Юрий Нестеренко. Запретите запрещать

Как я уже говорил, самое ненавидимое мною слово в английском языке - а на самом деле, не только в нем - это слово «безопасность». Как нет таких мерзостей - включая убийства! - которые частные лица не совершали бы во имя любви, так нет и таких мерзостей, которые государства не совершали бы во имя безопасности. Включая убийства же, но уже массовые. Уж кому, как ни выходцам из России, что советской, что нынешней - а на самом деле, не только оттуда - это знать! Большинство самых страшных злодеяний в истории совершено организациями, в названиях которых присутствуют слова «государственная/национальная безопасность». Именно эти организации оказались для своих граждан (а часто и не только для них) самой главной опасностью - гораздо худшей, чем те действительные или мнимые угрозы, которыми  официально оправдывается их существование и деятельность. Тут, кстати, та же лицемерная подмена понятий, что и с военными: у всех стран - одни только «министерства обороны», прямо непонятно, кто же в таком случае совершает нападения?

Конечно, было бы большой ошибкой утверждать, что службы безопасности любых стран, включая самые демократические, представляют собой одинаковую «кровавую гебню», или что их деятельность всегда не нужна и вредна. Существуют и реальные террористы, и внешние враги и агрессоры, бороться с которыми должны профессионалы. Проблема, однако, в том, какими средствами ведется эта борьба и с какой легкостью эти средства подменяют цель.

Напомню некоторые базовые истины. Что такое свобода? Свобода - это возможность. Чем больше ваши возможности, тем большей свободой вы обладаете. Что такое прогресс? Прогресс, как технический, так и социальный - это, по сути, расширение пространства возможностей. То есть прогресс цивилизации, ее естественный вектор развития - это увеличение количества свободы. Если угодно, это и есть добро. Соответственно, ограничения и запреты, уменьшающие общее количество свободы, есть деятельность, направленная против прогресса и естественного хода цивилизации - и, таким образом, зло. Которое неминуемо порождает эскалацию насилия, поскольку противостоять естественному развитию можно только насильственным путем.

При этом да, возможности возможностям рознь, и некоторые из них могут быть использованы как раз для того, чтобы уменьшать возможности других. Поэтому выше я сказал именно об общем количестве свободы, а не о том, что не должно быть вообще никаких ограничений. Запрет на работорговлю, к примеру, ограничивает свободу тех, кто хотел бы заняться этим «бизнесом», но повышает свободу общества в целом.

В этом и состоит критерий, отличающий «правильную» безопасность от «неправильной». Прогресс, открывая новые возможности, вместе с ними порождает и новые опасности. Но бороться с последними надо так, чтобы общее количество свободы при этом росло (может быть, не так круто, как в идеальном мире, где этих опасностей бы не было, но - росло), а не уменьшалось. И в этом и заключается ключевое отличие демократии от фашизма, который в ответ на вызовы, порождаемые прогрессом, стремится отменить сам прогресс, апеллируя вместо него к «великому прошлому» и «традиционным ценностям». Во всем прочем фашизм, особенно на ранней стадии, может рядиться в демократические одежды - сохранять выборы, многопартийную систему, негосударственную прессу и общественные организации (со временем, правда, все это все более приобретает приставку «псевдо»). И очень легко утешать себя словами «ну мы-то не Россия, у нас такое невозможно!» (как, между прочим, утешали себя при Ельцине и российские либералы, глядя, соответственно, на лукашенковскую Беларусь, Среднюю Азию и Северную Корею - а теперь там уже и северокорейский вариант не кажется невозможной перспективой). Однако, какие бы славные Революции Достоинства и Войны за Независимость ни имелись в вашем прошлом, если государство ограничивает вашу свободу - т.е. уменьшает ваши возможности - под предлогом безопасности, ваша страна стоит на пороге фашизма. Если эти запреты вместо резкого общественного отпора встречают бурное народное одобрение - она уже шагнула за этот порог.

И никакие былые либеральные заслуги одобряющих запреты не должны вас обманывать. На наших глазах этот путь прошли уже многие. Сейчас уже трудно поверить, но практически все самые густопсовые шакалы путинской пропаганды - Д. Киселев,  В. Соловьев,  М. Леонтьев и т.п. - начинали в 1990-е, как записные либералы.

При этом не все сторонники фашистского подхода - властолюбивые негодяи, продажные циники или садисты. Среди них могут быть и вполне искренние патриоты своей страны. Просто у них такое представление о том, как надо решать ее проблемы. К примеру, как защитить ребенка от угроз, с которыми он может столкнуться на улице? Либерал скажет - прежде всего, как можно лучше проинформировать его о них. Научить, как вести себя в критических ситуациях. Снабдить защитными технологиями - от телефона, позволяющего быстро вызвать помощь, до электрошокера. А фашист скажет, что все это не дает полной гарантии (в чем будет прав!) и есть лишь один верный способ - не выпускать ребенка из дома. Посадить на цепь. Для его же блага.

Правильный подход к проблемам безопасности должен основываться на двух фундаментальных принципах. Во-первых - максимально информировать человека об опасности, но ничего ему не навязывать и не запрещать. Он сам вправе решать, какой степени риска готов подвергнуться. Исключение - только в том случае, когда от действий одного человека зависит безопасность других. Но и в этом случае действует второй принцип: если возможность порождает угрозу, бороться надо с угрозой, а не с возможностью. Если, к примеру, в соцсетях ведут вражескую пропаганду - бороться надо с пропагандой, а не с соцсетями. (Как бороться? Правдой! Причем научиться подавать ее так, чтобы она была популярнее лжи. Чтобы клипы с развенчанием российского вранья превращались в вирусное видео (что, учитывая нижеплинтусный уровень русских недогеббельсов, вообще-то несложно). Украинским властям стоило бы поучиться у того же Навального, который, при всем моем неоднозначном к нему отношении, скучную для людей, далеких от экономики и финансов, тему коррупции регулярно превращает в хиты. Отличных украинских клипов, кстати, тоже немало, да только все они созданы энтузиастами, а не государством, которое умеет только одно - запрещать!) Если террористы научились встраивать бомбы в ноутбуки (что очень сомнительно, но допустим) - надо совершенствовать технологии контроля, а не запрещать пассажирам брать ноутбуки с собой (что для меня, например, будет означать отказ от услуг авиакомпаний, и полагаю, далеко не для меня одного - т.е. «безопасность» отбросит нас в XIX век!).

Примечательно, кстати, что если о вас собирают информацию - свои спецслужбы или даже вражеские - то это вряд ли приятно, но вашу свободу, если вы законопослушный гражданин, не ограничивает. А вот если вам запрещают куда-то ходить, «чтобы там о вас не собрали информацию» - еще как.

Да - бывают ситуации, когда запреты все-таки необходимы. Но лишь как самая последняя мера. Как ампутация. Которая применяется лишь тогда, когда единственной альтернативой является смерть, а не в качестве средства профилактики. Да, конечно - отрезанные ноги пациент уж точно не сломает. Но я уж лучше буду жить с ногами и опасностью переломов, какие бы чудесные костыли мне ни предлагало взамен государство. Всякий запрет, по сути, и есть ампутация, только не части тела, а возможности. И поэтому любителям запрещать, в каких бы странах и под какими бы флагами они это ни делали, у меня одно пожелание - ампутируйте лучше себе голову. Тем паче что по назначению вы ее все равно не используете.

Юрий Нестеренко.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 77 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Юрий Нестеренко. Запретите запрещать"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь