Дмитрий Запольский. ЧАСОВНЯ ФЕМИДЫ

Она работала в маленьком суде. Небольшой городок в составе Петербурга. Финская земля, финские сосны и камни, финский особняк позапрошлого века. Не храм Фемиды, а часовня. Я как-то назвал для себя это милейшее внешне заведение «суд-бутик». Ну сами подумайте: уголовных дел минимум, менты изредка ловят наркош, но исключительно из залетных, своих не трогают, потому как вся их ментовская молодежь сидит давно и крепко на амфетаминах, перветине и только некоторые на герыче. Ну узбеков иногда задерживают и депортируют, если владелец стройки не платит ментам, прав иногда лишают: через город проходит шоссе на Скандинавию, тут хочешь-не хочешь, а пьяные водители попадутся. Опять-таки: своих не тащат в суд, решают вопрос на месте, чаще всего не за деньги, а по знакомству. И конечно, бывают кражи, изнасилования, хулиганство. Но редко. Так что по уголовным делам был всего один судья: пожилой лысый чувак в очках по моде 70-х. Похоже, именно тогда, еще при Брежневе он впервые сел за судейский стол. И судил всегда спокойно, вдумчиво, выписывал по минимуму.

А вот по гражданским — трое. И все — женщины. Одна из трех всегда в декрете. Значит нагрузку тянули оставшиеся. А дел — невпроворот. Ведь район — курортный! Тут и у губернатора дача, и у вице-губернаторов, и у депутатов, и у банкиров. И даже у вице-премьеров по разным вопросам. Земля на вес золота, в лучшие годы за сотку давали до 50-70 тысяч долларов. В самые худшие — 10. И сейчас примерно так осталось. А земли этой, как гуталина у кота Матроскина. Самой квалифицированной судьей была Иришка Докучаева. Стервозная девица-нимфоманка с трудным детством.

Вы вообще знаете, как становятся судьями и чего это стоит? Я вам расскажу, но не коротко, тут важны ДЕТАЛИ. А их очень много.

Судьей хотят стать очень специальные люди. Они лелеют свою мечту с ранней юности. Большая часть будущих жрецов Фемиды приходят в храм своей богини в качестве алтарников. Ну или алтарниц: секретарей судебного заседания. На копеечную зарплату и поистине адскую работу: вести протоколы, сшивать бумаги, угождать начальству и ПОНИМАТЬ логику. Точнее ПРИНИМАТЬ. Вот это самое трудное. Секретарь учится не по учебнику, точнее, конечно, и по учебникам тоже, но самое главное, — как в буддистском монастыре, — прочувствовать юридические мантры, перепрошить сознание, приблизиться к просветлению. И осознать: если я достигну его, то меня рукположат в сан. Что такое закон, который дура лекс сед лекс? Это воля законодателя. У него есть дух и буква. Но кто их трактует? Можно ли, например, хотя бы на 50 процентов предсказать решение суда, если опираться только на дух и букву закона? Нет! А вот если ты знаешь судебную практику, то на 50 процентов точно можно. А если еще и умеешь анализировать ландшафт событий, то можно и на 70 процентов. Ландшафт — это ресурсы сторон. Мы в данном случае про гражданские дела, в уголовном процессе все более предсказуемо.

Есть такой анекдот: судье приснился страшный сон: он вместо формулировки «истец и ответчик» написал в проекте решения «эти два мудака». Практически всегда судья, рассматривая не совсем очевидный иск (мы не говорим о взыскании задолженности за услуги ЖКХ, хотя и такой категории дел бывают какие-то подводные камни), понимает: решение суда для истца не самоцель, а какая-то ступенька к цели, которая, зачастую, вовсе не экономическая, а психологическая. Ну вот пришла бабка в церковь и заказала молебен по рабу божьему. И что? Она действительно верит в то, что если поп пробубнит какое-то имя в каком-то контексте, то на том свете этому самому рабу будут какие-то преференции? Или она снимет свои укоры совести за то, что сама его в гроб вогнала? И что должен чувствовать поп, произнося молитву? Так это смотря какой поп! Абсолютное большинство ничего не чувствует, понимая, что он, поп, тут ну совершенно ни при делах, да и Всевышний, по сути тоже.

Вот так и судья. Напрасно вы думаете, что вынося решение, которое может быть обжаловано, судья решает чью-то судьбу или даже судьбу каких-то денег. Все давно решено за него ресурсными возможностями сторон. По сути судья чувствует только обиду за проигравшую сторону — ведь если бы адвокат был не совсем помоечный, он бы хоть попытался отбить иск, или наоборот обосновать его нормально. И в этом случае все пошло бы по другому. А сейчас я просто обязана вынести решение, которое устоит в аппеляции. Ибо не враг самому себе…

Но вернемся к тому моменту, который является стартовой точкой судейской карьеры. К Большому, так сказать судейскому Взрыву. если вы думаете, что это сдача экзаменов на Квалификационной коллегии судей, то ошибаетесь. Это даже не подача документов на вакансию судьи, нет. Начинается все со встречи с КУРАТОРОМ.

Итак, главный шаг в карьере судьи — звонок КУРАТОРА. Отработала девочка секретарем судебного заседания или помощницей судьи пять лет, исполнилось ей 25 лет — все, можно сдавать экзамен. Вообще-то, можно и не только секретарем работать, по любой юридической специальность возможно, но выше я уже писал — только в суде происходит слияние с Духом, взаимопроникновение человеческого и судейского, судьи, с которыми работает секретарь, председатель суда, другие секретари, то тесть весь «корпус» убеждаются: наш человек. Перспективная.

И идет девочка на экзамен. Кстати, сложный. Тут никому взятку не подсунешь, да и члены квалифкомиссии не заинтересованы потом разбираться с неграмотной судьей. А когда экзамен сдан, начинается инкубационный период. От месяца до года. Будущая судья ждет Звонка. И процентов 60 дожидаются. Остальные понимают, что пазл не сложился и спокойно уходят в адвокатуру, в прокуратуру, в МВД или просто юристами на нормальное место — их порекомендуют судьи, понимающие, что ну вот не повезло девчонке. Но не пропадать же человеку!

То есть никто совсем обиженным из этого процесса не уходит, если правильно себя ведет и не делает глупостей…

Кстати, почему я все про девочек, ведь есть и мужчины! Ну да. Только выходят они на стартовую позицию, как правило, не из аппарата суда, а из прокуратуры и МВД. И точно так же после сдачи экзамена становятся в режим ожидания. Без договора с куратором можно подать документы на вакансию судьи в какой-то захудалый судок, но шансов немного, а если и есть, то без КУРАТОРА ты станешь просто холуем председателя суда и навсегда застрянешь на самом низу. И очень вероятно, что либо тебя в конце концов подставят, либо ты сам плюнешь и уйдешь в никуда. Потому что без КУРАТОРА не жизнь, а мука.

Итак, кто же такой, этот загадочный КУРАТОР?

Он, скорее всего, мужчина, хотя я слышал и о женщинах. Он — подполковник, но чаще всего полковник или генерал-майор. Он — реальный начальник в системе ФСБ (не ниже уровня заместителя руководителя областного Управления или начальник отдела ЦА ФСБ). Возможно, он прокурор области или города, возможно опять-таки из Генпрокуратуры, но чиновник действительно высокого ранга. С таким же успехом он может быть из Следственного комитета, ФСО, СВР или Главного управления Генштаба, то бишь ГРУ. Говорят, что даже из МЧС, Главного таможенного управления и каких-то совсем сомнительных контор типа МВД или Фельдъегерской службы и даже МИД. Но это совсем должно быть на верхнем уровне, то есть первых-вторых лиц.

Звонок этого самого К. выглядит так:

— Здравствуйте, вы Ирина Валерьевна? Меня зовут Павел Иванович (без фамилии, да и имя не всегда настоящее), МЫ хотели бы с вами встретиться, поговорить. Вы вполне можете отказаться, это вас ни к чему не обязывает. Если вам не трудно, то завтра после работы я вас буду ждать в машине на парковке около магазина (неподалеку от суда). Номер машины такой-то, это зеленая Шкода (неприметная иномарка с подменными номерами).

Далее, естественно следует встреча. Милейший полковник или генерал в штатском, естественно, скромно показывает свое удостоверение. Они едут в кафе или ресторан, скромно сидят в кабинке, которую накануне подчиненные Павла Ивановича досконально проверили на отсутствие жучков и камер. И неспешно ведут беседу.

— Вы только не подумайте, Ирина Валерьевна, что это вас к чему-то может обязать, нет!

— Да что вы, Павел Иванович, таких мыслей даже в голову не приходило!

— Ну вот и славно! Вы человек достойный, совершенно открытый, чтите закон, настроены патриотично. И МЫ решили, что вам надо стать судьей. Именно в таких людях нуждается государство! Поверьте, мы никогда не попросим у вас ничего противозаконного и даже несправедливого! Мы заинтересованы в том, чтобы наш судейский корпус пополнялся такими кристально чистыми людьми, как вы. И да, имейте в виду, что наш контракт, так сказать, всегда может быть расторгнут с вашей стороны без объяснения причин. МЫ просто хотим вам помогать. Ну информацией, консультировать в сложных случаях, подсказывать. И вы всегда сможете узнавать от нас правду. Иногда, крайне редко, МЫ будем вас тревожить, если поймем, что вы не располагаете достаточной информацией. А вы всегда обращайтесь, не стесняйтесь! (спойлер: никогда судья не скажет «остановись, мгновение, ты прекрасно!» И никогда не выйдет из этого контракта. Когда Павел Иванович уйдет из службы или жизни, на смену придет Иван Павлович из той же службы)

Ну и так далее. Естественно, будущая судья не возражает. Она понимает, что ее кандидатура еще не согласована, но ПРОВЕНТИЛИРОВАНА и с председателем суда (через его/ ее куратора),и с председателем аппеляционной инстанции, и с женой губернатора, и с кадровым управлением АП, и с первым или вторым лицом той службы, которую представляет КУРАТОР.

Я вот всегда думал: а как, интересно, они между собой-то координируют эту схему? На каком уровне состыкуются, где контачат, чтобы обсудить? В банях, на охоте, на банкетах в Кремле? В курилке на совещании в АП? Потом понял, что везде. Но если что-то по кому-то не срослось, то есть инстанция, которая этот момент фиксирует — это Управление кадров АП. И там, уже прошедшего все формальные и неформальные согласования судью, могут завернуть. Без объяснения причин. Как слишком вульгарно одетую телку на входе в пафосный ночной клуб на Арбате.

Но Иришка прошла все инстанции и стала судьей. Кстати, когда Павел Иванович подвозил ее после установочной беседы домой, она от полноты чувств отсосала у него прямо в машине, хотя он даже посопротивлялся, мол лишнее это, совсем лишнее! Но уж больно хороша была Иришка: тоненькая, как тростинка, шея длинная, глаза голубые большущие, губы пухлые, запястья изящные! И во взгляде столько преданности и благодарности!

Иришка быстро освоилась в новом качестве: коллектив все тот же, коллеги знакомые, дела понятные. Адвокаты в основном местные, стиль суда ясен (А вот представьте себе, в каждом суде — свой особый стиль. Очень зависит от куратора-контролера в аппеляционной инстанции, кстати). Не буду глубоко вдаваться в эту тему: адвокаты и так знают, судейские и прокурорские — тем более! А читателю обычному это не к чему, слишком занудно было бы мое объяснение. Скажу только самую суть: у каждого суда есть контролер в вышестоящей инстанции, тоже, естественно, судья. И все дела, вызывающие хоть какой-то вопрос (алименты, взыскания задолженности по квартплате, взыскание кредитов с неплательщиков и прочая ерунда, штампуются по шаблону и вопросов не вызывают. А вот если в процессе что-то непростое, связанное с ресурсами, тут надо советоваться с контролером. И, естественно, с председателем суда)

Что такое ресурсы сторон в судебном деле? Ну это элементарно: во-первых, финансовый ресурс, он же и административный. Может, ответчик или истец просто богатый человек и это ясно с самого начала по уровню представителя. Такой непременно создаст головняк. Во-первых, из принципа пойдет до Верховного, а потом вообще может в ЕСПЧ. И на каждом уровне возможны неприятные сюрпризы. Значит, его рресурсы надо прощупать. Во-вторых, если денег у стороны ОЧЕНЬ много, то где-то маячит и общественный ресурс: публикации в прессе, скандалы в интернете, всякое, короче, дерьмо. А в-третьих, сторона по делу может иметь и совсем нехорошие ресурсы: силовые. Нет, речь не о бандитах, хотя это тоже весьма неприятно, речь о том, что кого-то может быть выход на самые серьезные уровни той службы, в которой твой КУРАТОР. И на него самого. В этом случае не следует ждать звонка от него, его почти наверняка не будет: КУРАТОРУ непозволительно давить на судью. Это не по их понятиям. А вот присоветовать что-то можно, если судья сама обратилась с вопросом. Обычно это выглядит весьма комично. КУРАТОР берет паузу и спрашивает: а вот как вы сами, дорогая Ирина Валерьевна, думаете — как будет справедливо в данном случае решить. Судья должна угадать волю КУРАТОРА. Если не угадает, то услышит:

— МЫ не можем вас в чем-то убеждать, над вами ведь Закон! Решайте по закону и это будет лучший выход!

— Нет, Павел Иванович, вы неверно меня поняли. Я склоняюсь совершенно к другому решению!

— А вот это, на НАШ взгляд будет и законно, и справедливо! Кстати, не попить ли нам чаю в пятницу вечером?

И за чашкой чая КУРАТОР внимательно расспрашивает судью, о том какие возможные доказательства мог бы принести потенциальный победитель процесса, чтобы стать реальным. И судья намеками дает понять.

На следующем заседании одна из сторон внезапно предъявляет очень мощные доказательства. Ну например о том, что еще полгода назад это самое дело слушалось в Чукотском городском суде и по нему вынесено решение, вступившее в законную силу. И даже в интернете на сайте чукотского суда есть текст решения. Судья в совещательную, быстро достает уже напечатанное решение и медленно курит пару сигарет, чтобы не было совсем клоунады. И выходит…

Кстати, отсосать на этот раз у КУРАТОРА не получилось: Павел Иванович сразу говорит: «Вы, Ирина Валерьевна, теперь человек государев, как и я. Нам негоже путать личную симпатию со служением Отчизне!»

Судьи в России не берут взяток. Ну почти. Не верьте адвокатам, которые убеждают клиентов, что можно купить решение. Это чистое мошенничество. Судья не пачкается на мелочах, не для того ее мама-система родила! И кураторы «низовых» судей, и судьи-контролеры, и их кураторы, все как бы «кристально чистые», решениями почти не торгуют. И вот тут самое интересное: а для чего тогда вообще играть на этом поле, если денег нет. Не за три же тысячи долларов в месяц, как получает сегодня судья, хороший адвокат намного больше заработает, если будет крутиться. Ну да, квартира, статус спецсубъекта, типа можно гаишников не бояться! Нет, судьи работают за деньги, но это не взятки! Помните историю задрищенской судьи, которая купила Филиппа Киркорова на свадьбу дочери? Вот! Все дело в том, что должность судьи — клондайк и мелочиться тут просто глупо.

Расскажу я для начала вам, как Иришка купила дом на Бали. Не на свое имя, конечно, да и не сама покупала, просто ткнула в каталоге на три симпатичных виллы, скаталась туда в отпуск, ей показали все, она выбрала не самую большую виллу, но зато почти на пляже и с высоченным забором вокруг. Теперь домик оформлен на какое-то агентство недвижимости, оно на какой-то офшор, тот на другой, а следующий уже на адвоката кипрского, который даже имя Иришки не знает. Просто надежный такой адвокат, директор в 3498 фирмах и получил оплату сразу на 20 лет вперед.

Любит Иришка Бали. Приезжает туда в отпуск. Иногда с любовником, иногда с подругой. Ну не совсем платонической. И пьет ром, курит сигары и любуется на закаты. Это для нее лучшее средство против постоянной тревожности.

Домик хороший и дорогой. Пару миллионов точно стоит. Откуда у Иришки такие деньги? Очень просто. Она их заработала своим умом.

Я вам сейчас расскажу эту схему.

На берегу Финского залива в очень красивом месте когда-то был дом отдыха имени Горького. Главный корпус — четырехэтажный «дворец» в стиле сталинского ампира: колонны, роскошная лестница, фонтаны и всякое такое. Ну типичный советский санаторий. А на огромной территории площадью 150 гектаров были разбросаны деревянные домики, экспроприированные у финнов после зимней войны. Ну еще был настоящий стадион, еловые аллеи, пруды, ручей, танцплощадка с летним театром и столовая с кухней. Принадлежало все это профсоюзам, естественно. В 1991 году дом отдыха почил в бозе. Директор из бывших прапорщиков украл все, что можно было продать и отбыл на родину в Ивано-Франковск, больше никто о нем ничего не слышал, имя и фамилию он поменял. Все постройки сначала заселили бомжи, потом они потихоньку стали сгорать одна за другой, пруды заглохли, ручей превратился в канаву, а главное сдание с куполом обрушилось, территория превратилась в огромную помойку. Федерация профсоюзов как-то не очень переживала по этому поводу: имущества у нее было очень много. В конце концов городские власти предложили профсоюзникам продать эту землю за миллион долларов через какую-то схему взаимозачетов. Губернатор Владимир Яковлев решил выставить развалины на торги. И в 2002-м выставил. Конкурс провел Фонд имуществ, победитель торгов предложил 7 миллионов. И сделка состоялась. Целевое назначение было под строительство отелей и апартаментов. В принципе, тогда это было как раз рыночной «оптовой» ценой — 500 долларов за сотку. Покупатель попросил отсрочку платежа на три месяца. Естественно, что-то занес налом, город согласился.

А вот дальше началось самое интересное: внезапно в Иришкин суд пришло исковое заявление от некоего гражданина, который якобы в далеком 1991 году приобрел у директора дома отдыха участок земли. Но очень необычный — шириной 50 метров и длиной километр. И к заявлению приложена копия договора купли-продажи, план этого земельного участка и акт приема-передачи. Истец требует взыскать с ответчика — победителя городских торгов ровно 7 миллионов долларов, разумеется в рублях. Судья принимает иск, выписывает повестки сторонам и назначает заседание. В зал входят два представителя: рыжий и лысый. Лысый от истца. Иришка спрашивает ответчика: вам понятна суть иска. Рыжий кивает. У вас есть возражения или вы признаете требования? Тот кивает. Мол, признаю, Ваша честь! Вы уверены? Конечно, Ваша честь, вот заявление о признании исковых требований в полном объеме! А флешка у вас есть? Конечно, Ваша честь! Иришка топает в совещательную комнату, распечатывает решение и выдает сторонам. А что она еще может сделать?

Проходят 10 дней и стороны получают бумаги со штампиком «вступило в законную силу». Тут же в канцелярию поступает новый иск. От победителя торгов, который должен городу 7 миллионов но выплатил якобы истцу те же самые 7 миллионов. Иск к КУГИ. Типа того, что нас обманули, имущество на торгах имело обременение на стоимость самого имущества. Просим суд решить, что теперь мы городу ничего не должны. Иришка выписывает повестки и назначает заседание. Приходят те же самые представители, только теперь лысый от КУГИ (комитет по управлению городским имуществом, структура администрации губернатора)

Иришка зачитывает мантру о правах сторон и спрашивает лысого, понятна ли ему суть иска.

— Да, уважаемый суд, все понятно!

— Какие возражения?

— Никаких, уважаемый суд, признаем исковые требования в полном объеме! Мы напортачили, выставили объект на торги с обременением и признаем свою ошибку: истец нам ничего не должен.

— А текст мирового соглашения у вас имеется?

— Так точно, уважаемый суд, вот вам текст!

— И флешка с проектом решения?

— Разумеется!

Иришка удаляется в совещаловку, выносит решение. Через десять дней решение вступает в законную силу.

150 гектаров лучшей в районе территории БЕСПЛАТНО становятся собственностью какого-то ООО «Хренкин и Поц»

А вот теперь скажите, юристы, есть в действиях судьи криминал? Хоть что-то, бросающее на нее тень?

Теперь все понимают, для чего каждой судье необходим куратор?

Был в Красногвардейском районе судья Бутман, нервический мужчина за сорок. Судейская профессия его влекла с детства. После юрфака пошел секретарем судебного заседания. Терпел, как мог, подрабатывал извозом, в отпуске финскую клубнику собирал на фермах, чтобы было на что потом жить целый год. Легко сдал экзамен и договорился с куратором из ФСБ. Надел судейскую мантию, расцвел, стал умничать. А поскольку был он хлипенький мужичишка, щупленький и невысокий, то имел страшный комплекс — всегда благоволил женщинам. И однажды без совета с куратором и даже с председателем суда решил нудное долгое и сложное семейное дело (развод, порядок встречи с детьми) с участием Очень Ресурсного Чувака. Этот самый ОРЧ занимался каким-то спецстроительством, то ли бункера подземные бетонировал, то ли еще что мастерил, но влияние имел. Требовал оставить детей ему, а Бутман оставил маме. И даже контролеру из горсуда не позвонил. Ну как принято. Взял и вынес решение сам, уверенный, что все по закону и по справедливости. Председательница суда говорит ему: Бутман, ваше решение не устоит в горсуде, вы что не понимаете? А он ей — да ладно! С чего бы? Все законно, даже экспертиза была назначена и состоялась. Решение обосновано, все приобщено к делу, процессуальных нарушений никаких, разъяснения Пленума ВС учтены, устоит 100%!

А председательница суда закатывает глаза и держит паузу. Давайте, говорит, так: если не устоит, вы уходите, а если устоит — я вам это место освобожу; Бутман как стоял перед ней, так и рухнул на стул. Понял, что лоханулся! Побежал звонить КУРАТОРУ. А тот трубку не берет. И на следующий день не берет. И через неделю. Бутман к председательнице: все, говорит, понял! Неправ был. Взвалил на себя непомерную ответственность и вас подставил. Хочу выйти в отставку. Добровольно.

А сам думает, ну какая же хрень! Ну мелочь же! Супруги поругались, тянут детей в разные стороны, и что — даже такую фигню нужно согласовывать, оказывается! Ладно, пойду в отставку, прокантуюсь год-другой, а потом снова начну знаки подавать, что обратно в действующие судьи хочу! Главное, чтобы куратор нашелся!

И подписали ему отставку. Кстати, дело в аппеляции действительно не устояло: горсуд направил обратно в район для рассмотрения другим составом. Оказалось, что кто-то вырвал страницы из папки. Выговор сотруднице канцелярии! Не усмотрела, когда кто-то знакомился с делом!

Бутман в депрессию впал. Конечно, статус судьи в отставке это и жалование, и удостоверение в кармане и талон-непроверяшка на машину, и тусовка судейская. Но работать адвокатом нельзя, представлять интересы в суде нельзя, можно только преподавать и книги писать. И Бутман запил.

Однажды по пьяни поехал с дачи в город и попал на гаишный рейд. Один мент встал перед капотом, а другой стучится в окошко, мол выходите, господин хороший! А Бутман из-за стекла показывает все: и талон-непроверяшку, и удостоверение судьи. Менты достают видеокамеру, снимают. И с двух сторон машину заблокировали своими. Стоят, цветомузыку включили, орут в СГУ, чтобы открыл дверь и вышел. Тут Бутмана переклинило: не выйду, права не имеете! Я — спецсубъект, а не срань подзаборная! Стали ждать. Вызывали подмогу. Подскочили еще три наряда. Господи, позор-то какой! Пьяный в жопу судья, пять ментовских машин. И еще подъехал микроавтобус. Вышел из его ФСБ-шный спецназ, быстро расколотили стекло, нацепили на бедного Бутмана наручники незаконно, мордой в грязь положили. И слышит он, бедолага, голос своего куратора, который на звонки не отвечает: «Помнишь, как Тарас Бульба сыну говорил? Я тебя породил, типа, мне за тобой и убирать!» Берет у него из кармана удостоверение судейское и непроверяшку из бардачка: «Больше ты это не увидишь, пока!» И уезжает вместе с громилами из спецназа. Менты волокут Бутмана в свою машину и везут на освидетельствование. 3 промилле. Пишут протокол: неизвестный гражданин в состоянии алкогольного опьянения, оказал сопротивление, оторвал погон, пытался укусить офицера полиции и нанес удар головой в ягодицу. ну и всякое такое. А что? Откуда ментам знать, что это судья — никаких документов гражданин не предъявил. Может и судья, может и прокурор — мы люди законопослушные, если спецсубъект, задерживать не имеем права, а машину заблокировать обязаны. А раз бумаг нет, мало ли что он там верещит, бухой! У нас тут каждый хрен кричит: «Звезды с погон будете, мол, ведрами выносить!» А как проспится в обезьяннике, начинает хныкать, мол простите, отпустите!»

В общем, приложили пару раз Бутмана носом об стену, вызвали следователя, возбудили дело о сопротивлении при исполнении, и отправили дело в прокуратуру. Там оно благополучно заглохло. А квалификационная коллегия быстренько лишила Бутмана статуса судьи за несовместимое поведение. Теперь он простой юрист. Говорят, что весьма успешный и дорогой: статуса адвоката у него нет, а дела гражданские выигрывает легко, ибо Знает и Чувствует. Жаль, конечно, мужика, — надо же было на такой фигне лохануться! Ну кто бы мог тогда подумать! Зато все теперь знают правило: видишь ресурс, сразу советуйся! Пришел в простое заседание дорогой известный адвокат, — советуйся! Притащила сторона дорогую и сложную экспертизу, — советуйся! даже если дело дурацкое и проигрышное, но пошлина по нему заплачена большая, — все равно советуйся! Ибо это — Вертикаль и Горизонталь! Президиум верховного суда и все, что ниже, вплоть до мировых судеек, это вертикаль. А система кураторства — горизонталь. Как арматура связана в бетоне путинизма — этот институт кураторства. Страной управляют кланы-семьи-бригады. Естественно, что «семьи» далеко не обязательно действительно связаны родственными узами, хотя это все больше входит в практику. Семьи имеют в обязательном порядке силовиков. Судьи — это тоже СИЛОВИКИ. И служат они в своих судах не закону, а своим кураторам. Если же кто-то оступается, их показательно выпарывают на конюшне, чтобы другим не повадно было. А если сосут, то одаривают схемами.

Вот елы-палы, ведь каждое появление Бутмана в любом заседании — это сакрально! И Иришка, видя его в зале, как представителя, знает: по этому делу ей советоваться не надо: в приличную историю такого юриста не возьмут. То есть ресурсами тут не пахнет. И выносит она решение с легкой совестью, тайно вспоминая их давнюю поездку на Бали, Бутман ведь побывал у нее в обороте, когда был судьей. А теперь на него и посмотреть стыдно: недостойный человек оказался!

Дмитрий Запольский.

Поддержать проект:

PayPal:

Webmoney (рубли): R426908583431

Webmoney (доллары): Z153314657869

Метки текущей записи:

 

 

Статья прочитана 298 раз(a).
 

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Дмитрий Запольский. ЧАСОВНЯ ФЕМИДЫ"

Войти, чтобы написать отзыв.

Последние Твитты

Архивы

Наши партнеры

Бизнес-публикации

Читать нас

Связаться с нами

Вы можете отправить нам сообщение, воспользовавшись формой на странице Обратная связь