это уже не хромые утки и не политические трупы, как охарактеризовали уходящую администрацию в Москве. Твита Трампушки ждали в Кремле томительно долго. Целых два часа, что было на него совсем не похоже. В итоге в Кремле, вероятно, были им весьма разочарованы. Впервые Трамп не бросился на защиту Влада, чьи идеи так верны, а пробормотал нечто невнятное, мол, на следующей неделе встречусь с руководством спецслужб и разберусь. Правда, на следующий день он снова восхитился редким умом Влада, купившись на дешевку с приглашением американских детей на елку. А какой-то м***к-профессор на CNN, а не на RT умилялся религиозности русских, по христиански отвечающих добром на злые проказы уходящего Обамки. Ну как же не ***** таких полезных буржуазных идиотов.

— Как далеко Трампу дадут зайти в его потакании Путину, если он продолжит покупаться на кремлевскую саморекламу?

Киссинджер, Симис и их московские кураторы не оставят, конечно, а только усилят свои старания положить Путина в постель Трампу под любым соусом (как союзника в борьбе хоть с ИГИЛом, хоть с китайцами, хоть с марсианами). Но Трампу придется считаться с Конгрессом. В любом случае "слить" Украину в "зону влияния России" Трампу не удастся. Украина не объект, а субъект мировой политики, сражающийся с агрессором за свою независимость.

Слить Трамп может только самого себя с потрохами в тот самый кремлевский золотой унитаз, в котором давно уже болтаются киссинджеры, симисы, грэмы, рожанские.

Андрей Пионтковскийhttp://www1.kasparov.org/material.php?id=58679EADE4C2D

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

 

 

Статья прочитана 228 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Андрей Пионтковский. Китайская шкатулка и жизнь Путина"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь