Олег Аваргин. Эх, мужики…

Случай, который я хочу описать, очень характеризующий.

Мне всегда было отвратно поведение людей стыдливо отворачивающихся от избиений на улице, либо, чему полно теперь доказательств, не реагирующих на совершенно незаконные задержания тех же демонстрантов… Возможно я не прав, но мне кажется, это «национальная черта»… Но, повторюсь, может и не прав и речь идёт о тщательно «вбитых» рефлексах.

Лет около двадцати назад я имел счастье перемещать своё тело по маршруту «Пурпе-Тюмень». Перемещался я поездом, в компании двух хороших знакомых, к слову, общаемся до сих пор, ибо на «гены» грех обижаться. Ехали мы в плацкартном вагоне битком набитом вахтовиками возвращавшихся «на землю»… Описывать северян особо не буду, лишь уточню, что «дистрофики» там не выживают.

Дорога от Пурпе занимала сутки, в общем, пришлось проспать ночь. В нашем купе расположились мама с дочерью лет 19-и и два моих товарища, я занял «боковую» полку, переоделся в «дорожную пижаму», и, испив вечернего кофе, увалился спать. Просыпаюсь утром и обнаруживаю, что мои любимые семейные тапочки исчезли. Тщательно просмотрев окрестности под полками, я провел беглый опрос своих попутчиков - и один из них вынес предположение, что возможно мои тапочки ушли вместе с соседом.

В соседнем купе ехали пара русских вахтовиков, девушка весьма весёлого нрава и дядька южной национальности весь в наколках и в позолоченных зубах, вот именно за ним и «убежали» мои любимые тапки. Ну, убежали и убежали, я влез в зимние ботинки и побрел занимать очередь к «белому другу» в конец вагона. И вот, бредя в тяжелых раздумьях и мыслях, я вижу, как на встречу мне движутся мои тапки… Я поднял глаза выше, над ними улыбалось лицо гражданина южной национальности.

В общем, я слегка охренел от такой наглости. Останавливаю гражданина и совершенно располагающим голосом ему говорю:

- Уважаемый, раз вам понравились мои тапки, вы можете их оставить себе, ибо я их после ваших босых ног, не знамо, чем пораженных, принять не могу. Вы, в свою очередь, можете компенсировать мне потерю любимой обуви, передав наличными деньгами… ну, скажем 15000 рублей.

К слову. 15000 рублей, по тем временам были соотносимы примерно с теперешними двадцатью-тридцатью долларами… Сумма небольшая, но какого чёрта?

Новый хозяин тапочек слегка обалдел, как он потом рассказывал, от моей «наглости». А надо отметить, что он был на полголовы меня длиннее, да и в плечах раза в полтора шире, он двинул меня в сторону, прошипев:

- Ээээ… прдЁшь, пАгАвАрим..

О блин… Мне за мою утраченную собственность еще и разговаривать придется. «Разговоров» я не боялся, по наивности и молодой глупости полагая, что мои товарищи «как один» да и вагон полон крепкими русскими мужиками, а я прошу явно не чужое, так, что «правда на моей стороне».

В общем, я на таком «позитиве» возвращаюсь на своё место. Сажусь. Над моей головой громадной тенью возникает тень «униженного самолюбия» и пальцы в наколках начинают отсчитывать мне на стол бумажки…

- Пятнадцать ты сказал? Держи.

- Спасибо дорогой, носи, как я носил, и люби их, как я любил!

В общем, я еще по дурости пытался каламбурить. Дядька прошел на своё место и до меня долетел диалог между ним и весёлой спутницей, который внёс в мою спокойную душу огромный кусок дерьма и заставил похолодеть в животе

- Ну и чЁ… ты этому придурку деньги отдал?

- Он за них кровью умоется… шакал.

Ё-моё… Бежать из вагона было некуда, а разборка с горячем джигитом как-то не радовала. Но развязка была впереди.

В какой-то момент новый владелец моей поношенной обуви исчез, и минут через несколько в проходе показалась толпа сильно возбужденных граждан, по лицам и диалекту которых угадывалось, что они, скорее всего, земляки моего тапочконосца. Толпа (вернее, толпучка, так как их было пять человек, но мне с моей комплекцией и одного бы хватило) подкатили ко мне. Дядька, по виду и возрасту, явно «старший» мне без предисловий сказал:

- Пошли, выйдем….

Вагон примолк… Ну… то есть абсолютно. Замолчали здоровые русские парни, которые три минуты тому взат хвалились своими «боевыми подвигами». Замолчали и мои товарищи, отвернув моськи к окнам, и делая вид, что я не с ними. Я, собрав в душе все свои дипломатические способности, поднялся с места, и мы вышли в тамбур.

В тамбуре начался гвалт… Т.е. буквально. Обиженный мной новый тапочкин хозяин громко винил меня во всех смертных грехах, сыпя проклятия на мою голову. Народ входил в раж и над моей головой нависли пять пар рук в наколках и….

Свершилось чудо.

В тамбур буквально ворвалась та самая тётенька, что ехала со мной в «купе»… Она заговорила негромко, но вполне решительно:

- Так, быстро рассосались. Это мой зять, дочка побежала за ОМОНом, вопросы есть?

Чуваков смыло - и мы остались одни… Естественно, я от души поблагодарил тётку, а та лишь тяжко вздохнула:

- А ведь полный вагон народа… Эх мужики…

В общем, история закончилась тем, что ко мне подошел их «старший». Уже без криков и адреналина мы тихо-тихо поболтали за столиком, и он ушел. В Тобольске, на мой столик поставили ящик с пивом, и тапочкин хозяин извинялся аж до Тюмени…

Пиво пил я со своими «товарищами»… Ну… заслужили.

Олег Аваргин.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 53 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Олег Аваргин. Эх, мужики…"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь