Евгений Ихлов. Хроногражданская война

Эти размышления могут показаться одним чушью, обидно задевающей их сложившиеся представления, другим – банальностью, а третьим – ненужной заумью.

Но всё-таки я решил систематизировать свои многократные размышления по этим вопросам, избрав для предлога 5-ю годовщину финального кризиса в ходе Революции Достоинства (Третий Майдан[1]).

Дело в том, что я считаю начавшийся тогда российско-украинский[2] конфликт гражданской войной, но не простой, а идущей между историческими традициями Руси, иначе говоря – Хроногражданской войной.

Для входа в тему, рассмотрим события Второй мировой войны.

Я стараюсь избегать выражения Великая Отечественная война, и – подобно многим другим – заменяю его выражением «Советско-германская война 1941-45» (можно – Вторая Германская).

Потому что внутри войны СССР (и МНР) с Великогерманским рейхом и его союзниками была антибольшевистская, антисталинская, антиимперская война, в которой на стороне Гитлера были миллионы бывших сталинских подданных – и не только в рядах РОА, национальных батальонов и полиции, но и значительное число безоружных «добровольных помощников» (Hilfswilliger – «хиви») в боевых порядках вермахта.

Однако в отличие от части «белой эмиграции», поддержавшей нацистов, и части казачьих соединений, эти формирования не довоёвывали за Белых Гражданскую войну 1917-22 годов, а были результатом раскола среди бывших победителей, в т.ч. раскола в советской военной и интеллектуальной элите.

Условно говоря, это была «реинкарнация» Тамбовского и Кронштадтского восстаний.

В этом нет ничего исключительного. Во Франции и в Италии в 1944-45 годах также шли свои внутренние гражданские войны (и в Сербии – в столкновениях между антигитлеровскими партизанами – коммунистами-титовцами и монархистами-четниками).

Во Франции вообще довоёвывали битву левых республиканцев с буланжистами и антидрейфусарами в 80-90-х годах XIX века, это также была «отложенная» гражданская война правых против Народного фронта 1934-37[3] годов.

В Италии – битву коммунистов с муссолианцами 1922 года.

Но куда сложнее ситуация российско-украинской войны.

Прежде всего, сразу обозначу, что начиная с мая 2014 года вооружённый конфликт идёт не за общее будущее <украинской> нации (как это происходит при гражданских войнах), а за присоединение востока Украины к России (возможно, через промежуточный этап временного существования нескольких «независимых» псевдогосударств).

При этом в марте 2014 «Русская весна» была откровенной «вандеей» – выступление за возвращение к власти свергнутого Януковича и пророссийских сил, а с начала апреля – очень недолгое время – как антиолигархическое движение, т.е. в качестве леворадикального крыла Майдана.

Однако нашествие казаков, российских волонтёров из числа левых националистов-имперцев, а также отрядов прокси стремительно превратило это в русско-сепаратистское движение, на поддержку которого была уже направлена российская армия («Северный ветер»).

Для меня так же очевидно, что российско-украинская война – типичный цивилизационный конфликт, который я понимаю как борьбу за «лимитроф» – промежуточную межцивилизационную зону, которую в Москве принято называть «Русский мир».

Некий аналог сражений Македонии с Персией за Ионию (западное побережье нынешней Турции) и Византии с Сасанидским Ираном за Южный Кавказ, Месопотамию и Сирию.

Украина тяготеет к «материнской» Европейской цивилизации, культурно-самостоятельная Россия – «дочка» этой цивилизации.

И началась битва между двумя цивилизационными моделями за территорию бывшей УССР. Саакашвили назвал это Первой Геополитической войной. Но это от того, что слово «геополитика» на слуху куда больше, чем «цивилизация».

Хотя в Москве – и Путин, и Патриархия – очень честно говорят применительно к событиям в Украине именно в контексте цивилизационного конфликта.

И за прошедшие пять лет ещё отчётливей стала цивилизационная граница, проходящая по Украине – в «ядерновой»[4] Украине никогда не потерпели бы такого произвола, беззаконий и безнаказанных издевательств, какие терпят жители Полуострова и Лугандонии.

Но давайте пойдём ещё дальше в историю…

До того, как в конце XV века выкристаллизовалась[5] Московская локальная цивилизация (субэкумена), ставшая воплощением «православного султанизма» (обычно применяют понятие Ю.С. Пивоварова и А.И. Фурсова «Русская система»), была общая культура Руси. Эта культура формировалась одновременным воздействием Византийской цивилизации (по Г.С. Померанцу «Византийский цивилизационный узел») на совокупность скандинавских и литовских культурных воздействий на славян и финно-угров.

И потом произошло историческое разделение Руси на Западную и Восточную. Литовское и польское влияние европеизировали Западную Русь. Закапсулированное Ордой доминирующие культурное византийское влияние, а также ордынские «социальные практики», помогшие гипертрофии византийского деспотического и мистического наследия, сформировали Восточную Русь.

Однако принцип инь-ян никто не отменял, и внутри восточно-руськой, московской традиции сохранился западно-руський культурный запас. И это не только псковско-велико-новгородская традиция самоуправления и «полисной демократии», но и возродившаяся при Василии IV Шуйском, Владиславе I Вазе и первых Романовых роль крупной аристократии.

Так получилось, что независимая Украина сегодня стала воплощением наследия Западной Руси, прежде всего, принципы муниципального демократизма и непонимание сакрализации власти и имперско-замкнутого характера церкви…

Поэтому сейчас мы видим противостояние двух культурных традиций, окончательно расколовшихся в XIV веке, когда исторически почти одновременно Литва громит Орду в урочище Синие Воды и включает в свои пределы южную половину Западной Руси (северная половина – Земля Новгородская остаётся в улусе Джучи), а Московский князь Дмитрий возвращается под власть хана-царя, выторговав себе высокую степень автономии и фактический статус ордынского сатрапа над переданными ему в «траст» Восточной Русью и Новгородией, которые он и его наследники консолидирую как Московию.

Так и получилось, что российско-украинское противостояние – это сражение двух альтернативных линий истории Руси, борьба «московского настоящего» с «киевско-новгородским прошлым». От этого и мой термин – Хроногражданская война.

Осталось только напомнить, что обе попытки завоевания Московией Беларуси – в XVI и XVII веках – также были типичным цивилизационным конфликтом за «лимитроф», и носили крайне ожесточённый характер из-за сопротивления местного «литвинского» населения, а завоеватели шли по пути геноцида. Что довольно скоро было старательно табуировано в российской историографии.

__________

[1] Первым Майданом я считаю Революцию-на-граните осени 1990 года – студенческая голодовка на пл. Октябрьской революции (в честь этой революции она и стала майданом Незалежности), массовые выступления студентов и школьников в поддержку суверенитета УССР. Вторым – Оранжевую революцию ноября-декабря 2004 года.

[2] Полагаю, что вскоре СБУ и Генпрокуратура Украины досконально выявят роль российской политической и чекистской агентуры, включая такое прокси Москвы как крымский «Беркут», в решении о вооружённом подавлении Революции Достоинства и расстреле Майдана.

[3] Веду отсчёт от сопротивления выступлению «Боевых крестов» ровно 85 лет назад.

[4] Термин, введённый в отношении неоккупированной российскими войсками территории Грузии.

[5] Верные признаки этого: первый собственно русский цивилизационный спор – между осифлянами и нестяжателями, отмена главного феодального права – смены сюзерена и ликвидация зачатков городского самоуправления (абортирование Коммунальной революции).

Евгений Ихлов.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

 

 

Статья прочитана 175 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Евгений Ихлов. Хроногражданская война"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь