Игорь Яковенко. КАК СУДЬЯ КРИВОРУЧКО ОСУДИЛ КОНСТИТУЦИЮ ЗА ЭКСТРЕМИЗМ

В четверг, 10.08.17 фигурант «списка Магницкого» судья Тверского суда Криворучко приговорил журналиста РБК Александра Соколова к 3,5 годам заключения в колонии общего режима за экстремистскую деятельность, которая выражалась в попытках организовать референдум.

Алексей Вячеславович Криворучко – человек заслуженный. Именно он продлял арест смертельно больного Сергея Магницкого. Именно он отказывался приобщить к делу материалы защиты о неоказании Магницкому медицинской помощи, о пыточных условиях его содержания. Именно ему неоднократно поручали вести дела оппозиционеров и он всегда давал им наказания, близкие к максимальным: что нацболам, что Навальному с Яшиным.

Журналиста Александра Соколова обвинили и осудили за то, что он участвовал в инициативной группе, которая называлась: «За ответственную власть». Их идея: по итогам деятельности президента и депутатов надо проводить референдум, в бюллетене которого будут три графы: «наградить», «осудить», «оставить без последствий». То есть, по истечению срока, избиратель должен оценить: улучшилась его жизнь или ухудшилась. Улучшилась – президент и члены парламента осыпаются высшими почестями. Ухудшилась – садятся в тюрьму на срок, равный сроку полномочий. Не изменилась – остаются при своих.

Идею данного референдума называют наивной. На мой взгляд, она просто дурацкая, поскольку граждане должны решать политическую судьбу политиков, а вопрос их уголовной ответственности должен решать суд, а не референдум. Но если сажать за глупые идеи, то за решеткой окажутся все без единого исключения парламентарии, все обитатели российского телевизора, также существенная часть избирателей и телезрителей.

Формально журналиста Соколова судили за «разжигание ненависти и вражды к социальной группе «высшие должностные лица Российской Федерации». В действительности суд и реальный приговор журналисту Соколову совпал с публикацией нескольких его резонансных расследований, в частности по злоупотреблениям и потерям госбюджета при строительстве космодрома «Восточный». Счетная палата впоследствии подтвердила выводы журналиста Соколова: была названа сумма хищений, близкая к той, что назвал Соколов – 93 млрд руб. В это же время Александр Соколов защитил кандидатскую диссертацию «Влияние рентоориентированного поведения на инвестиции госкорпораций», в которой обобщен эмпирический материал его расследований о коррупции в госкорпорациях Ростех, Роснано, Росатом и Олимпстрой. Представитель прокуратуры предупреждал Соколова, что руководство Ростеха весьма недовольно содержанием его диссертации и что эта защита для новоиспеченного кандидата наук может иметь последствия, далекие от научных.

«Дело журналиста Соколова» имеет несколько измерений. Первое, и самое очевидное, это очередное проявление патологии российской власти. Поскольку журналиста Соколова судили прямо и непосредственно за попытку реализовать 3-ю статью Конституции РФ, в которой говорится о народе как источнике власти и о референдуме, как способе эту власть осуществить. Про то, каким должно быть содержание референдума, в Конституции ни слова. Для этого есть процедуры. Судить за попытку реализовать конституционное право – преступление.

Второе измерение – расследовательская и научная деятельность Соколова, которая задевала интересы многочисленных «сильных мира сего». Гипотеза, что Соколова судили не за попытку организовать референдум, а за разоблачение высокопоставленных воров, имеет два подтверждения. Первое. Высокопоставленные воры имеют основания испытывать сильную неприязнь к Соколову, поскольку по итогам его расследований были проведены проверки, данные подтвердились и некоторые из них, попав на глаза Путину, вызвали его реакцию. То есть, высокопоставленным ворам расследования Соколова вышли боком. Второе. Журналист Соколов получил реальный срок, а главный организатор, вдохновитель и автор идеи данного референдума, Юрий Мухин отделался условным сроком.

С фигурой Юрия Мухина связано третье измерения «дела журналиста Соколова». Дело в том, что Юрий Игнатьевич Мухин – оголтелый сталинист, антисемит и мракобес. Нет ни одной гадости и глупости, из тех, что сегодня живут в самых кромешных уголках сознания наиболее реакционной части россиян, которую бы он не высказал публично. Польских офицеров в Катыни убили немцы, а Польша была главным организатором 2-й мировой. Башни – близнецы взорвало ЦРУ, а на Луне американских астронавтов никогда не было. Лысенко – гений и во всем прав, а Эйнштейн – шарлатан и все выдумал. Ну, и с Холокостом все не так просто, по большей части евреи сами все придумали. Одним словом, нахождение в одной компании с таким персонажем – это вполне определенный маркер. И у журналиста Соколова этот маркер есть. Он – левый. Не сталинист, не антисемит, не мракобес – просто левак. И уж точно – не либерал. При этом точно – против Путина и его воровской банды. Отсюда реакция на его приговор и с той и с другой стороны.

В декабре 2015 года журналист РБК Михаил Дубин обратился к Путину по время «прямой линии» с  просьбой разобраться в судьбе Соколова. Путин сказал что если парня судят за расследованию по космодрому «Восточный», то он его поддержит. Потом Путину, видимо, объяснили, что Соколов, помимо расследования по «Восточному», затевал референдум, по итогам которого могут посадить самого Путина, после чего ни о каком президентском заступничестве речи не могло быть. Для власти Соколов чужой. Намного более чужой, чем сталинист, антисемит и мракобес Мухин. Мухин – враг, поскольку умышляет против Путина. Но он – социально близкий враг. Поэтому ему – условно, а Соколову – реальный срок.

Для либеральной общественности Соколов чужой, потому что – левак. Он – не член либеральной тусовки. Поэтому протест против его осуждения есть, но он совершенно не сопоставим с той бурей, которая была поднята в связи, например, с избиением Кашина. Или с зеленкой в глаза Навального. Кстати, Навальный как раз один из немногих политиков повел себя весьма достойно, выступил в суде в качестве свидетеля защиты Соколова и публично заявил о своей поддержке журналиста.

Когда Сергей Удальцов вышел на свободу и сразу заявил о своей поддержке аннексии Крыма, я написал по этому случаю статью, в которой попытался разделить факт неправедного и возмутительного осуждения Удальцова и его крымнашистскую позицию. В комментариях к статье было немало реплик, мол, правильно его осудили и зря выпустили. Раз крымнашист, пусть сидит.

Немецкий пастор Мартин Нимёллер, выйдя из Дахау, написал стихотворение, обессмертившее его имя. Его все наверняка знают наизусть. Тем не менее, оно настолько актуально, что процитирую:

Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.
Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.
Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.
Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать

Игорь Яковенко.

Поддержать автора:

4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)

6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

, ,
 

 

Статья прочитана 37 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Игорь Яковенко. КАК СУДЬЯ КРИВОРУЧКО ОСУДИЛ КОНСТИТУЦИЮ ЗА ЭКСТРЕМИЗМ"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь