Антон Носик. При этой власти сидеть в тюрьме — не грех, а доблесть

Вот очень лениво мне опять спорить с Варламовым про Навального и наличие/отсутствие стратегии, выразившееся во второй подряд отсидке за митинг 12 мая на Тверской.

Но я, по возможности коротко, просто обозначу некоторые важные тезисы, которые мой друг Илья упустил из виду.

Во-первых, у Навального есть некая принципиальная позиция по теме наших конституционных прав на свободу слова и собраний. Менять её просто из-за того, что на носу президентские выборы, было бы довольно странно. И «сидеть тише воды, ниже травы» эти 9 месяцев ради какой-то там эффективности президентской кампании — тоже нонсенс. Даже если б Навальный не был задержан 12 июня в подъезде дома и не поехал на месяц в ИВС, казаки продолжили бы громить штабы, арендодатели — расторгать договоры, бандосы — плескать в глаза кислотой с зелёнкой, ФСБ — перекусывать кабель в студии Фонда борьбы с коррупцией. Никакой комфортной президентской кампании Навальный, оставаясь собой, не может купить себе примерным поведением. И мне, как его стороннику, совершенно не интересны были бы такие сделки.

Во-вторых, об эффективности действий Навального следует судить не по тому, где он ночует, а по ключевым параметрам деятельности его кампании и проектов на настоящий момент. А там есть о чём поговорить. В 52 городах открыты предвыборные штабы, 529.584 человека оставили подписи за выдвижение кандидата, канал Навальный.Live продолжает бесперебойное вещание, несмотря на все чекистские кусачки и отказ арендодателей. Деньги собираются. Обещание представить незаконно задержанных в ЕСПЧ выполняется с беспрецедентным для российской правозащиты размахом: по итогам 26 марта в работе у РосЕвроСуда находятся 711 исков о незаконных задержаниях, а по итогам 12 июня — 282иска в тот же суд. Все эти иски будут выиграны, и я сейчас объясню, почему.

Позиция Навального в этих исках абсолютно выигрышная: совершенно не случайно во вторник ЕСПЧ коммуницировал его жалобу на задержание 26 марта в ускоренном порядке. Не нужно теперь три года ждать назначения сроков слушания, крайний срок подачи объяснений ответчиком — конец нынешнего лета. Потому что все эти дела по задержаниям шиты белыми нитками: лжесвидетельствующие менты, которым за ложь в суде власть дарит квартиры, переписанные по три раза протоколы, судьи, отказывающиеся смотреть видеозаписи, зато диктующие гособвинителю «правильную» формулу обвинения, чтоб засудить наверняка… Всё это топорное административное производство задокументировано, снято на видео, записано в аудио, подкреплено судебными документами. Вопрос о нарушении права обвиняемых на защиту — он очень простой и понятный. Навальный лупит в эту точку совершенно виртуозно, и делает это эффективней всех российских юристов, когда-либо обращавшихся с исками в ЕСПЧ. Резник, Падва и Ко — просто дети в сравнении. Причём и меня, и всех задержанных на митингах Алексей Навальный, как и обещал, представляет в Страсбурге бесплатно. Если это — низкая эффективность, то покажите мне, пожалуйста, высокую.

И третье, самое главное. Для лидера, который мирно, без оружия, бросил вызов тоталитарной власти, сидеть за решёткой совершенно нормально и естественно. Махатма Ганди сидел, Нельсон Мандела сидел, Вацлав Гавел сидел, Лех Валенса был год интернирован в ИВС после объявления «Солидарности» вне закона. Председатель израильского Кнессета Юлий Эдельштейн, который сегодня прибывает в Москву с государственным визитом, тоже сидел в советском концлагере — с 1977 года он боролся за право евреев на выезд в Израиль и изучение иврита. В результате отсидел три года в лагерях Сибири и Бурятии, получил там множественные травмы и стал последним из освобождённых в СССР отказников (его выпустили на свободу в 1987 году, в День Независимости Израиля). Но абсолютно всего, за что он боролся, Юлий Эдельштейн добился, даже не дожидаясь конца советской власти. С 1987 года, когда он вышел на свободу, в СССР перестали сажать за изучение и преподавание иврита, с 1988 года начался свободный выезд в Израиль, в 1991 году уезжающих перестали лишать советского гражданства, а Москва и Тель-Авив восстановили разорванные после Шестидневной войны дипотношения. Недавно Путин с Биби отмечал 25-летие этой даты прямо на сцене Большого театра — не припомню другой страны, с которой бы в Москве так праздновался юбилей обмена послами…

К слову, политическая карьера Юлия Эдельштейна началась в партии ИбАл, которую собрал к выборам 1996 года Натан (Анатолий Борисович) Щаранский. Так вот, Щаранский от Верховного суда СССР получил приговор в 13 лет заключения за свою правозащитную деятельность — он был соратником академика Сахарова. Три года во Владимирской и Чистопольской тюрьме, потом лагеря строгого режима, из них 400дней в ШИЗО. А после — обмен на берлинском мосту Глинике, медаль Свободы от президента США, 10лет в правительстве Израиля, 8 лет на посту председателя Еврейского Агентства и, конечно же, полная отмена Россией неправосудного приговора за «измену Родине». Книгу воспоминаний о своей отсидке Натан Щаранский назвал цитатой из 22 псалма: «Не убоюсь зла».

Тюрьма не мешает побеждать, когда твоё дело правое. А когда политик, отправляясь за решётку, смеётся в лицо своим тюремщикам, и демонстрирует, что эффективность ФБК и кампании не снизилась из-за посадки Навального, Волкова, Рубанова, да хоть весь офис посади, как после 26 марта — то это очень важный урок и пример для сторонников, нынешних и потенциальных. Братья Навальные отнимают у власти самое главное и заветное её оружие — страх обывателя перед репрессиями. Не убоюсь зла, и точка. В ситуации, когда власть так бесстыдно фабрикует уголовные и административные дела, Навальный не может и не должен так лавировать между каплями, чтобы любой ценой оставаться на свободе. А вот демонстрировать, что ни тюрьма, ни кислота в глаза, ни отказ арендодателей, ни перерезанный кабель ему нипочём — это очень правильная стратегия, никакого отношения не имеющая к самовыпиливанию из политического процесса.

Только, пожалуйста, не надо мне тут в комментариях писать, что Варламов — мурзилка, работает на Кремль и прочие дежурные набросы. Они никакого отношения не имеют ни к реальности, ни к предмету нашего обсуждения. Илья Варламов — настолько же успешный мой коллега, блоггер, репортёр и журналист, насколько Алексей Навальный — успешный политик. Варламов, может быть, первый и единственный в России построил бизнес вокруг своего блога по уму — так, как это принято делать в Америке: с редакцией, с коммерческой службой, с технологическим процессом, позволяющим генерить любые фиды и стримы из тех мест, где сейчас происходят главные события дня. Илья Варламов первым и, по сути, единственным сделал в России то, что делали до него крутейшие американские блоггеры, превратившие это занятие в полноценный бизнес с оборотами и капитализацией. Если людям, желающим заниматься в России общественной деятельностью, стоит учиться у Навального и вдохновляться его примером, то людям, которые хотят в России сделать блоггинг профессией, учиться нужно у Варламова Ильи Александровича.

Я тут не пытаюсь умалить заслуги другого моего друга Тёмы Лебедева, который додумался до того же самого лет на 5 раньше, и тоже отлично зарабатывает на своём блоге. Но Тёма был главным дизайнерским брендом в русском Интернете и в те годы, когда не вёл никакого блога в ЖЖ, с такими клиентами, как Яндекс, Рамблер, МТС, БиЛайн, Nokia, Газпром, Альфабанк. А Варламов вырос в ЖЖ практически с нуля, из никому не известного фотографа. И этот его пример очень актуален для многих тысяч начинающих блоггеров. Учитесь.

Тут дальше в первой редакции поста следовало три экрана про то, какой Варламов хороший, но я их потёр, потому что обещал же, что коротенечко будет, и уже не справился. Просто поймите, что и у Варламова, и у Лебедева, и у Навального, и у Гавла-Манделы-Валенсы-Ганди, и у Эдельштейна со Щаранским, учиться нужно тому, в чём они преуспели. А искать повода набросить про них какую-нибудь гадость — путь жалкого лузера, мечтающего всё великое на свете редуцировать до собственного ничтожества, как очень точно замечал про это А.С. Пушкин.

Закончу цитатой из Махатмы Ганди, который успел «самовыпилиться» посредством тюрьмы и в Индии, и в Южной Африке.

Сначала они тебя не замечают, потом смеются над тобой, затем борются с тобой. А потом ты побеждаешь.

Алексей Навальный — побеждает. Даже не потом, а прямо сейчас. Да, он платит за это ту цену, которую Илья Варламов платить не готов: цену личной свободы и здоровья. Учитесь у Варламова делать бизнес и оставаться на свободе. Учитесь у Навального, как не бояться. Не бояться, и делать как надо. Если мы когда-нибудь победим эту подлую систему клептократии, то мы победим её только вместе: Навальный, Варламов, Лебедев, Гудков и Кац. При всех разногласиях, которые совершенно нормальны в цивилизованном обществе.

Антон Носик.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

,
 

 

Статья прочитана 80 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Антон Носик. При этой власти сидеть в тюрьме — не грех, а доблесть"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь